Логотип газеты Крестьянский Двор

Взглянуть в лицо действительности нечем

АО «Племенной завод «Мелиоратор», Марксовский район

Наконец-то. На третьем году работы Романа Ковальского в должности министра сельского хозяйства Саратовской области беремся за «буквари». Комитет по аграрным вопросам, земельным отношениям, экологии и природопользованию областной думы на заседании рабочей группы взялся рассматривать сакраментальный вопрос «О состоянии молочной отрасли в регионе». Деревенский детектив, ей богу.

Всё, что будет написано далее, сочинялось исключительно из почтения к нашим героям, без желания как-то их опечалить. Просто когда ты в течение тридцати лет переживаешь «день сурка», когда каждый новый чиновник минсельхоза начинает свой путь в профессию чуть ли не с нуля, а потом увольняется, и на его место приходит другой чиновник, и так на протяжении многих лет – все это порядком поднадоедает. Коров всё меньше, молока тоже, каждый «начинающий фермер» обречен окунаться в 19 век с неэффективным ручным трудом. И никакого светлого будущего для большинства животноводов. А всё почему?!

Коробов Александр Петрович

На этот вопрос для нашей газеты ответил доктор сельскохозяйственных наук Александр Петрович Коробов, человек большого ума и редкого чувства юмора. Так вот, он считает, что в нашей «молочной истории», как и во всех остальных, не хватает простой…оглобли. Да, да, обычной палки, чтобы огреть вдоль спины иного нерадивого и неумного специалиста.

В любом деле нужна политическая воля. Всё упирается в руководство: захочет – заставит. Найдет способ уговорить, обучить, вдохновить. Уважаемый 90-летний профессор удивляется: почему только Петр Александрович Пампуха и Владимир Викторович Гришанов производят в своих хозяйствах молоко с йодом и почему об этом никто не знает?! Столько детей страдает от заболеваний щитовидной железы, а мы до сих пор не превратили молоко с йодом в бренд. Добавлю, про сок из сорго пишем, губернатору Бусаргину показываем, а уникальное молоко отправляется на переработку как обычное сырье, пусть и высокого качества. А всего-то нужны молокоматы или мелкая фасовка для детского питания. И реклама.

Председатель аграрного комитета думы Иван Анатольевич Бабошкин, сам того не подозревая, пригласил на заседание рабочей группы известного «валюнтариста», бывшего главу нескольких районов области Николая Ефремовича Бабанского. Оказавшись лет двадцать пять назад в Петровске, тот придумал крайне эффективный способ выполнения годового плана по мясу. Бабанский ездил по домам руководителей хозяйств и забрасывал во двор каждому по два-три поросенка, благо тогда еще в районе был знаменитый племзавод «Сталь», специализирующийся на крупной черной породе свиней. Украинец по национальности, Бабанский, шутя, конечно, заявлял: «У меня каждый татарин сало есть будет». Татары продолжали есть халяль, но свинофермы в колхозах были.

На такие же хитрости инженер Бабанский шел, когда нужно было занять первое место в области по вспашке зяби (сейчас минсельхоз вообще забросил эту работу) и прочих делах. Короче, если у руководителя есть амбиции и он любит своё дело, будет его область и с молоком, и с мясом, и с кадрами. И с высоким рейтингом.

Есть определенные подвижки и сейчас. К примеру, сотрудницы управления животноводства минсельхоза позвонили профессору Коробову с просьбой их проконсультировать, чтобы фермеры, наконец, прислушивались к их советам. Но пока что до учителя не дошли: в бумажках закопались.

Лыко, Молчанов – начинай сначала

Судя по сказанному на заседании, в том числе и новым заместителем министра по развитию отрасли животноводства Алексеем Молчановым, дела в отрасли идут не блестяще. В области остался лишь один племзавод по молочному животноводству с 25-летней историей – это АО «ПЗ «Мелиоратор» Марксовского района – и три племрепродуктора: «Трудовой» Марксовского, «Роща» Базарно-Карабулакского и агрофирма «Рубеж» Пугачевского района.

Обратите внимание: даже знаменитый АО «Племзавод «Трудовой» опустился в табеле о рангах до племрепродуктора.

Впрочем, это не помешало экс-заместителю министра по животноводству Татьяне Григорьевой – приговоренной за злоупотребление должностными полномочиями к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1,5 года – отпраздновать День работника сельского хозяйства в доме правительства в числе почетных гостей. Что можно расценить как очередную пощечину от руководства минсельхоза: главный критерий в работе саратовского чиновника все-таки не профессионализм, а преданность.

И ладно бы исполнительная чиновница оставила после себя хотя бы достоверную статистическую базу. А то её преемник сейчас мозги ломает в лабиринтах цифири. И не один Молчанов. Председатель думского комитета Иван Анатольевич Бабошкин, поживший в шкуре министра сельского хозяйства с апреля 2012-го по август 2013 года, вынужден был неоднократно просить начальника управления развития животноводства Наталию Владимировну Тимофееву привести статистику к одному знаменателю. А то Ковальский на заседании правительства называет одни цифры, минсельхоз депутатам предоставляет другие. А Москва, добавим, выдает третьи.

Вернувшись из думы в редакцию, я по привычке зашла на сайт оперативной всероссийской информации по молоку и нашла следующие показатели на 21 ноября 2022 года. Число дойных коров – 27 874 голов, надой за сутки от одной коровы –16,6 кг, всего получено за сутки 308 тонн, реализовано – 253. Годом ранее на ту же дату коров было чуть больше – 27 905, каждая в среднем давала по 17,3 кг.

Мы эту цифру уже публиковали вместе с комментарием эксперта, поэтому скучно. Очень скучно. За последние пять лет в работе ведомства ничего практически не изменилось: всё та же большая разница в отчетах между надоями и реализацией, то же стремление изобразить рост на 0,1-1,0 %, то есть на уровне математической погрешности.

И это не пустое критиканство, в чем меня постоянно обвиняют. Вот и совещание в областной думе обострило ощущение: минсельхоз Саратовской области до сих пор не определился, что именно ему делать с теми хозяйствами, которые требуют постоянного кураторства и финансовой поддержки. А их подавляющее большинство. Про ЛПХ вообще речи не идет, мы пока не в состоянии осмыслить это явление.

Министр сельского хозяйства Ковальский на прошедшем заседании правительства называл другие цифры: к 1 ноября в регионе было 448 тыс. голов КРС, из них коров – 199 тыс. Захочешь проверить, тут же найдется отговорка: это вместе с мясным поголовьем.

Молчанов Алексей Викторович

Новичок Молчанов, подглядывая в бумажки, сообщил: к 1 ноября в хозяйствах всех категорий насчитывалось 167 тысяч молочных коров. Из них в организованном секторе – 38,2 тыс. голов, и в хозяйствах населения – почти 129 тыс. коров.

Запоминать эти математические парадоксы, как и термины вроде «хозяйства всех категорий», «организованный сектор», «хозяйства населения», необязательно. Мимо ушей можно пропустить и следующие факты:

  •  обеспеченность населения молоком собственного производства составляет 97%, в то время как вся страна дотянулась лишь до 84%;
  •  по итогам 2021 года рентабельность производства молока сложилась в среднем по области на уровне 11,1%, а в крупных ООО – до 45%. Это если с господдержкой считать, а если без – 20%;
  •  разведением скота молочного направления продуктивности в регионе занимаются 300 с лишним (!) сельхозпредприятий и фермерских хозяйств, и свыше 60 тысяч (!) хозяйств населения;
  •  в 2021 году на долю 9 самых крупных предприятий области приходилось 65,3% от общего производства.

В эти цифры либо веришь, либо не веришь, потому что никакой доказательной базы минсельхозом ни-ког-да не предоставляется. Сегодня нам с вами нужно запомнить лишь 4 позиции.

Первая. Даже по официальной статистике, менее четверти, а именно 24%, молока в нашем регионе производят промышленные предприятия, ООО и КФХ, на фермах и комплексах. Личные подсобные хозяйства, владельцами которых являются обычные дяди Вани и тети Любы, надаивают 76% саратовского молока. Спасибо им за это еще никто не сказал.

Вторая. Осенью 2022 года правительство области совершило «подвиг» и выделило на развитие молочного животноводства 50 миллионов. Единственный транш, которым наше министерство ну очень гордится. 30 млн из них распределили по 47 хозяйствам-получателям (из более чем трехсот имеющихся), а оставшиеся 20 млн пойдут на компенсацию части затрат на приобретение 400 нетелей. Причем, о племенных животных уже никто и речи не ведет. Главное, чтобы завозились они из других регионов. Потому что своего скота в достаточном количестве у нас нет.

Третья. Если при губернаторе Аяцкове о миллионе тонн молока в год говорили как о вполне реальной, достижимой цели, то при губернаторе Бусаргине с помощью нехитрых математических вычислений, основанных на данных Росстата (а как еще ситуацию в ЛПХ прояснить?), стремимся к концу года надоить 757 тыс. тонн. По итогам прошлого сезона хозяйствами всех категорий было якобы произведено 755 тысяч тонн молока, в том числе в «организованном секторе» – 182,2 тысячи тонн и в ЛПХ почти 573 тысячи.

Четвертая. За 10 месяцев текущего года, по информации МСХ, в сельскохозяйственных организациях надой на 1 корову составляет 5416 килограммов. Это 104,2% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. За10 месяцев текущего года в хозяйствах всех категорий было произведено 663,6 тыс. тонн – это 100,1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Выходит, не всё так плохо?! Особенно, если учитывать, что по итогам 2022 года рост производства молока по стране прогнозируется на уровне 3%.

«Подумаешь, медведь? Все-таки не хорек!»

Глава аграрного комитета областной думы Бабошкин вроде как Ковальскому друг и уж точно коллега, поэтому хочет помочь. Лучше поздно, чем никогда. В своей пространной речи на заседании рабочей группы он обещает «предметное обсуждение проблем, стоящих перед молочной отраслью области, а также путей дальнейшего развития, в том числе путём повышения эффективности использования средств государственной поддержки предприятиями молочной отрасли».

Бездействовать опасно. Накануне заместитель Министра сельского хозяйства РФ Андрей Разин заявил: «В России до 2030 года необходимо создавать ежегодно не менее 50 тысяч современных скотомест и путём строительства высокотехнологических животноводческих комплексов обеспечивать наращивание производства молока». Так процитировал Бабошкин. Разин имел ввиду чуть-чуть иное: места нужны в крупных и средних молочных хозяйствах, поскольку «маленькие неэффективные предприятия вынужденно уходят с рынка».

Глава аграрного комитета областной думы Бабошкин

«Задача амбициозная, и наша область должна внести значительный вклад в её решение», – призвал руководитель аграрного комитета саратовской областной думы.

Бабошкин вдохновляет собравшихся федеральной новостью: начиная с 2023 года, поддержка на 1 килограмм реализованного молока будет предоставляться консолидировано в рамках стимулирующей субсидии. Это позволит упростить процедуру подготовки документов для её получения. Кроме того, предусматривается увеличение лимита по этой мере поддержки.

Также будет введен новый вид поддержки – на производство крупного рогатого скота на убой, в том числе за счёт откорма бычков.

Но до московских щедрот еще надо дожить, а пока Молчанов называет три адреса, где реализуются инвестиционные проекты при финансовой поддержке федералов. Повторюсь, три из более чем трехсот организаций. Они у всех на виду, как три стерляди на саратовском гербе. Это ООО «Трудовой», ООО «Мелиоратор» и АО «Ульяновский».

В результате при выходе на проектную мощность численность маточного поголовья КРС должна увеличиться на 2,3 тысячи голов. Инвесторами, по заверениям минсельхоза, дополнительно будет произведено около 20 тысяч тонн молока и более одной тысячи тонн мяса. Они же постоянно претендуют на государственную поддержку по возмещению прямых понесённых затрат на создание и (или) модернизацию объектов АПК.

Но у нас есть еще ООО «Агрос» Турковского района, которое исключительно на собственном энтузиазме продолжает строительство роботизированной молочно-товарный фермы на 1060 голов. Завершается возведение двух корпусов КРС на 260 скотомест каждый. Недавно Бабошкин побывал в гостях у Николая Витальевича Курочкина в Рязанке и пришел в восторг. Еще бы, наши аграрии горы могут свернуть, если им не мешать. Одна овцеферма на 4 тысячи голов чего стоит!

Бабошкин предлагает Молчанову включить «Агрос» в список получателей капексов и оказать тому методическую поддержку, чем невольно вызывает вопрос: а куда это наш минсельхоз раньше смотрел? А раньше ему команды никто не давал. Шутка.

Дмитрий Николаевич Полулях

С еще одной просьбой к чиновникам МСХ обратился депутат областной думы руководитель ФГБУ «Саратовмелиоводхоз» Дмитрий Николаевич Полулях, курирующий по роду своей деятельности пять областей Поволжья. Он выступил в защиту фермера Мехака Чичояна, молочника из Ровенского района.

– Мы почему-то не считаем, что первая из федеральных субсидий, получаемых животноводами, – это вода. Она обходится по 9 руб /м3, а тариф, грубо говоря, 4 руб/м3.

Чичоян Мехак, который здесь сидит, построил мелиоративные сети, но минсельхоз, это нам всем в упрёк, не додал ему на гектар около ста рублей. Вот с этим хотелось бы разобраться. До него эти деньги нужно довести.

Я хочу, чтобы он получал ту же самую господдержку в рамках тарифа, что и «Мелиоратор», и «Трудовой», и прочие. У кого есть возможность выйти на субсидию, я считаю, нужно выводить. Приглашаю региональный минсельхоз подключиться к этой работе, чтобы аграрии смогли – через год или через два – передать нам на баланс то, что они возведут. Самара, к примеру, этим пользуется. Вот там вкладываются деньги, выплачиваются субсидии.

Второе. Нам нужно таких сельхозтоваропроизводителей, как Мехак Чичоян, призывать вкладывать деньги в переработку. И, опять же, поддерживать. Сейчас многие воспринимают это как должное. А им надо сказать: ребята, если вы ещё раз рубль «провернёте» здесь, в регионе, вы хотя бы 20% с этого рубля отдайте в виде зарплаты, в виде налогов с этой зарплаты, в виде налогов на имущество, которое вы построите. И, может быть, для начала их надо освободить от налога на имущество, например, на 5 лет. При условии, что построены нужные перерабатывающие производства.

Следующее, по «Трудовому». Одна новая насосная станция, которой предстоит обеспечивать комплекс на 4 тысячи скотомест, стоит 280 миллионов. А нужны две, это 560 миллионов. Приобретать их будем за счёт федерального бюджета. Но…Нет необходимых мощностей по электроэнергии ни им на новые постройки, ни мне на насосные. От слова совсем.

Вопрос, как собственник племзавода получал разрешение на строительство? Сейчас он мне говорит: кормить надо уже в следующем году. Отвечаю: на место старой одну новую насосную куплю, подключу. А со второй что будем делать?

Сейчас он нашёл решение: приедет инвестор, будем вырабатывать электроэнергию путем переработки навоза. Правильный подход, вопросов нет. Но хватит ли мне – а у меня там еще и склад будет – выработанной им электроэнергией?

Или, может быть, все-таки наши сети попросим?! У каждого монополиста есть своя инвестиционная программа. Может, мы сможем за счет других поддержать тех, кто налоги платит, кто создаёт рабочие места.

Я сейчас не в критику говорю, я просто накидываю решение именно тех вопросов, которые на грани стоят. Они ещё не наболевшие, но уже язык натерли.

«Не все могут быть Байзульдиновыми»

Не знаю, по какому принципу выбирались приглашенные, но возникло ощущение, что по продуктивности коров. Самые большие надои и самая крутая программа кормления – в ООО «Березовское» Энгельсского района, руководитель Владимир Гришанов, и в ООО «Степное» Калининского района, гендиректор Петр Пампуха, далее следуют КФХ «Урожай» Аркадакского района, глава Владимир Анатольевич Колосов, и глава КФХ Мехак Чичоян.

Ровенский фермер Мехак Чичоян

Ровенский фермер Мехак Чичоян, ввязавшийся в авантюру с животноводством по настоятельному совету бывшего главы районной администрации Алексея Стрельникова, говорит то, что думает:

– Мы же понимаем, что моё хозяйство нельзя сравнивать с племзаводом «Трудовой», и я никогда не стану Сергеем Захаровичем Байзульдиновым. Без соответствующей поддержки. Почему? Потому что, не будем кривить душой, прежний колхоз просто не разваливали, человек – молодец. Однако у него с самого начала были и земля, и техника, и рабочие, и скот, и коровники. А теперь давайте сравним со мной. Взял старый колхоз, ни крыши, не ворот – ничего, абсолютно ничего, 100 голов – бестолковый скот.

Я могу расписать, сколько денег нужно, чтобы я стал Байзульдиновым. Я готов, пытаюсь это делать уже в течение 8 лет. К чему это меня привело, давайте посмотрим реально, как есть. У меня сейчас 150 миллионов рублей кредитов, которые я еле тяну. Как я могу дать скотнику зарплату в 50 тысяч рублей, если я существую, чтобы платить кредиты. Если у меня оборот в 4 миллиона и я надаиваю всего 3-4 тонны молока в сутки, как я могу закрывать ежемесячно по 1,5-2 миллиона.

У меня все заложено, все заложено! Да, я кредит плачу, но развиваться-то дальше невозможно. 

Жаль Мехака, жаль его жену, которая когда-то мечтала всего лишь о ремонте в доме, а вместо этого супруг начал поднимать отечественное животноводство. Нельзя сказать, что ему не помогали, просто он всё время оказывался не в той компании. Марксовский фермер Анатолий Анатольевич Быков, ныне покойный, глядя на заведомо убыточную ферму-новостройку без должной кормовой базы, прямо так и говорил, что Мехаку вначале нужно до мечты дорасти. Самому разобраться как следует, чего он хочет. И не слушать советчиков из минсельхоза. А мы его фактически силком впихнули в проект, наобещав кучу денег. Помогали Мехаку то с оформлением грантов, то с выдачей кредитов, спасали его скот от бескормицы, возили по выставкам достижений, награждали медалями и переходящими призами. Но счастливым мы его так и не сделали. А всё почему? Хороший, порядочный человек стал заложником своего предприятия. И сейчас нужны очень грамотные эксперты, которые бы провели качественный аудит его бизнеса и сказали, как ему поступать дальше. А то получилось как в мафии: войти в бизнес можно, выйти нельзя.

Но если бы, черт возьми, сотрудники саратовского минсельхоза, та же Татьяна Григорьева, те же начальники отделов хотя бы один раз приняли участие в «Молочных академиях», побывали на лучших молочных фермах России, поучились, как в других регионах страны работают с тем же самым скотом и тем же самым населением, ориентировались бы на 21 век, а не на 20-й, мы бы не потеряли бы столько народа, сколько мы теряем из-за того, что селяне после получения гранта «Начинающий фермер» вообще отказываются заниматься животноводством. Неслучайно статистика ликвидированных КФХ саратовским минсельхозом не афишируется, словно это государственная тайна. И-и-эх!

Что сейчас предлагает Бабошкин?

– Мы должны дать возможность таким, как Чичоян, и второй, и третий раз принимать участие в программе «Агропрогресс». Если мы в федеральную часть гранта добавим свои 182 миллиона, и Доровской за один год у нас пойдёт, и Чичоян за один год пойдёт, и другой пойдёт. Но Чичоян тогда будет знать, что в 2024 году – «досвидос», мы ему кредит закрыли.

Бабошкин предлагает создать на уровне областного бюджета хотя бы на пять лет понятные правила игры. Чтобы такие, как Чичоян, знали, сколько они получат господдержки завтра и послезавтра. Замечу, и это в условиях военной спецоперации?!

– Но эта поддержка не должна быть пожизненной, – говорит Бабошкин. – Мы же вас поддерживаем, для того чтобы толчок дать. И вперёд! Я почему в пример Сергея Захаровича Байзульдинова ставлю? Потому что он методикой господдержки владеет в совершенстве, и в этом его конкурентные преимущества. Вот почему мы минсельхоз настраиваем на то, чтобы и малышам эту методическую помощь оказывали, вот почему мы на рынке стараемся создавать конкуренцию.

Если Краснодарский край забирает, допустим, у Владимира Викторовича молоко, пусть южане его и субсидируют. Почему Саратовская область деньги вкладывает, а молоко в Краснодарский край едет? Это же тоже вопрос.

Депутат Дмитрий Полулях, «бог мелиорации» нашего и еще четырех регионов Поволжья, пришел на заседание рабочей группы, кажется, с одной целью – чтобы «продавить» интересы «бедного фермера», ну и свои, корпоративные, заодно:

– Мало того, что он кредит тащит, так ещё и платит налоги на имущество. Нам сейчас нужно вместе подумать, ещё раз говорю, как выходить из данной ситуации.

Есть такая самарская компания «Сев-07». Крупнейший производитель сои в регионе. В прошлом году только на сое чистая прибыль холдинга составил миллиард рублей. То есть Чичояна по сравнению с ними мы не увидим даже в микроскоп. Так что они делают? Они заставили нас, причём Минсельхоз России поначалу тоже был против, чтобы в конце канала сделать водозабор. Да, они вложили порядка 120 миллионов рублей, 13 из них потратив только на ложе водоема. И они эту субсидию сейчас получат, но с условием, что через два года возвращают в областной бюджет все 13 миллионов рублей, так как через два года всё построенное передают нам, федералам, в собственность. Не мне лично, это не моё, это федеральное имущество.

Вот и Чичояну сейчас нужно срочно проработать этот вопрос вместе с минсельхозом, чтобы он получил субсидии и потом отдал имущество нам. Почему? Потому что у меня есть деньги на госзадание, мне их даёт федерация. А это ни много ни мало две трети от стоимости куба воды.

Воспользовавшись вниманием депутатов, Мехак Чичоян задает еще один волнующий всех вопрос: почему животноводам, выращивающим ячмень не на реализацию, а на корм скотине, не положены субсидии за счет средств резервного фонда Правительства Российской Федерации по так называемому «зерновому демпферу».

– Я звоню в администрацию: «Мне что, мухлевать, давайте честно говорить, перегнать кому-то, а потом покупать. Зачем это надо? Я же его вырастил. Правильно? Правильно. Мне что, продать или скотине скормить? В итоге, не получил субсидий. А на самом деле, больше всех заслуживаю я, если, честно говорить. Нужно приоритетом делать животноводство, тем более молочное.

Выступление председателя комитета областной думы по промышленности и инвестиционной политике Александра Юрьевича Анидалова с зачитыванием аналитических материалов «Молочного союза», вызвало у Ивана Анатольевича Бабошкина нескрываемое раздражение. У депутата Анидалова «светлый пытливый» ум, он искренне хочет понять, что происходит  в молочном бизнесе, предлагая, по его мнению, действенные инструменты. Даже готов затянуть в регион очень известного в республике Марий Эл и Татарстане инвестора – в общем, ведет себя как наивное великовозрастное дитя. Или как матерый вредитель, когда покушается на малый бизнес. И совершает «открытия».

Я начинаю смотреть, а почему на Западе производство молока на небольших производствах выгодно. Оказывается, там в большинстве случаев  фермерам и мелким производителям огромные дотации идут. Там для государства каждый литр молока выходит дороже, чем себестоимость. А вот в крупных транснациональных корпорациях, вот там молоко рентабельно. Почему-то в двадцатых годах, в годы коллективизации, мы это поняли. Сейчас мы почему-то этого понять не можем. И я опять это в рекомендациях не вижу. Либо мы на порошке будем на белорусском, либо, ещё хуже, на пальмовом масле…

Бабошкин призывает Александра Юрьевича отделить «котлеты от, значит, мух»: Вы пытаетесь разжевать очевидные вещи, которые кроме вас все давным-давно понимают.

Анидалов: А почему в рекомендациях этого нет?

Бабошкин: Да не знаю я, какие рекомендации у вас, у меня другие абсолютно.

Анидалов: Ваши, ваши. Где здесь про науку? Где про укрупнение хозяйств?

Бабошкин: Ну, мы сейчас запишем.

Анидалов: Вот, я вам об этом и говорю. А вы начинаете возмущаться.

Бабошкин: Это в одно предложение можно уместить, а вы проговорили 20 минут.

Анидалов: Я же логику обосновал, я цифрами обосновал, логикой обосновал.

Я не специалист в этом вопросе, но готов.

В общем, современным саратовским коммунистам не хватает аграрного опыта и образования.

ООО «Березовское»: рентабельность 20%

Помните у Толстого: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему»? Если бы Владимиру Викторовичу Гришанову, ООО «Березовское» Энгельсского района он руководит почти 8 лет, не помешал в свое время завезенный в хозяйство со скотом бруцеллез, не подставили ветеринары, его выступление на рабочем комитете было бы еще более впечатляющим. Гришанов – умница, прирожденный внедренец, который никому ничего не передоверяет, доходит в любом вопросе до самой сути, умудряется даже в конце ноября получать ежесуточно по 22 литра с каждой коровы, поэтому, по моему мнению, именно он должен был стать главным экспертом и модератором данной встречи. Ведь мы изначально собирались советоваться с практиками. Но до Гришанова очередь дошла уже на втором часу дискуссии, когда депутаты всласть наговорились и Бабошкин произнес слово «регламент».

Впрочем, Владимиру Викторовичу всегда был присущ деловой стиль, поэтому он сосредоточился на проблемах, которые обнажил уходящий 2022 год. Вам о них тоже хорошо известно.

Гришанов Владимир Викторович– В связи с тем, что в этом году были введены санкции и они буквально всех коснулись, очень резко возросли затраты на производство одного литра молока. Особенно сильно выросли цены на запчасти. Анализируя структуру затрат, получилось где-то 37%, ГСМ у нас в животноводстве выросли до 19%, корма – на 12%, электроэнергия – на 4%. За ними – общехозяйственные затраты.

И при этом надо учитывать имевшуюся «подушку безопасности»: часть кормов ещё прошлогодние, часть семян тоже была закуплена в прошлом году. Боюсь, рост именно этих затрат очень сильно скажется  в следующем сезоне.

Рентабельность ООО «Березовское» по молочке держалась в среднем всегда на уровне 25-30%. Боюсь, в 2022 году она может упасть до 20%. А вот в следующем сезоне она, скорее всего, просядет еще больше. Названные затраты особенно скажутся на себестоимости кормов. Хотя цена на фураж и упала, но концентраты в молочке традиционно занимают очень мало места. В основном, упор делается на сочные корма. Корма в молочном животноводстве, вы знаете, занимают в структуре затрат до 50%. А в мясном животноводстве, там вообще до 60-70%. Если вот это все посчитать да в ситуации, когда семян кормовых культур уже сейчас нет…

Наши агрономы технологическую карту уже примерно прикинули, и оказалось, что рост затрат на гектар той же кукурузы достигнет 40-50%, если цены останутся на этом уровне.

Если мы берём отечественные гибриды, урожайность будет намного меньше, и, соответственно, себестоимость…

Если говорить о подсолнечнике, семян в России нет до сих пор. Все компании требуют 100-процентной предоплаты. И по договору срок поставки переносится на конец марта-начало апреля, то есть когда поставки могут сорваться. И даже если дистрибьюторы деньги через месяц вернут, мы не сможем купить их, вы сами понимаете. Да и посеять уже будет поздно.

Как мы, производители, можем влиять на ситуацию.  На рентабельность что влияет? Затраты и цена реализации. На цену реализации мы не влияем. Если проанализировать по цене реализации  2021-й и 2022-й годы, то в 2021 году цена все-таки менялась. В 2022 году цена на молоко в январе была выше, чем сейчас, но она практически стояла, не менялась.

Поэтому тут остаётся только одно: если на молоко как на социально-значимый продукт нельзя поднимать реализационные цены, значит, надо субсидировать. Иного выхода нет. Субсидии хоть на производство молока, хоть на реализацию надо увеличивать.

Судя по нашему производству, а мы плотно работаем с наукой, в том числе и с саратовским аграрным университетом, у нас сбалансированы и корма, и всё остальное – то есть технологию уже не изменишь. Потолка надоя мы практически достигли. По черно-пёстрой породе потенциал составляет 7400, в нашем хозяйстве надаивали 7600 уже в этом году, и 8 тысяч доили. То есть у нас нет возможности расти дальше. А если технологии мы не изменим, значит, остаётся только менять или размер субсидии, или цену реализации молока для того, чтобы добиться рентабельности.

Выступление Гришанова закончилось просьбой его земляка и «однокашника» Бабошкина выслать в адрес областной думы подробные расчеты себестоимости и рентабельности. С тем, чтобы депутатский корпус вместе со специалистами минсельхоза проработал вопрос  «как бы нам в рамках бюджетной формулы и бюджетных возможностей оказывать вам наиболее эффективную поддержку».

Переживая за молочников, Иван Анатольевич договорился до фразы уровня Виктора Черномырдина: «игра не должна идти в двое или в трое ворот». Призывая «сдифференцировать» поддержку (на самом деле Бабошкин  хочет, чтобы к господдержке были допущены все саратовские молочники, а не только 59 избранных хозяйств региона), председатель аграрного комитета призывает подумать, как это лучше сделать. Благие намерения, что и говорить.

Как пену на кружке с пивом пафос сбивает Николай Ефремович Бабанский. Характеризуя ситуацию в молочной отрасли как главный социальный вопрос, он напоминает: областной бюджет выделяет на все сельское хозяйство региона сумму, равную 145 миллионам рублей. Его сосед по круглому столу Юрий Дмитриевич Агеев, занимавший в советские годы очень серьезные кресла, вздыхая, расшифровывает: «Десять комбайнов». Ветеран не понимает, что происходит.

Бабанский напоминает ему, что и при коммунистах руководители районов, хозяйств, областей неделями жили в Москве. «Потому что нужны были средства. Поэтому главный вопрос: нам нужны деньги, а их надо и зарабатывать, и выбивать».

…Заседание рабочей группы продлилось почти два часа. Разговоры уходили в самые разные темы. Гендиректор ООО МК «Дубки» Оксана Максимова объяснила, почему она платит 40 рублей за литр молока, а не 29-32, как другие молокоперерабатывающие предприятия. Владимир Анатольевич Колосов из аркадакской Алексеевки признался, почему не собирается отказываться от молочной фермы, но и в инвестиционный проект ввязываться не станет.

В общем, впервые за последние несколько лет регион вдруг вспомнил, что у него есть молочная отрасль. Бабошкин намеревается продолжить разговор уже после Нового года. Будет ли какой-то результат? Без оглобли вряд ли.

12.12.2022Светлана ЛУКА  2257

Понравилась статья? Поделись:

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.