Логотип газеты Крестьянский Двор

Покровское

НИИСХ-Юго-Востока

Бьют по луговому мотыльку, а гибнут пчелы

Пчеловоды Калининского района из посёлка Ким и села Ахтуба Ахтубинского муниципального образования бьют тревогу из-за предстоящей обработки полей веществами первого класса опасности для пчёл.

Пасечникам поступило предупреждение от главы КФХ Анастасии Андреевны Кормилицыной, что в период с 1 августа по 1 сентября 2022 года будут проведены авиационные работы для защиты посевов подсолнечника инсектицидами Лямбда-С (Д. В. – Лямбда-цигалотрин) и Конфибой ВРК (Д.В. – Имидаклоприд). Срок изоляции для пчёл установили с 17.00 до 10.00 ежедневно в течение месяца.

Производители мёда забили тревогу и 2 августа обратились в прокуратуру – теперь проводится проверка. Обработку смогли немного отсрочить, но опасность не скрылась с горизонта. Неизвестно, какое решение вынесут правоохранительные органы. Могут и разрешить обработку. Тогда пчеловоды понесут огромные убытки и погрязнут в судебных делах, бюрократические процедуры которых можно затягивать годами.

О том, как пасечники собираются действовать, «Крестьянский двор» поговорил с председателем регионального отделения Союза пчеловодов России Дмитрием Викторовичем Тюриным.

– Занимаются фермеры авиационной обработкой, потому что штрафы ниже потерь. Они готовы платить штрафы и травить. Тут же не только пчёлы, тут здоровье людей. Допустим, посёлок Ким. В тридцати домах, что там есть, живут в основном старики, из них четверо с онкологией. Откуда онкология в сельской местности? Это тоже может быть результатом применения химии. Тем более для человека эти вещества составляют третий класс опасности. Если сейчас в городской черте применить отравляющие вещества третьего класса опасности – это будет теракт. Заведут уголовное дело. А здесь свободно применяют, плюют на все нормы законодательства, СанПиНа – ничего не соблюдается и применяются отравляющие вещества.

Я четыре дня ходил в управление сельского хозяйства администрации Калининского района, просил фермеров остановить обработки и заменить методы на более безопасные – в ночное время и наземным способом. Они на это не идут. Говорят, что подсолнечник высокий и цветёт, а обработав старыми методами, то есть трактором с бочкой, больше поломают растения, чем принесут пользы. На стадии цветения обработки запрещены. Значит, нужно предвидеть эту ситуацию и принимать меры до цветения. Пчёлы летают по подсолнуху, который обрабатывают веществами с первым классом опасности для них. Срок действия яда до 14 дней и выше.

Россельхознадзор моё обращение от 2 августа принял, посмотрим, как оно будет исполняться. Никто не имеет права ближе чем за 2 километра от населённого пункта заниматься обработкой авиационным методом. Это согласно нормам СанПиНа от 2021 года (пункты 280-286 СанПиН 2.1.3684-21).

У нас идёт борьба за урожай. Фермеры говорят, что создают социальную структуру села, платят налоги. Но, тем не менее, они травят людей. Возьмите Лысогорский район. Фермер Ковальский обрабатывал поля и потравил пчёл. Пострадали и утки, и гуси в частных подворьях. Очень много пчёл погибло, больше тысячи пчелосемей. Уголовное дело было заведено, пчеловоды обращаются в суд и наняли адвоката – будут требовать возмещения ущерба. Что людям остается делать? Бросать всё и уезжать? Средств-то к существованию нет. В этом году по всей России отмечается рекордный мор пчёл. В Сибири за пять лет погибло меньше, чем в этом году, потому что зарегистрирована вспышка лугового мотылька, от которого и обрабатывают посевы.

Комиссия от администрации Калининского района выезжала. Да, мы посмотрели – ущерб на полях есть, гусеницы много. Я не против, чтобы боролись, но нужно делать это более безопасными способами, учитывать интересы людей, которые проживают на этой территории, потому что пчеловодам уже некуда деваться. Кочевые пасеки предупреждают: «Переезжайте». Они перебираются из одного муниципального образования в другое, а там тоже, оказывается, будут летать самолёты. Гоняют по всей области. Тех, что устали ездить и остались в своих населённых пунктах на стационарных пасеках, записанных в похозяйственных книгах, тоже травят. Пчеловоды несут колоссальные убытки. На законодательном уровне нужно принимать акты, которые будут защищать интересы пчёл и пчеловодов.

Раз вы осознано идёте на обработку полей, знайте: последует неминуемая гибель пчёл, потери пчеловодов в финансовом, да и в моральном плане, потому что многие после этого бросают заниматься медом из-за отсутствия перспектив развития. Фермеры, когда потравят, не говорят: «Я потравил, но давайте ущерб компенсирую». Это надо опять судиться, терпеть бюрократические и моральные издержки, при этом не факт, что выплатят компенсацию. Они любыми путями будут затягивать процесс на два-три года.

В данный момент Союз пчеловодов России проводит работу по созданию базы, и в ней уже 29 регионов России, где погибли пчёлы. Подаются документы в Министерство сельского хозяйства РФ с просьбой о введении чрезвычайной ситуации в связи с массовой гибелью пчёл в стране.

А нужно всего лишь желание, чтобы обеспечить пчеловодам защиту. Все муниципальные районы держатся за счёт сельхозпроизводителей, за счёт урожая. В Калининском районе в 2019 принято постановление, где обозначен план действий по предотвращению гибели пчёл. У фермеров – свои интересы, у пчеловодов – свои. Закрыть пчёл не является выходом. Если закрыть улей на час-два, его обитатели перегреются, потому что в улье поддерживается температура в 36 градусов, а если она поднимется до 45, погибнут. Аграрии предупреждают об обработке, но закрыть ульи технологически невозможно.

По данному случаю всё же добились прогресса с чиновниками. Был представитель от Россельхознадзора, который сказал: «Здесь обрабатывать нельзя». Я так понимаю, всё закрепили протоколом. По факту мы увидим потом – будет обработка или нет.

Субсидий нам государство не выделяло. Есть такое, что пчеловоды по закону имеют право подавать на гранты. Но у нас перспективные сферы развития – это молочное и мясное животноводство. На пчеловодство реально получить грант невозможно. Хотя для многих людей на селе – это единственный способ существования, потому что другой работы нет. Одна из проблем Калининского района – отток населения. За полгода уехали 600 человек. Хотелось бы, конечно, гарантий и уверенности в завтрашнем дне.

Мы хотели выслушать вторую сторону конфликта и обратились в КФХ Анастасии Андреевны Кормилицыной, но ответственный за проведение работ по защите посевов Андрей Викторович Кормилицын отказался беседовать с «Крестьянским двором».

Пасеки страдают и в других районах Саратовской области. В июне в Лысогорском районе разгорелся скандал. Алексей Александрович Чернега написал заявление в полицию по факту гибели пчёл у него на пасеке.

В ЧП Алексей обвиняет КФХ Нины Васильевны Ковальской.

– Обрабатывали поля с самолёта с нарушением требований СанПиНа, погибло очень много пчёл. Из госструктур пока нет ответа. Дело идёт очень туго, – считает Чернега. –

Обработка была 9 июня. В тот же день обратились в полицию, ветеринарную службу и Россельхознадзор. Выезжала прокуратура. С этого времени ответ до сих пор не получен ни от полиции, ни от прокуратуры, ни от Россельхознадзора. Звоню узнать, где наше дело, чтобы адвокат ознакомился с материалом. В Россельхознадзоре говорят, что передали в прокуратуру. Прокуратура говорит, что к ним ничего не приходило, то есть дело удерживается по каким-то причинам в Россельхознадзоре. Они говорят, что передали дело, но наш адвокат выяснил: оно всё ещё там.

От пасеки до поля, которое обрабатывал фермер, всего 3 километра, поэтому практически вся пчела погибла. Шел сбор кленового мёда – он самый дорогой, но мы остались без него и без следующего мёда из липы. Кроме того эта отрава действует на иммунитет. Появились болезни в пчелосемьях: аскосфероз и мешотчатый расплод.

В итоге, мы сделали экспертизу. С поля взяли образцы ростков озимой пшеницы и клёна, который рядом цвёл, – на него тоже попал яд. И это совпало с найденным веществом в подморе пчёл. Есть заключение, но фермер «потерялся», на контакт не идёт, никак не собирается компенсировать. Пытается это дело замять, но наш адвокат настроен решительно, он выигрывал такие дела.

Мы позвонили в КФХ Нины Васильевны Ковальской, нашей редакции дал комментарий Евгений Геннадьевич Ковальский.

– В той стороне района вообще другие люди работали, а когда увидели самолёт, все к нам прибежали. Получается, что от посёлка Ключи, где пасека Чернеги, до нашего поля около 6-7 километров. Предупреждал я лично, два раза, пчеловода Владимира Архипова, который серьёзно пострадал от нашей обработки. В предупреждении об обработке он расписался. Но потом тоже начал вместе с Чернегой ходить по всем инстанциям.

Они не закрыли ульи. Я обрабатывал участки пшеницы озимой 4 часа 16 минут, было холодно, капля осаживается вниз.

Сейчас мы стали активно применять квадрокоптеры. Обработка таким методом реально «садится на карман». Сравните, отдать 1400 рублей только за обработку одного гектара или 250 рублей. Для фермера это серьёзная нагрузка. Это невыгодно. Сейчас нужно подсолнечник опрыскивать. На одном поле у меня есть серьёзное поражение, там будем квадрокоптер использовать.

Пчеловод, если приехал к нам в район, должен прийти в ветеринарную службу, встать на учёт. Ветеринар выезжает и осматривает пчелу, может быть, болезни были ещё до этого, и даёт фитосанитарную карту. После чегопасечники должны поехать в администрацию и сообщить, сколько ульев используется. Чтобы об этом пчеловоде все знали. Они почему не регистрируются? Потому что, если укажут сколько ульев, сколько он мёда собирают, то должны с этого заплатить налог. Сначала прячутся, а потом бегут к властям.

Приехали с Ключей, а от нас до них шесть километров, приехали с Гремячего, а до туда ещё дальше, 8 километров. Люди просто хотели воспользоваться удобным случаем. Весна была холодная – черноклён побило, липу побило, а тут они решили отыграться на нашем хозяйстве.

Когда человек занимается своим делом, у него должно быть всё доведено до ума. Не закрывают пчёл, потому что нет вентиляции. Они говорят, что в такую жару не могут закрыть пчелу, – так сделайте навес над ульем, вложитесь в своё производство. К стационарным пасекам тоже применятся закон – должен быть забор, водопой, навес для защиты от солнца.

Услышав, что очень сильно пострадал пчеловод Владимир Архипов, «Крестьянский двор» попытался с ним связаться, но Владимир не захотел дать комментарий по поводу гибели пчёл на его пасеке.

Тревожная тенденция сохраняется. Совсем недавно, 3 августа, произошла массовая гибель пчёл и в Екатерининском районе. Причина та же – авиационная обработка полей от вредителей. Вот как комментирует ситуацию в селе Октябрёвка Александр Александрович Рудов, он живет в Ртищево, здесь его родительский дом.

– Я знал, что мор пошёл по всей области, но думал, что поднимется скандал и фермеры прекратят обработки. Но напрасно.

Крик души. Весь Екатериновский район отравили. Финансово можно стерпеть, но тяжело смотреть, как пчёлы гибнут. Обрабатывали тоже авиационным методом. Погибло много лётной пчелы. Я не один такой, другие пасеки тоже пострадали.

Обрабатывать должны были с пятого августа, а пчёл отравили третьего. Никого не предупредили – вот ёще в чём суть дела.

Я собрал участкового, главу муниципального образования, пригласил Россельхознадзор, приехали из управления сельского хозяйства. Взяли всё на анализ, все бумаги оформили.

Сейчас сдал в Саратове на анализ подмор пчёл и листья подсолнуха. Хотим, чтобы завели уголовное дело и всё-таки возместили ущерб. Понимаю, что вспышка лугового мотылька, что фермеры терпят убытки. Пусть обрабатывают более безопасными методами. Это дольше, но безопаснее для людей и пчёл.

Мы, пчеловоды, может быть, «достаём» сельхозников – у них издержки, но в любом случае надо уметь договариваться. Не будет пчёл, не будет и жизни. Больше беспокоят не финансы, а моральная сторона вопроса – хочется этот беспредел остановить.

29 июня 2021 года вступил в силу Федеральный закон от 30.12.2020 № 490-ФЗ «О пчеловодстве в Российской Федерации».

Статья 16. Предотвращение отравления пчел пестицидами и агрохимикатами

 1. Не позднее чем за три дня до проведения работ по применению пестицидов и агрохимикатов лица, ответственные за проведение таких работ, обеспечивают доведение до населения населенных пунктов, расположенных на расстоянии до 7 километров от границ запланированных к обработке пестицидами и агрохимикатами земельных участков, через средства массовой информации (радио, печатные органы, электронные и другие средства связи и коммуникации) информации о таких работах.2. Информация о запланированных работах по применению пестицидов и агрохимикатов должна содержать следующие сведения:

1) границы запланированных к обработке пестицидами и агрохимикатами земельных участков;

2) сроки проведения работ;

3) способ проведения работ;

4) наименования запланированных к применению пестицидов и агрохимикатов и классы их опасности;

5) сведения об опасных свойствах запланированных к применению пестицидов и агрохимикатов;

6) рекомендуемые сроки изоляции пчел в ульях.

3. Применение опасных для пчел пестицидов и агрохимикатов осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 19 июля 1997 года № 109-ФЗ «О безопасном обращении с пестицидами и агрохимикатами».

Александр КАМЫШАНСКИЙ

Понравилась статья? Поделись:

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.