Логотип газеты Крестьянский Двор

Радаев увидел засуху. Своими глазами

Губернатор Валерий Радаев 19 июня посетил Александрово-Гайский и Новоузенский районы, выполняя обещание, данное накануне. На церемонии вручения лесхозам спецтехники, находясь на территории СГАУ, он публично признал: Левобережье страдает от засухи. «Наступило время заготовки кормов, но их практически нет. Один центнер! А там, где лиманное орошение, – 10 центнеров с гектара. Хотя дали как никогда большой объём воды, и как никогда была надежда».

Про «надежду» – чуть позже, но вообще примечательно, как часто из уст первых лиц области звучит обеспокоенность проблемами левого берега Волги, и как они, эти проблемы, из года в год кардинально не решаются. Чтобы не вспоминать о них в следующий раз.

В 2015 году, посещая Дергачёвский район, Валерий Радаев встречался с фермерами и их коллегами из Ершовского, Озинского и Перелюбского районов, чтобы обсудить урон, нанесённый области жарой. Помнится, тогда сельскохозяйственные культуры погибли на территории почти в 600 тыс га, а приблизительный ущерб составил 5,9 млрд рублей. В те недалёкие времена власть ещё заводила речь о компенсации потерь от засухи: губернатор поручил зампреду правительства области Александру Соловьёву лично «на месте отслеживать процесс прохождения всех необходимых для компенсации документов». А завершая встречу, патетически заявил: «Мы будем сопротивляться непростым погодным условиям. В Саратовской области всё для этого имеется».

Но в 2018 году на Саратовщине вдруг случился очередной, как писала пресса, «год

испытаний»: в части районов области вновь наблюдалась экстремально жаркая погода. Радаев связывался с главами Новоузенского, Дергачёвского и Краснопартизанского районов, призывая их не «впадать в панику», не допускать «недостатка кормов» и «слушаться советов учёных».

В 2019-м когда уже в мае стало понятно, что в области погибли озимые на территории в 89 тысяч гектаров, пострадали две сотни хозяйств, преимущественно в Левобережье, начальник Саратовского центра по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды Михаил Болтухин объяснял, почему это произошло. Он напомнил что, помимо зафиксированной в конце 2018 года в левобережных районах «почвенной засухи», в двадцати двух муниципальных образованиях случилась ещё и «атмосферная засуха». И до кучи – обильный снег выпал, когда ещё почва «промёрзла на недостаточную глубину». Как следствие – развилось «выпревание озимых культур», что привело к их гибели.

Но вернёмся в день сегодняшний. На наш вопрос, как в этом году прошёл процесс заполнения водой лиманов и прудов, отвечает алгайский фермер Кайыргазы Султашев из приграничной Варфоломеевки. Того самого села, куда, наконец, в этом году благодаря федеральной программе по Варфоломеевскому водопроводу из Малого Узеня должнаприйти вода и где строятся очистные сооружения, чтобы она могла использоваться на питьевые нужды.

– Сегодня воды в Узене немного: она должна стекаться в него с территории Дергачевского и Озинского районов, но зима была без снега, а весна - без паводка. И это проблема не только нынешнего года.

Когда-то на наших реках стояли мощные капсульные насосы. Их эксплуатация обходилась дорого, к тому же когда воды, как сейчас, было мало, они могли просто сгореть, засосав вместо воды воздух. Из экономии поставили насосы слабее, но они не могут удовлетворить потребности аграриев.

Было дело, обеспечивал кормами не только госплемзаводы «Алгайский» и «Петропавловский», но и значительную часть фермерских хозяйств. Тогда я мог потратить на это миллион рублей, взять соответствующие документы в «Саратовмелиоводхозе», отнести в минсельхоз области, и мне сразу компенсировали 100% расходов.

Потом начали компенсировать 90% затрат, затем – 70%, а теперь – 0%. В этом году я залил воды на 1,7 млн. рублей – деваться некуда, корма нужны. Завозить их со стороны дорого, поэтому выращиваем и косим сами. Рассчитался с мелиораторами кое-как, на большее финансовых возможностей просто-напросто нет.

Обратились за компенсацией в минсельхоз, в правительство области. А когда губернатор посещал наш район, он своими глазами увидел реальное положение дел и обещал с компенсацией помочь.

Что касается инициативы заливать лиманы повторно, она прозвучала и из уст фермеров тоже, но делать это в такую жару, естественно, никто не будет. Раньше я наполнял лиманы уже в августе-сентябре, результат был. Сейчас, если мы решимся на эксперимент в конце июля, то за август-сентябрь-октябрь что-то должно вырасти в любом случае.

– Дефицит кормов, действительно, критический? Перед визитом в ваш район глава области говорил, что на лиманах можно собрать 10 центнеров с гектара, а там, где не заливали, – всего один.

–Да, это так. В начале июня я для пробы скосил участок в 10 га и собрал всего 0,8 тонны.

– Сейчас всё чаще сравнивают нынешнюю ситуацию с засухой 1972 года, когда за кормами приходилось ездить в Молдавию и в Прибалтику. Вы согласны с такой оценкой?

- Согласен, у нас в Александровом-Гае косить негде. Но в других районах – Новоузенском, Питерском, Дергачёвском – дожди были, и там урожай есть. Если получится, будем брать солому у соседей и заготавливать зернофураж. В противном случае, боюсь, без сокращения поголовья скота обойтись не удастся.

Александр Савинов, директор Краснокутской сельскохозяйственной палаты, человек, напомним, из года в год поднимающий перед властями проблему нехватки воды, рассказывает:

– У нас ситуация несколько иная. Для полива полей фермерам пока хватает воды из Еруслана. Хватает её и для огородников. Но в Красном Куте и близлежащих селах - Верхнем Еруслане, Загородном, Ахмате, некоторых других поселениях – нет питьевой воды.

У Первомайского якобы обнаружен подземный резервуар с артезианской водой, но, судя по всему, она там уже закончилась: все скважины стоят пустыми. И когда геодезисты последний раз проводили разведку, это подтвердилось. Заметно это стало года три назад, когда резко стала уходить вода из местных прудов, обмелела речка Гашон, верхний приток Еруслана. Для нашего района самая большая проблема – нехватка чистой питьевой воды.

 Индивидуальный предприниматель Алексей Гридасов из Мокроуса признается, что его земляки тоже столкнулись с данной проблемой:

– Конечно, столкнулись. У нас в Фёдоровском районе воды нет вообще, все пруды стоят пустыми. И так уже второй год подряд.

– И как выходить из этого положения?

– Как бог даст. Моё хозяйство не использует орошения, мы зависим от погоды. И страдаем, конечно, от бесснежных зим, от того, что нет дождей, от непонятной весны, когда нет ни паводка, ни нормальной распутицы. В Еруслан власти, конечно, закачивают воду из Волги по каналу, который идёт через Ершов. Но на это нужны большие деньги, поэтому качнули так, чтобы жителям хватило лишь напоить скотину и полить огороды.

Тему продолжает заслуженный работник сельского хозяйства РФ Василий Викторович Щетинин, тридцать лет отработавший руководителем одного из самых успешных хозяйств Новоузенского района – ЗАО «Красный партизан»:

 – У нас воды тоже нет, пруды стоят пустые. Снега не было, паводка не было. И как выживать, если мне не компенсировали даже прошлогодний ущерб? Озимые в 2018-2019 годах сгорели, я даже комбайны не загонял. Два года засуха, думал, может, в этом сезоне будет легче, но опять +34°+35°С. Сдадим скот на мясо, и всё на этом!

 – Кто же на это даст «добро»? «Красный партизан» – единственный племзавод в Саратовской области по разведению крупного рогатого скота калмыцкой породы и единственный племзавод в регионе по разведению овец кавказкой породы?

– Ну, это зависит от власти. Хочет она получать мясо – пусть платит, дотирует, хочет молока – пусть дотирует и платит. Нужна шерсть – то же самое. Вопрос решается в двух словах. Что касается меня, то это мой бизнес, и никому, кроме меня, он неинтересен. Вопросы власти я задавать не могу. Она же может просто ответить: не можешь заниматься своим делом, тяжело, не выдерживаешь конкуренции – тогда бросай.

А вот «Продовольственная программа» – дело чиновников. Это они должны думать, как накормить людей, а если не хотят, пусть и дальше закупают пальмовое масло. Государство должно понимать: отечественным аграриям нужна помощь, как и во всём мире. Я же всю жизнь выкручиваюсь сам. Поможет государство – буду рад, не поможет – постараюсь обойтись своими силами.

В принципе, у нас с чиновниками желания одинаковые. Мы все хотим, чтобы на рынке было больше молока, шерсти и мяса. Только я хочу, чтобы цена была достойной и меня устраивала, а они хотят, чтобы было дешевле. Но хотите, чтобы было дешевле, – дотируйте.

На самом деле государственная поддержка всегда была, просто с каждым годом её становится всё меньше. Я уже рассказывал, что мы два года не убирали, но в конце 2018-го мне дали компенсацию, и я прожил 2019 год до уборки. Что-то смогли по сусекам наскрести, шерсть сдали, баранину. А когда пришло время получать дотацию по засухе на сумму 7 миллионов рублей, нам отказали. И теперь наше большое многоотраслевое сельхозпредприятие находится в «аховом» положении.

Прогнозировать, как дела пойдут дальше, трудно. Но в любом случае налоги я

платить обязан, зарплату своим сорока сотрудникам выдавать должен, иначе они разбегутся. Поэтому придётся что-то предпринимать. Я не могу точно ответить на вопрос, как я буду выкручиваться, но как-то буду. Если бы я получил дотацию, то не залез в кредит на 10 миллионов. Сенокоса нет, воды нет, чем кормить животных, пока не знаю. Но требовать и просить у государства я ничего не стану.

 А вот мнение одного из «бывших», Сергея Сергеевича Ермилова, много лет возглавлявшего Александрово-Гайский район, бывшего директора совхоза имени Героя Советского Союза Д.Ф. Глухова, совхоза имени Радищева, бывшего начальника управления сельского хозяйства объединённых Новоузенского и Алгайского районов, человека, защитившего кандидатскую диссертацию по лиманам:

– Такие природные катаклизмы пришлось много раз. Прекрасно помню засуху и 1972-го года, и тяжёлое время 1975-го. Но тогда нам было легче – за нами стояло мощное государство.

В 1972-ом году все всходы сгорели на корню. Тогда первый секретарь обкома партии Алексей Иванович Шибаев позвонил первому секретарю ЦК Латвии Августу Воссу и попросил о помощи. Всех наших аграрников собрали в зале заседаний ЦК в Риге, решали, что делать. Мы предлагали привезти сеноуборочную технику и прессы, но Восс своим руководителям хозяйств строго настрого наказал: вы всё делаете сами, а саратовцы должны только принимать корма на железнодорожной станции и грузить в вагоны.

 Я как директор совхоза находился в Прибалтике более трёх месяцев, но зато привез в своё хозяйство более 4-х тысяч тонн сена, его нам с лихвой хватило на всю зимовку. А сколько тогда кормов пришло на всю область, я даже не знаю.

 Некогда в Александрово-Гайском районе было 12 тысяч регулярного орошения, поливались люцерна, суданка, кукуруза. Люцерна давала три-четыре укоса, суданка – два, кукуруза – один, но зато силос был отменным. При этом имелось ещё 22,4 тысячи га лиманов. А сейчас уже который год мы их толком не заливаем, а только говорим. Точнее, не мы говорим, а наше правительство, родное, саратовское: возродим мелиорацию и орошение. Но не введут они в нашей полупустыне ни одного гектара, потому что всё давно разрушено, и на восстановление утраченного нужны многие сотни миллионов, если не миллиарды. Только лиманы нас и спасали, а теперь их нет.

В этом году, если сравнивать с прежними масштабами, в нашем районе практически ничего не залили. Одна сплошная насмешка. Губернатор со свитой ходил по лиманам и приговаривал: «Ой, полынь растёт!». Да полынь в лимане никогда не должна расти, это преступление.

Есть и еще один нюанс. Все лиманы в нашем районе поделены на участки. У меня, условно говоря, 48 га, и у моего соседа столько же. Но у меня скот, мне лиманы край как нужно заливать, чтобы выращивать корма. А у соседа скота нет, и ему ничего этого не нужно. А лиманы можно заливать только единым массивом, в степи нет такого, чтобы один участок залил, а соседний - нет.

Если бы наша область продолжала заниматься лиманным орошением как раньше, многих проблем удалось бы избежать. А в этом году будет большая беда. Вы только представьте себе то, что видел Радаев на поливных землях: растения достигли 20 сантиметров, а косилка берёт, начиная с десяти. И что? Эти 10 сантиметров скошенной верхушки даже с поля не удастся подобрать…

– Но губернатор предложил повторно залить лиманы.

 – Предложил… (вздыхает). Кому это только может прийти в голову?! Период вегетации давно закончился. Если это и делать, то только в октябре-ноябре. Но самое лучшее время для заливки – весна, март-апрель, когда всё проснулось и природа возрождается.

 – А где сейчас брать корма? На прошедшем с участитем губернатора заседании прозвучало предложение поискать у тех соседей, у кого был урожай.

 – Какой дурак отдаст свои запасы? Нигде ничего не возьмём, а в нашем районе косить нечего. И никакой дождь теперь не поможет. Положение – «тушите свет». Не поверите, к нам в район переметнулись сайгаки из Казахстана, а это значит, что и там ничего хорошего нет. Что будет - не могу сказать.

***

 Мы не случайно привели слова фермеров почти дословно, повторяя одни и те же комментарии о нехватке воды и пустых прудах. Опустили лишь эмоциональные оценки происходящего. Но уже ясно, даже по ситуации в Александрово-Гайском районе, где у властей было громадьё планов: залить 36 прудов и 10 тысяч га лиманов, потратив на это 100 миллионов рублей, что не всё, мягко говоря, получилось. По нашим сведениям, залили не больше пяти тысяч, а пруды весной наполнились только в Варфоломеевском округе. «Надеждам» не суждено было сбыться.

Но на фоне глобальной засухи, которую многие, не сговариваясь, сравнивают с катастрофой 1972 года – это всё частности.

 

 

 

24.06.2020Константин ФОМИЧЕВ  1628

Понравилась статья? Поделись:

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.