Логотип газеты Крестьянский Двор

день поля 2024

Второй Сверху 2

Глубоко копнул (часть 2)

В конце ноября 2019 года в ФГБНУ РосНИИСК «Россорго», подчиняющееся Минсельхозу России, пришел молодой директор Константин Кондаков

В конце ноября 2019 года в ФГБНУ РосНИИСК «Россорго», подчиняющееся Минсельхозу России, пришел молодой директор Константин Кондаков. Ему в тот момент не было и 37 лет. За плечами – годы учебы и работы в Саратовском аграрном университете вначале, как водится, лаборантом, потом ассистентом на кафедре экономической теории. Защита кандидатской диссертации на базе Оренбургского ГАУ. Должность заместителя декана по учебной работе в Институте агробизнеса СГАУ.

Затем непонятный для многих «вираж»: Кондаков становится начальником сельхозотдела, а затем начальником управления экономического развития администрации Федоровского района. Это даже ссылкой не назовешь. В отдаленный Перелюб у нас посылают тех, кто начальству не люб, а в Мокроус, который находится на той же стороне Волги в ста километрах от Саратова, просто посылают (шутка). Но для карьеры запись в трудовой книжке, свидетельствующая о работе «на земле», всегда пригодится. Так и случилось.

Сам Кондаков еще при первом нашем знакомстве признавался, что в определенный момент находиться в стенах родного вуза стало так тяжко – словами не передать. Поэтому был согласен на любое предложение.

Оправдай доверие. Если сможешь 

У меня в запасниках всегда найдется рождественская история. Например, про то, как в Минсельхозе России вдруг вспомнили подающего большие надежды молодого ученого из Саратова, который очень толково выступил на одном из совещаний, где его и заприметили.

На самом деле мало кому доподлинно известно, с чего это вдруг у Москвы открылись глаза на происходящее в поселке Зональный и почему выбор пал именно на Константина Кондакова. Но факт остается фактом.

Новый руководитель пришел, как говорится, всерьез и надолго. Не побоявшись скандала, а он тут же разразился, предложил всем научным сотрудникам занять свои должности на конкурсной основе. Привел, как это обычно бывает, «своих», в том числе и из СГАУ.

Тогда у нас состоялся очень тяжелый разговор. Я наезжала, он защищался. И в результате он мне буквально по каждому человеку всё объяснил. Уважительно, корректно и в то же время прагматично: с позиции польза-вред. И мы тогда нашли первую точку соприкосновения.

Я как журналист выросла на экономических очерках Стреляного, Аграновского, Овечкина, Лисичкина, Радова, в которых нравственные качества человека определялись в первую очередь его отношением к труду. А Кондаков, начитавшись в студенческие годы Заславскую, Петрикова, Анфиногентову, Югая, Автономова, Островского, Кувшинова, так вообще оседлал любимого конька – оказывается, диссертацию кандидата экономических наук он посвятил проблеме мотивации, эффективности труда, заинтересованности коллектива в конечном результате.

Наш пароль: «Заработная плата должна быть за-ра-бо-тан-ной. Только тогда и в человеке, и в коллективе просыпается гордость за свой труд, появляется осознание себя как нечто ценное, возникают соревновательные мотивы, приходят дисциплина вместе с порядком. Из поступков складываются привычки, из привычек – характер, из характера – судьба».

Я просто обязана была написать это длинное вступление ко второй части своего материала, потому что наши с ним разговоры на тему честности в профессии, которая обязательно приводит к достойным финансовым результатам, велись как раз в декабре 2019 – январе 2020 года. Когда, по мнению прокурорских, якобы в его светлой голове зрел преступный умысел ежемесячно обдирать и без того нищий институт на сумму порядка 14,7 тысячи рублей, официально (через бухгалтерию!) перечисляя эти деньги заместителю министра сельского хозяйства Марату Алимбекову. Хорошо еще, что тот честно признается: не поделился с директором ни рублем.

Если вы хоть чуть-чуть разбираетесь в людях, ни за что не согласитесь с выдвинутым против него обвинением в каком-то преступном или даже вредительском сговоре. НЕТ МОТИВОВ! Понимаю, руководитель института может и должен быть с журналистом откровенен ровно настолько, насколько ему позволяют интересы дела, но Кондаков всегда был обезоруживающе открыт. И принципиален.

Не секрет, какого шороху он наделал, когда, не побоявшись нажить себе врагов, пришел к некоторым авторам сортов, к тому же Валерию Ивановичу Жужукину, доктору сельскохозяйственных наук, профессору, работавшему в свое время в институте, и потребовал отказаться от патентов на селекционные достижения. Мол, имейте совесть ребята: авторство у вас никто не отбирает, вы его честно заслужили, а вот патентообладателем должно быть только государство. Вы эти сорта выводили по госзаказу в рабочее время, регулярно получали деньги из бюджета, так почему должны сейчас зарабатывать вы, а не институт. Дело дошло до суда. Сколько Кондаков уничтожил нервных клеток, вызвав огонь на себя, – не сосчитать. Зато постоял за экономические интересы института.

Как и многие из нас, Константин Кондаков любит сериал «Бандитский Петербург». Поэтому наизусть помнит, цитируя, знаменитые слова Антибиотика: «В наше время, Серёжа, можно украсть велосипед и всё здоровье отдать в тюрьме. А можно воровать вагонами и всегда оставаться на плаву. В России красть составы гораздо безопаснее, чем велосипеды, это я тебе конкретно говорю».

Фильм снят четверть века назад, а слова звучат настолько актуально – страшно делается. Кондаков за три года якобы «нагрел» федеральный бюджет на сумму 560 тыс. рублей. Что считается крупным ущербом. А то, что при его предшественнике в пустом ангаре института стояла яхта, способная опреснять морскую воду, так это ничего. Нужного позарез фотосепаратора, чтобы очищать семена не было (его купили и устанавливали при Кондакове), а яхта была. И кому она принадлежит, никого из правоохранительных органов не волновало.

По решению суда, экс-директор Вячеслав Сергеевич Горбунов должен был вернуть родному институту почти два с половиной миллиона рублей, что тот и делал, перечисляя с марта 2021 года «по пять копеек». Чтобы ускорить процесс, в ноябре прошлого года Кондаков инициировал процедуру банкротства физического лица. За душой у Горбунова минимум имущества, но зато он патентообладатель одного из сортов нута.

И кто сказал, что это не месть Кондакову за все его «инициативы»?!  

О, сколько нам открытий чудных… 

 Вынуждена повториться: Константин Кондаков давно готовился к тому, что придется защищать и себя, и семью, и коллектив. Но не успел. Он постоянно переносил сроки публикации в нашей газете результатов своих открытий, надеясь, что его находки адекватно оценят правоохранительные органы хотя бы из карьеристских побуждений.

– Мне удалось выяснить, что все ОПХ и завод прошли через процедуру банкротства. Объясню как на примере. Берут подрядчика для строительства, капитального ремонта коровников и производственных помещений. Стоимость – «космос»! Безусловно, хозяйство не тянет. В итоге сельхозпредприятие вгоняют в банкротство, а тот, кто был исполнителем, забирает всё имущество. И еще не факт, что стройка тире/или реконструкция велась. Но прежде чем хозяйство становилось банкротом по официальным документам, глава районной администрации выводил федеральную землю и сдавал ее в аренду третьим лицам. Без согласия учредителя, а это Минсельхоз России, и без разрешения собственника: Минимущество России.

Вопрос: куда смотрели государственные чины? В чьих руках в тот момент находился реестр федеральной собственности?- спрашивает мой герой.

В конце ноября 2019 года в ФГБНУ РосНИИСК «Россорго», подчиняющееся Минсельхозу России, пришел молодой директор Константин Кондаков

Мне это тоже очень интересно, поскольку я тут покопалась в материалах Арбитражного суда Саратовской области, касающихся данной темы, и внезапно наткнулась на цифру 14 млн 079 тыс. рублей в ценах 2004 года. Именно на такую сумму было закреплено имущество за ГУП ОПХ «Ждановское» на праве хозяйственного ведения договором № 186−04/х от 23.06.2004 между ним и Территориальным управлением Министерства имущественных отношений Российской Федерации по Саратовской области. Соответствующее распоряжение вышло 23.06.2004 года за № 570-р.

Будучи по сути въедливым человеком, новый директор института Россорго начал уточнять: вдруг два министерства дружно отказались от такого «тяжелого чемодана без ручки», как целый имущественный комплекс с шестью (!) ОПХ, семенной станцией по травам, заводом по переработке сорго и 126-ю тысячами гектаров земли, а он просто ничего не знает. А вот и нет! Федерация и не думала расставаться со своей собственностью. Значит, мы имеем дело с хорошо отлаженной схемой отчуждения. В скелете уникального итальянского завода по переработке сорго, который стоит на въезде в Красный Кут, до сих пор копошатся мародеры.

Два слова про деяния Александра Викторовича Бовтунова, министра-председателя комитета по управлению имуществом Саратовской области с 2005 по 2012 гг. До этого Бовтунов работал начальником отдела имущественных отношений Балаковской АЭС, его перетащил за собой в областной центр губернатор Павел Ипатов. Так вот этот самый Бовтунов 15 апреля 2005 года вступает в должность, а 22 сентября 2005 года подписывает распоряжение №1413-р о предоставлении в аренду сроком на 49 (!) лет Виктору Алексеевичу Юхименко (бывший главный агроном ОПХ «Волга») 20 земельных участков общей площадью 1147,6736, относящихся к ФГНУ РосНИИСК «Россорго» и находящихся в федеральной собственности. Речь идет о земельном участке, расположенном в 4 километрах к северо-востоку от села Малая Скатовка.

Оперуполномоченный ОЭБ и ПК УМВД России по г. Саратову С.С. Михайлов в своем постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела прямо так и пишет: в действиях министра-председателя могут усматриваться признаки преступления, предусмотренного ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий». Однако данных, которые могли бы послужить основанием для возбуждения уголовного дела, недостаточно. Этого же мнения придерживается начальник Управления МВД РФ по городу Саратову И.А. Кравцов, о чем он ставит в известность прокурора Саратова старшего советника юстиции М.С. Енишевского.

 А как же федеральная земля? – спросите вы. Где селекцией заниматься? Бог его знает.

Или вот вам еще история. Только про «здоровый образ жизни». Копаясь в бумагах, Кондаков обнаруживает государственный акт на передачу земельного участка площадью 4,6 гектара для организации СНТ Россорго. И даже проектная документация на часть берега Волги имеется за подписью председателя горсовета Н.Ф. Волкова. Но почему-то на этом месте прямо за Леруа Мерлен сейчас находится СНТ «Тополек 86», к которому ни один сотрудник института отношения не имеет.

– Оперативники из УМВД РФ по городу Саратову – молодцы, – говорит мой герой, – Они профессионально размотали весь клубок, но, к сожалению, участок в 3,6 гектара уже давно поделен и размежеван, 1 га – не успели, он зарастает бурьяном. Полицейские нашли свидетелей, которые признались: да, мы платили деньги ЗА ДОГОВОРА ДАРЕНИЯ от бывшего руководства ФГНУ РосНИИСК «Россорго». Потом человек обращался в суд с договором и требовал отдать ему его долю. А поскольку в тот же суд не выходили ни Росимущество, ни представители науки, никаких противоречий не возникало, и судья говорил: «На, забирай!» И это происходило после 2010 года.

Хотите узнать реакцию руководителя Территориального управления Росимущества в Саратовской области Екатерины Викторовны Мережниковой на СНТ с сомнительным происхождением, расположенном на землях ОПХ «Волга»? Ссылаясь на данные общедоступной публичной кадастровой карты Росреестра, руководитель теруправления сообщает: «в пределах земельного участка с кадастровым номером таким-то, находящегося в собственности Российской Федерации (!) расположены объекты капитального строительства». А дальше – «отсутствие документального подтверждения принадлежности данных объектов ФГБНУ «РосНИИСК» предполагает возможность принадлежности данных объектов недвижимости третьим лицам. Вышеуказанные обстоятельства препятствуют предоставлению ФГБНУ «РосНИИСК» земельного участка на праве постоянного (бессрочного) пользования».

Понятное дело, Кондаков в полиции начал задавать неудобные вопросы из серии «на каком основании, покажите документы». Напрасно, безрезультатно, впустую.

После того как полицейские свою часть отработали, Кондакова вызвали в Следственный комитет и сообщили: из владельцев всех участков только часть призналась в получении земли через дарение. А где остальные? – спрашивает следователь директора, словно это он был инициатором или участником тех событий. И отказывает в возбуждении уголовного дела … в связи отсутствием основания.

Это вам не пуговицу оторвать 

Понимая, что воевать на всех фронтах не получится, Кондаков решил сосредоточиться на Ждановке Краснокутского района. Дабы заручиться поддержкой, Константин Кондаков подробно делится с Мережниковой своими проблемами и планами, рассказывает о возникшей ситуации, пишет официальное письмо, прикладывает имеющиеся документы. И начинает ходить-звонить, как к себе на работу.

Обнаружилось, что теруправление вообще не подозревает о своих землях в Красном Куте.

В конце ноября 2019 года в ФГБНУ РосНИИСК «Россорго», подчиняющееся Минсельхозу России, пришел молодой директор Константин Кондаков

 А уж про то, что прежнее ГУ НПО «Саратовсорго», переименованное 1 мая в 2002 года в ФГНУ ПНИИСХ «Саратовсорго», было единым научно-производственным комплексом, «осуществляющим технологический процесс от создания сортов и гибридов сорго и кукурузы вплоть до получения семян и внедрения в производство научных разработок» –вообще никому не ведомо. И про то, что головной организацией был институт, тоже. Хозяйства – «призраки» имели не только замечательную историю, но и отдельные расчетные счета, и четкую специализацию. Например, полностью разрушенный ГУП «Завод по переработке и хранению семян сорго «Краснокутский» должен был заниматься послеуборочной обработкой и хранением, реализацией семян, созданием федерального страхового фонда семян. ГУП ОПХ «Ждановское», имеющее не только цех растениеводства, но и животноводства, специализировался на семеноводстве сорго. И так далее. А таких ОПХ было шесть!

Константину Кондакову, 1983 года рождения, в 2005 году, когда Ждановка была объявлена банкротом, исполнилось только 22 года, поэтому он не знает, почему и как именно умерщвлялся некогда здоровый организм ОПХ. Но как руководитель института федерального подчинения и к тому же кандидат экономических наук, он просто обязан был собирать и изучать документы. А в них доказательство: от единого производственного комплекса опытные хозяйства отрывались, как пуговицы от женского халатика.

Кондаков не знает, кому первому пришла в голову идея выхолащивать институтский устав, но из него постепенно и тщательно вымарывалось всё, что касалось и имущества, и земли ГУП НПО «Саратовсорго».

 Я неслучайно цитирую документы чуть ли не дословно. Минсельхоз России поставил перед Кондаковым очень серьезные задачи, ну и спрашивал соответственно, контролируя каждый шаг. Директор не просто находится на постоянной связи с Москвой – 6 ноября 2020 года в институт приезжал статс-секретарь - заместитель Министра Максим Иосифович Увайдов, который оценил состояние материальной базы учреждения. Сейчас Департамент селекции и семеноводства МСХ курирует Первый заместитель Министра Оксана Николаевна Лут – вот и представьте себе уровень ответственности.

Когда Кондакова не поддерживает территориальное управление Росимущества, он обращается в ФСБ с просьбой помочь разобраться. Ответ обескураживает: «руководство приказало этим не заниматься – много времени прошло». Потребовалось потревожить Следственное управление Следственного комитета по Саратовской области, написать «заявление о хищении неустановленными лицами, путем обмана, имущества, принадлежащего ГУП ОПХ «Ждановское», в крупном размере». Те, как и положено, эту жалобу спускают на уровень района.

Далее следуют несколько постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. Их смысл можно передать решением старшего оперуполномоченного ГЭБиПК ОМВД России по Краснокутскому району лейтенанта полиции А.А. Лысенко, утвержденным начальником полиции ОМВД России по Краснокутскому району К.К. Штайнбековым 20 апреля 2022 года. Читаем: «В ходе проверки установлено, что неустановленные лица (вот такой каламбур. – Прим. ред.) вывели в ходе процедуры банкротства из оборота ГУП ОПХ «Ждановское» недвижимое имущество (земельные участки, здания, сооружения) и технику, чем причинили в крупном размере ущерб Российской Федерации». Однако «установить полный перечень недвижимого имущества и лиц, причастных к данным действиям, не представилось возможным».

Также правоохранители в своих ответах называют хозяйства, к которым переходили имущество и земля. Это, во-первых, ООО «Росагро-Саратов» (город Саратов, Ильинский проезд, д.11, учредитель и гендиректор Владимир Николаевич Квасневский), затем некое ЗАО «Центр исследования гражданских инициатив», зарегистрированное в Саратове, Московская ул., д.55, кв.202, директор Денис Петрович Гусаров. Оба предприятия ликвидированы с той лишь разницей, что вместо ЗАО есть ООО «Центр исследования гражданских инициатив» (ООО «ЦАГИ») в лице директора Алексея Юрьевича Шевченко (413252, Саратовская область, Краснокутский р-н, с. Ждановка, Садовая ул., д. 28а, помещ. 10).Судя по нашей информации, начиная с 2018 года, в этой организации трудится всего лишь 1 сотрудник.

И, наконец, читаем в ответе начальника отдела МВД России по Краснокутскому району подполковника милиции Р.М. Абдурахманова: «В ходе дополнительной проверки установлено, что большая часть имущества, указанного в заявлении директора ФГБНУ РосНИИСК «Россорго» К.С. Кондакова, находится в пользовании и собственности ООО «Воскресенское» (гендиректор Валерий Анатольевич Сырбачев), ИНН 6449057116, расположенном по адресу: Саратовская область, Энгельсский район, с. Узморье, ул. Революционная, д.8. В ООО «Воскресенское» направлен запрос о предоставлении информации о наличии движимого и недвижимого имущества, а также земельных участков, расположенных на территории Ждановского МО Краснокутского МР Саратовской области для индикации данного имущества и земельных участков». Ну а дальше традиционное: «установить полный перечень недвижимого имущества и лиц, причастных к данным действиям, не представилось возможным». И в резолюции – отказ в возбуждении дела.

Прокурор Краснокутского района советник юстиции Д.П. Сараев также не усмотрел оснований для принятия мер прокурорского реагирования, напомнив лишь, что решением Арбитражного суда Саратовской области от 21 октября 2005 года №А 57-597Б/05-23 ГУП ОПХ «Ждановское» признано несостоятельным (банкротом), а 24 августа 2010 года конкурсное производство было прекращено, юридическое лицо перестало существовать.

Напомню, в государственном акте на право пользование землей (копия в редакции имеется) на балансе совхоза «Ждановский» на праве оперативного управления были земельные участки сельскохозяйственного назначения общей площадью 15 149 га, из них пашня –12 535 га, пастбища –1316. В прокурорском ответе фигурируют цифры: 14 583, 12 471 и 1112 – якобы столько сельхозугодий, пашни и пастбищ глава района Бессонов своим постановлением №435 от 21 апреля 2004 года передал перед процедурой банкротства в аренду «Росагро-Саратов».

Обанкроченное имущество также было передано ООО «Росагро-Саратов», однако каких-либо документов на технику и здания сейчас нет. В том числе и потому, что в 2004 году из конторы ГУП ОПХ «Ждановское» были похищены два сейфа. Об этом письменно утверждали два главных бухгалтера ГУП»: В.Ф. Дудырева и М.Н. Перова.

Как говорит мой герой, к чему я это всё клоню? Столкнувшись с явной неспособностью правоохранительных органов искать и возвращать государственное имущество, любой другой директор института давно бы махнул рукой. Но Константин Кондаков 5 октября 2022 года идет в Арбитражный суд Саратовской области. В качестве ответчиков в судебном процессе выступают районная администрация и ООО «ЦАГИ», в качестве третьих лиц – минсельхоз России и области, а также Теруправление Росимущества. Дело получает номер А57-26253/2022.

Несмотря ни на что Кондаков вместе со своим представителем Е.Р. Титовой считают перспективы признать за ФГБНУ РосНИИСК «Россорго» права бессрочного безвозмездного пользования земельными участками очень даже реальными.

И эта мальчишеская вера в торжество справедливости меня даже немного раздражает. Во-первых, не для того известные всем господа уничтожали документы, чтобы быть пойманными за руку. Во-вторых, слишком много воды утекло, чтобы всё вернуть «взад». В-третьих, чтобы всё разложить по полочкам, Кондакову нужно нанимать целую бригаду независимых столичных расследователей, которые способны копать и выстраивать доказательную базу. Потому что аргументы должны быть зубодробительными. Ни у него, ни у института нет на это серьезных средств, прямо скажем. Однако, повторюсь, руководство института это не остановило.

И как только судья А.И. Михайлова начинает вникать в документы – а если вы заглянете в картотеку судебных дел, там сплошь «Отложить судебное разбирательство (ст.157, 158, 225_15 АПК). Истребовать доказательства (ст.66 АПК)» – в институт пришли сотрудники ФСБ! С целью проверки оперативной информации, по словам моего героя. 

Уже сиди и не спрашивай вопросы… 

– Очередной проверки институт Россорго уж точно не перенесет – подлинных документов почти не осталось, – смеется «горемычный» директор. – Опросили практически всех сотрудников по факту выполнения должностных обязанностей одного из членов коллектива.

Кондаков фамилию Марата Алимбекова не называет, я ее вычисляю самостоятельно. Но кроме бумажных носителей, у меня на руках есть диктофонная запись, где Константин Сергеевич делится своими впечатлениями от первого многочасового разговора в здании Управления ФСБ по улице Вольской, 77, в ходе которого ему порекомендовали делать так, как скажут. Иначе ему продемонстрируют, «как работает государственная машина».

Причем тут ФСБ?– удивятся мои читатели. Оказывается, у всех федеральных институтов имеются свои «кураторы», вот они и «куражатся», кто как может.

По глубокому убеждению моего героя, за него взялись лишь потому, что он решил вступить в войну за федеральные земли и имущество. И он, повторюсь, понимал, какими будут последствия. В таких случаях одесситы обычно советуют: «Уже сиди и не спрашивай вопросы».

В конце ноября 2019 года в ФГБНУ РосНИИСК «Россорго», подчиняющееся Минсельхозу России, пришел молодой директор Константин Кондаков

В феврале 2023 года он вошел в здание на Вольской,77, уже с адвокатом. В начале июня 2023 года Кондакова пригласили в Следственное управление СК РФ по Саратовской области на ул. Григорьева, 30, в качестве свидетеля. А 16 июня 2023 года его вновь вызывают туда же, но уже в качестве подозреваемого. И тут тоже, по его твердому убеждению, свою роль сыграли сотрудники ФСБ. 14 июня 2023 года Отделом по расследованию особо важных дел Следственного управления Следственного комитета по Саратовской области было возбуждено уголовное дело №123026300210000059 по части 3 статьи 159 УК РФ в отношении М.Я. Алимбекова и К.С. Кондакова. Об этом я уже писала в предыдущем номере газеты. Но Марат Якубович преспокойно ходит на работу на улицу Университетскую 45/51, в тот самый кабинет №304, где якобы созрел их «преступный умысел». А вот подозреваемый Кондаков попал как кур в ощип. 19 июня руководитель второго следственного отделения Отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Саратовской области подполковник юстиции А. Ю. Марков ходатайствует перед судом об его отстранении на период предварительного следствия. Уже на следующий день судья Волжского районного суда А.А. Рыблов принимает решение отстранить, чтобы подозреваемый не смог помешать следствию.

Рассказывая эту историю, Кондаков только руками разводит. Похоже, в институте уже нет ни одной бумажки, за исключением туалетной, которую бы не отсканировали «бойцы невидимого фронта». Чтобы дать показания, сотрудники института еще весной отпрашивались у директора с работы, поэтому непонятно, как директор может повлиять на них в конце июля.

Сейчас подозреваемый Кондаков взялся рьяно защищать своего подчиненного, заявляя, что Алимбеков, работая удаленно, активно участвовал в институтской программе развития семеноводства кукурузы, имеет научные статьи по направлению деятельности института, без него и кластер «Зеленая химия» не был бы разработан, и куча других вещей не случилась бы. Алимбеков, напротив, «активно сотрудничает со следствием». Заявив сам на себя, что он три года получал незаработанные деньги.

Как я подозреваю, ему пообещали спустить дело на тормозах, в обмен на «утопление» Константина Кондакова.

В этой истории, как по мне, оперативно ответить на многочисленные вопросы не по силам ни уголовному, ни арбитражному судопроизводству. С этим согласен и один из адвокатов Кондакова. Он на сто процентов убежден, что уголовное дело до суда не дойдет вообще, поскольку шито белыми нитками. Его цель – по-возможности надолго, а еще лучше навсегда, отстранить непокорного директора от институтских будней. А через месяц-другой и про него, и про его «завиральные» идеи все забудут.

Я предпринимала попытку достучаться до Минсельхоза России с тем, чтобы ведомство не спешило рубить с плеча голову, не убедившись в том, что она дурная. Дозвонилась до знаменитого Игоря Борисовича Абакумова, издателя портала «Крестьянские ведомости», продюсера канала «Сельский час», благо с ним мы знакомы тысячу лет, и тот даже выразил готовность принять участие в судьбе опального директора. Но Кондаков решил, что справится собственными силами. Рассуждает примерно так: если я ни в чем не виноват, так за что меня сажать? Оптимист. 

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Не дожидаясь рассмотрения апелляции на решение суда об отстранении Кондакова, Минсельхоз России временно исполняющим обязанности директора ФГБНУ РосНИИСК «Россорго» назначил Владимира Владимировича Панченко, бывшего заместителя директора по экономике и организационным вопросам. 

31.07.2023Светлана ЛУКА  2425

Понравилась статья? Поделись:

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    нижний2