Логотип газеты Крестьянский Двор

Покровское

НИИСХ-Юго-Востока

Что имеем, не сохраним?

Саратовские депутаты стучат в двери: нужно как можно раньше отменить заградительные пошлины

«Все элеваторы и хлебоприемные предприятия области готовы к хранению зерна нового урожая», – информация под таким заголовком вышла на сайте минсельхоза области.

Возникает ощущение, что уважаемая Наталья Николаевна Мариевская, заместитель министра сельского хозяйства по развитию пищевой и перерабатывающей промышленности, которая выступала на недавнем заседании аграрного комитета областной думы, не услышала, что ей сказали депутаты. И не довела эту информацию до руководства.

А дискуссия вышла жаркой. После традиционно оптимистичного отчета представителя саратовского минсельхоза, а Мариевская – один из лучших, по нашему наблюдению, докладчиков, пошли прения.

Что мы имеем

Во-первых, в течение последних пяти лет только в прошлом году урожай не задался: область собрала 3,7 млн тонн зерна вместо привычных 4,5. Но зато по сбору подсолнечника поставили рекорд –1,9 млн тонн вместо 1,6. Во-вторых, наш минсельхоз отлично понимает, что главное – не только вырастить, но и сохранить. Поэтому напоминает, как большой урожай 2017 год стал спусковым крючком для массового строительства складов и хабов. И до сих пор этот «психоз» не прошел: аграрии продолжают строить склады и сушилки.

Тем не менее, услуги по хранению зерновых и масличных культур в Саратовской области оказывают 52 элеватора и хлебоприемных предприятия, имеющие емкостей единовременного хранения на 3,4 млн тонн. Из них 7 предприятий, способных отправлять грузы по воде, – на 360 тыс. тонн.

 Минсельхоз сплюсовал то, что имеется у сельхозтоваропроизводителей с тем, что имеют специализированные предприятия, и получилось 7,2 млн. тонн. То есть можно спать спокойно, никакие рекорды нам не страшны. Тем более что техническая база элеваторного комплекса позволяет ежесуточно принимать до 120 тыс. тонн зерна; сушить более 50 тыс. тонн; отгружать на железнодорожный и автотранспорт более 100 тыс. тонн, на водный транспорт – до 12 тыс. тонн.

              

Для сушки зерновых и масличных культур в области имеются 285 зерносушилок, в том числе 82 – на элеваторах и ХПП области и 203 – у сельхозтоваропроизводителей. Повторимся, их мощность позволяет сушить свыше 50 тыс. тонн зерна в сутки.

Ну и, разумеется, на этом сердце игроков рынка не успокаивается – строительство новых объектов продолжается. Мариевская приводит в пример две компании, которые курирует сам министр Р.С. Ковальский. Первая – ООО «Торговый Дом «Зерно Заволжья». На территории районного центра прямо напротив активно модернизируемого элеватора построен «конкурент» под названием «Аркадак», комплекс для сушки, подработки, хранения и отгрузки зерна мощностью 48 тыс. тонн. Точно такой же проект этой же компании под названием «Петровские хлеба» реализуется в райцентре Петровск.

ООО «Юфенал» (Андрей Теренин) в рамках соглашения с Приволжской железной дорогой - филиалом ОАО «РЖД» за пять лет поставлено четыре мини-элеватора, обеспечивающих прямую перевалку зерна с автомобильного транспорта на железнодорожный: в Пугачевском, Перелюбском, Ершовском, Петровском районах. В Калининском будет завершен в этом году.

Министерство сельского хозяйства Саратовской области проверило готовность элеваторов и хлебоприемных предприятий региона к приемке зерна урожая 2022 года с учетом наличия лабораторного, весового, сушильного, зерноочистительного оборудования, емкостей для хранения зерновых, зернобобовых и масличных культур. В этом году с учетом реализованных и реализуемых проектов планируется ввести хранилищ, рассчитанных на 96 тыс. тонн.

– Элеваторы и хлебоприемные предприятия области полностью готовы к приему урожая 2022 года, обеспечению его качественной и количественной сохранности, – заявила Наталья Мариевская.– Свободные емкости к поступлению нового урожая, с учетом собственных зернохранилищ сельхозтоваропроизводителей, составляют свыше 5,5 млн. тонн. Проблем с размещением зерна нового урожая нет.

Элеваторы готовы оказывать услуги по хранению, сушке, подработке и отгрузке зерна на автомобильный, железнодорожный и водный транспорт.

По оперативной информации, стоимость услуг на элеваторах и хлебоприемных предприятиях области составляет: приемка 50 -100 рублей за 1 тонну: подработка 70 -120 рублей за 1 тонну; сушка 70 -145 рублей за 1 тонну; хранение 90 -120 рублей за 1 тонну; отгрузка 500 – 650 рублей за 1 тонну.

Что касается зерна федерального интервенционного фонда, пока АО «Объединенная зерновая компания» заключила договоры с четырьмя предприятиями области на хранение 105 тыс. тонн, но это только первый этап конкурса. Второй пройдет в конце июня.

В заключение доклада Мариевская еще раз повторила:

– С учетом прогнозов на урожай 2022 года проблем с размещением зерна нового урожая нет.

Фермер Александр Петрович Санинский из Ртищевского района, досиживающий в кресле депутата областной думы буквально считанные месяцы, постарался быть максимально галантным, однако заметил, что Мариевская так же близка к пониманию проблемы, «как от земли до космоса».

 – Я вас уверяю, в этом году будет большая проблема у всех, поскольку ожидается небывалый урожай. И каждый, кто даже полностью обеспечен складскими помещениями, будет испытывать колоссальные трудности.

Вот вы говорите про отгрузочные площадки. А куда будем отгружать? Экспорт практически закрыт. А дальше что? Я вас уверяю: весь урожай останется в зиму.

Вот вы говорите, что все элеваторы готовы к приемке урожая. А какие именно? Те, что принадлежат «Русагро», принимать будут только «семечку». А вы за них почему-то отвечаете?! А кто будет принимать зерновые?! Ни один элеватор не будет. Вы рассказываете сказки!

– Сколько мы в этом году намереваемся собрать зерновых? – уточняет Александр Петрович.

– Четыре миллиона четыреста тысяч, – сообщает заместитель министра.

– А если мы соберем шесть? – живо интересуется Санинский.

 –У нас же экспорт не полностью закрыт. Тем более он приостанавливается 30 июля.

– А вы уверены, что его откроют с 1 июля или с 1 августа?!

– С учетом прогноза производства зерна в Российской Федерации... откроют экспортную линию.

– Но пока об этом никто не думает. Давайте что-то предпринимать, чтобы экспортную линию открыли как можно раньше. Мы без этого никак не обойдемся, если мы сегодня не начнет стучать в двери. Нужно немедленно открывать экспорт, без него мы не выживем, я вас уверяю. Не дай бог, осень будет тяжелой, – ожидается гибель урожая.

Председатель аграрного комитета Иван Анатольевич Бабошкин в отличие от Санинского, только входит во вкус и расставаться с депутатским креслом не собирается, поэтому играет роль третейского судьи. Он разделяет беспокойство коллеги, а заодно сообщает, что буквально накануне встречался с заместителем председателя правительства области-министром сельского хозяйства Ковальским и высказал тому свои опасения. Предложил подготовить обращение по открытию рынка (не уточнив, кому) и еще раз собрать в стенах минсельхоза элеваторщиков не только юго-восточной зоны, но и западной правобережной.

– Хлеб стоит, – подтвердил Бабошкин.

– Если еще и яровые такими будут, мы столкнемся с колоссальными трудностями, – не успокаивался Санинский.

– Второй момент, – продолжил Иван Анатольевич,– в этом году будет определенная нехватка вагонов, маневрового состава. И это будет отражаться на нас, потому что железная дорога загружена, выполняя сейчас определенные задачи. И путейцев на это совещание надо приглашать.

Трудно представить, кто заменит в новой областной думе и Павла Александровича Артемова, генерального директора ООО «Агрофирма «Рубеж» Пугачевского района. Он очень хорошо разбирается в процессах, связанных с АПК, и время от времени возвращает остальных депутатов на землю. Не боясь прослыть оппозиционером.

Вот и на этот раз он заметил: поскольку все элеваторы частные, очень трудно судить об их готовности и неготовности. Но это только одна из проблем.

– Самое главное в нашей работе – экономика. И то, что мы сейчас видим – падение доллара, заградительная пошлина в 142 доллара – это такой сильный удар по сельскому хозяйству, не сопоставимый ни с чем. Абсолютно! Даже при этом долларе пошлина будет составлять около 9 тысяч рублей с тонны. У нас прибыли такой нет, чтобы ее перекрыть. Будем просто перекатываться с бока на бок, не имея финансирования банков транзитеров и экспортеров. А у каждого, тем более если ты занимаешься активной инвестиционной деятельностью, есть закредитованность, нужно возвращать кредиты, нужно выплачивать заработную плату, а она повысилась, нужно приобретать топливо, а оно сейчас стоит 58 рублей. И другие моменты.

СМИ вообще не вижу. Они только тем и занимаются, что сообщают, в каком районе Саратова отключили воду. Но вот за острые темы никто браться не хочет. Смотрите, в Саратовской области продукция АПК занимает, наверное, процентов 20 ВРП, не меньше. И это очень серьезная цифра. Вице-премьер Правительства России Виктория Абрамченко недавно заявила: аграрии жалуются на то, что не видят средств, полученных от экспортной пошлины. До этого она же говорила, что все деньги будут возвращены. Я на примере своего хозяйства скажу: при исторически низкой урожайности подсолнечника с нас в виде пошлины было взыскано 430 миллионов рублей. Вернулись 11,6 миллиона. То есть это катастрофическое изъятие средств из экономики.

К чему оно приведет? Мы перестанем приобретать комбайны и все остальное. Деньги не будут вкладываться в экономику и те 175 млрд, что получены государством в виде пошлины, – капля в море. Я разговаривал с первым заместителем генерального директора Ростсельмаша в Геленджике, видел рост цены на их продукцию: комбайн Акрос подорожал примерно на 65%, и отката не будет. Потому что они вынуждены были приобретать импортные станки, когда доллар стоил 120 рублей. И затраты сельхозмашиностроителей сейчас лягут на нас, и никуда мы от этого не денемся. Проблем пока по импортным запасным частям нет, но никто не знает, как ситуация будет развиваться дальше.

Нам надо просить убрать эти пошлины хотя бы на три месяца в качестве эксперимента.

Заместитель председателя комитета по аграрным вопросам Александр Владимирович Нараевский задал вопрос, который волнует всех без исключения журналистов области. Открывая с большой помпой завод по глубокой переработке пшеницы в Балашове, правительство Радаева рассчитывало, что как минимум 250 тыс. тонн зерна ежегодно будет проходить через «топку» здешних реакторов. Недаром стоимость проекта за год возросла с 19 до 24 млрд рублей. Однако, по словам Мариевской, кредитная линия не открыта.

– Вопрос с финансированием еще не решен, – подтвердил Бабошкин.

Далее слово для выступления дали главе Ахтубинского муниципального образования Калининского района председателю Сарагропромсоюза Александру Сергеевичу Ратачкову. Он также выразил сомнение, что частные элеваторы пойдут навстречу руководителям хозяйств, поэтому лучше с директорами встречаться на уровне правительства области. Потому что все, что произносится в областной думе, носит рекомендательный характер.

Заметим, может именно из-за привычки считать народных избранников марионетками, и варится такая каша в стране?!

Депутат Станислав Владимирович Денисенко вполне резонно заметил, что проблема реализации урожая упирается не только в вагоны и в санкции, а еще и в отсутствии кораблей.

–Так или иначе, мы упираемся в порт Новороссийск, а там судов нет. Из-за действий санкций. Если заниматься данным вопросом, то это нужно было делать еще вчера. Ведь не только у Саратова возникают логистические сложности, они у всей страны. Пока найдется решение, боюсь, уже поздно будет.

От имени ругаемых выступил Виталий Николаевич Гречуха, генеральный директор ООО «Дергачевский элеватор». Он сообщил, что практически все объемы зарезервированы как местными, так и ершовскими сельхозтоваропроизводителями.

Санинский уточнил, о каких объемах идет речь.

– Тридцать тысяч тонн, – произнес Гречуха.

– Да это же на одно хозяйство, – удивился Александр Петрович.

Бабошкин пришел на помощь заробевшему гендиректору и попросил назвать статистику хранения за последние пять лет. Гречуха признался, что у элеватора имеется своя земля, не раскрывая подробностей.

Тогда Иван Анатольевич сам назвал цифру – десять тысяч – и пообещал: если фермеры «придут в охоточку», то будет еще больше.

– У нас свой урожай зерновых ожидается в пределах 7-8 тысяч тонн, хороший урожай сои, а больше никто ничего не предлагал, – заговорил дергачевец.

Бабошкин подхватил:

– Для нас самый главный – Александр Горигорьевич Бесшапошников, ООО «МТС «Ершовская». У остальных объемы гораздо меньше.

 Артем Юрьевич Селянин представлял ООО «АПК АСТ Компани М», которая имеет в собственности 12 элеваторов и ХПП, в частности элеваторы в Гмелинке Старополтавского района и в Калаче Волгоградской области. В нашем регионе компании принадлежат элеваторы в Турках (ООО «Турковский зерновой терминал»), в Ершове (ООО «Ершовский элеватор) и в Новоузенске (ООО «Новоузенский зерновой терминал»). До этого в список входил и Федоровский элеватор, пока не был продан.

Для тех, кто не в курсе, «АСТ Компани М» благодаря решению Минсельхоза России вошла в ТОП-10 компаний по размеру полученной экспортной квоты. Согласно квоте, она должна была поставить на внешние рынки 347 тыс. т зерна, в том числе 244,3 тыс. т пшеницы.

Под управлением Селянина находятся элеваторы в Пензенской (Кузнецк), Саратовской и Волгоградской областях.

– Все наши элеваторы готовы к приемке. Если говорить про Ершов, то это примерно 50 тыс. тонн: 20 тыс. тонн технических культур и 30 тыс. – зерновых. ООО «Новоузенский зерновой терминал»: 40 тысяч тонн зарезервировано под хранение интервенционного фонда, 20 тысяч – складские помещения для зерновых и технических культур. Гмелинка: свободных площадей для хранения – 25 тыс. тонн.

 При этом мощность Ершовского элеватора –100 тысяч, Новоузенского – 60 тысяч.

– Новоузенский элеватор вообще очень сложный, – признается Артем Юрьевич. – Он фактически пустой, а в интервенционные торги зашел, чтобы стать конкурентоспособным. Кроме того мы считаем, что он может проявить себя в работе с местными и питерскими аграриями и, частично, волгоградскими. Но Ершов из всех названных мною элеваторов имеет годовой оборот до 200 тысяч тонн.

Сырье закупает сама «АСТ Компани М», на контракты с аграриями предусмотрены миллиарды рублей, поэтому ни у саратовцев, ни у волгоградцев проблем не будет.

«Картина маслом». И тут диссонансом прозвучал вопрос Ивана Анатольевича Бабошкина про стоимость пшеницы 3 класса с протеином 14,5. Депутат Артемов думал, что позвучит цифра от 18 тыс. руб./т. Но Селянин, опустив глаза, произнес: « В районе двенадцати рублей. Сейчас пятнадцать рублей в порты, пожалуйста».

Эмоциональный Санинский воскликнул: «А мировая цена на сегодня какая?»

И тут началось:

– Просто надо сельхозтоваропроизводителям прийти к реалиям. Мир меняется, и какие-то отрасли будут страдать. Сверхприбылей в сельском хозяйстве уже не будет. То есть мы возвращаемся к старому, когда закрыли таможню и ввели эмбарго.

Форвардные договоры в этом году не заключаем, поскольку не видим смысла: валовка больно большая. Драться за урожай нет смысла. В этом году рынок покупателя, а не продавца, – докладывает Селянин.

 Санинский не унимается:

– Вы хотите сказать, что эмбарго вас устраивает?

– Мы привыкли работать в реалиях, – отбил удар Артем Юрьевич.

Дальше уже его никто не слушал, каждый депутат-аграрник доказывал своё. Громче всех звучала фраза «у нас отобрали».

 Бабошкин кинулся защищать гостя, но тот с достоинством отказался от помощи:

 – Мы привыкли работать с НДС, что ж теперь революцию поднимать?!

 Иван Анатольевич изменил тактику и тоже задал вопрос, как выстраиваются отношения с местными крупными аграриями: Александром Григорьевичем Бесшапошниковым и Николаем Николаевичем Белохвостовым.

Селянин проявил большое знание местной специфики, заявив, что у Белоногова достаточно своих складских помещений, поэтому он для «АСТ Компани М» важен как продавец.

 Алексей Петрович Паращуков, директор ООО «Пугачевхлебопродукт» (станция Чернавка Вольского района), решил отделаться двумя фразами: «элеватор готов», «в состоянии принять 50 тысяч тонн зерновых и масличных культур». При общей мощности 100 тысяч.

 Санинский воскликнул:

– И вы считаете, что это много?!

Не выдержав, Бабошкин прения останавливает:

– Наша задача – выслушать людей и дать минсельхозу рекомендации, а не заниматься говорильней.

 Паращуков спрашивает у Санинского: какой, по его мнению, все-таки будет валовка. Тот, ориентируюсь на ситуацию в Правобережье, предсказывает: хлеба будет в полтора, а то и в два раза больше, чем обычно.

Вроде бы радоваться надо, но зернотрейдер тут же портит настроение: Саратовская область уникальна тем, что практически ничего не потребляет. У нас нет ни животноводства, ни серьезной переработки.

Добавлю от себя. Поэтому что не съедим мы, доедят мыши.

 

 Светлана ЛУКА

24.06.2022  1904

Понравилась статья? Поделись:

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.