Логотип газеты Крестьянский Двор

Второй Сверху 2

«Сирота кремлевская», или Как Дмитрий Патрушев ответил на вопросы фермеров

Патрушев спрашивает Сироту: «А вам два микрофона зачем?» Сирота: «А мы же фермеры, нам с двух микрофонов удобнее. Ласковый теленок, он же с нескольких титек сосет». 

Как мы уже сообщали, 9 февраля в Москве прошел Первый фермерский съезд под эгидой ассоциации сельскохозяйственных товаропроизводителей «Народный фермер», зарегистрированной в городе Истра. Одним из создателей ассоциации и её председателем стал сын милиционера из деревни Путилково Московской области Олег Александрович Сирота, человек с непонятным образованием, экстравагантными поступками (так, на передачу «Давай поженимся» он пришел с двумя козами) и весьма успешной политической карьерой. Ему повезло попасть сначала в поле зрения губернатора Московской области Воробьева, потом Министра сельского хозяйства РФ Патрушева – этим в основном и объясняется его движение наверх.

 

Золотой медалью за вклад в развитие агропромышленного комплекса России награждены фермеры Красноармейского района Саратовской области Алексей Владимирович Иванов и Игорь Александрович Комаристый. 

Не будем забывать, что «Народный фермер» был создан на базе «Народного фронта», движения, инициированного президентом России, поэтому ассоциация Олега Сироты сама по себе максимально приближена к власти. Ну и, соответственно, пытается получить пользу от этого симбиоза. Недаром Олег Александрович по Фрейду проговорился про ласкового теля, который двух маток сосет.

Если сравнить атмосферу со съездами АККОР, на которых часто звучит критика чиновников и власти, иногда переходящая в крик, то встреча на ВДНХ была чистым политесом: Сирота постоянно ликующе произносил слова «супер» и «спасибо». Патрушев, напротив, очень осторожно произносил «могу», «а вот тут не могу». И «не могу», обратите внимание, касается всего, где возможно ущемление монополий. Так, вместо снижения цен на электроэнергию для фермеров предлагается строительство ими газомоторных установок.

Нас в данном случае интересует лишь реакция министра на конкретные вопросы предпринимателей, потому что озвученные проблемы могут быть интересны и нашим читателям. 

Пошлина как источник господдержки аграриев

Сирота: Планируется ли в дальнейшем увеличивать темпы экспорта зерна? Сохранится ли объём интервенционных закупок? Ну и, самое главное, можно ли как-то отменить заградительную пошлину?

Патрушев: Отменять пошлину мы не станем. Знаю, что все бы такого решения хотели, но оно, поверьте, абсолютно непродуктивно и бессмысленно. Ну а корректировать пошлину будем. Причём, ещё раз напомню, у нас все деньги от пошлины направляются в агропромышленный комплекс. Мы этот процесс контролируем, и с Минфином соответствующие договорённости есть. Так что деньги из отрасли не уходят.

Есть второй вариант — увеличивать объёмы экспорта. Чем постоянно занимаемся. 70 миллионов тонн зерна вывезли по прошлому году. В этом году экспортный потенциал также очень значителен. Не открою большого секрета, во второй части сельхозгода мы обычно устанавливаем квоту на экспорт. Раньше было 24 миллиона тонн, сейчас мы её поднимем, потому что есть возможность вывезти больше. И это тоже будет способствовать увеличению экспорта.

Что касается интервенции. В прошлом году закупили 3 миллиона тонн. С декабря прошлого года начали ещё закупать 2 миллиона. Работу в данном направлении будем продолжать.

В рамках, по-моему, 118-го постановления начиная с 2022 года вернули аграриям 60 миллиардов рублей. Это тоже идёт на поддержку тех, кто занимается зерном. Очередные 10 миллиардов раскассировать будем сейчас.

Все это помогает нашим растениеводам увереннее переживать период низких цен. Но если будут еще большие объёмы урожая, то с низкими ценами придётся как-то работать. 

О проблемах ягодников

Бабкен Юрьевич Испирян, глава ассоциации КФХ и сельхозкооперативов Калужской области, член общественного совета Минсельхоза России:

– Мы переходим от мелкого производства к промышленным закладкам ягодников. И в связи с этим у нас возникает парочка проблем.

Главная – использование средств защиты растений от болезней и вредителей. Площади ягодников невелики – на всю страну несколько десятков тыс. га. Если сравнить с десятками млн га пшеницы, кукурузы или подсолнечника, ну очень маленькие размеры.

Производители средств защиты растений для таких маленьких площадей отдельно для каждой культуры препараты регистрировать не хотят. Есть, правда, выход, который применяется в Белоруссии и в других странах, откуда мы импортируем продукцию. Там тоже сталкиваются с этой бедой и регистрируют препараты на группы растений. То есть не отдельно на смородину, крыжовник, малину, а целиком на все ягоды. Тогда объём рынка для производителей средств защиты становится интересным, и они начинают регистрировать препараты.

Следующая проблема – система «Сатурн». Весь вопрос в том, что в ней работать достаточно сложно. А тем, кто производит ягоды, туда, в общем-то, и заносить нечего. Поэтому хотелось бы сразу в продолжение первой части вопроса, если решится проблема регистрации препаратов, хотя бы чуть-чуть облегчить работу в этой системе, чтобы мы тоже могли эффективно работать.

Третье. Мы уже импортозамещаем технику для уборки тех же самых ягод. Даже в советское время этого не было. Советский Союз покупал ягодоуборочные комбайны в Финляндии. Мы польскими комбайнами пользовались. Теперь просто вынуждены этим серьёзно заняться. Нашли партнёров в России, которые специально под нас готовы производить технику.

Патрушев: По сути дела это реинжиниринг (радикальное обновление бизнеса. – прим. ред.), я правильно понимаю? И вы нашли партнёров, которые готовы решать эту задачу. Я прошу своих коллег на это обратить внимание и всячески поддержать, с Минпромторгом отработать, чтобы у нас начали появляться свои комбайны для нишевой категории, которая связана с выращиванием ягод.

Этого у нас не было никогда. И во времена Советского Союза, насколько мне известно, у нас толком своих комбайнов не было. Вот это важно, и вы молодцы, что этим занимаетесь.

Что касается средств защиты растений, я поддерживаю идею. Давайте вместе посмотрим на наших белорусских партнёров, на наших белорусских товарищей. У них много чего хорошего сделано, чего у нас нет. Давайте проанализируем, можно ли списком утвердить средства защиты растений, которые вы сможете использовать.

При этом на что хочу обратить внимание. У нас есть достаточно большой, объёмный список тех СЗР, которые вы можете использовать. Их порядка, по-моему, 400. И из них 10-15%, то есть порядка 40-50-60 можно использовать для обработки плодово-ягодной продукции. Для земляники вы не можете найти СЗР или просто хотите добавить что-то ещё?

Испирян: Дело посложней. Имеется большой список средств защиты растений для плодовых, для виноградников. Но если вы возьмётесь выращивать айву, то на нее вообще нет ничего зарегистрированного, или возьмёте крыжовник, на нём тоже вообще не будет зарегистрированных препаратов. Потому что очень маленький рынок.

Патрушев: Но, наверное, есть какой-то универсальный препарат, которым можно пользоваться и для земляники, и для айвы, и для крыжовника. А вы хотите, чтобы для каждого был свой, точечный?

Испирян: Наоборот, мы хотим, чтобы препараты стали универсальными. Чтобы в самой регистрации, процедуре, то есть во всем мире именно так, чтобы растения со схожими признаками обрабатываются одними и теми же препаратами.

Патрушев: Я поддерживаю вас. Препараты должны быть универсальными. Андрей Викторович (Разин, заместитель Министра. – прим. ред.), вы слышите? Я поддерживаю, давайте это сделаем.

Сирота: У меня есть предложение от имени от всего сообщества. Может быть, нам объединить все информационные системы в один интерфейс?! А то мы уже шутим, что планетарная система заканчивется. Можно же сделать автоматическим предзаполнение, одинаковые сведения передавать, включить шаблоны полей, интегрироваться кадастровыми картами, то есть сделать обмен данными между ними. Чтобы было одно окно.

Патрушев: В зале сидит Максим Александрович Титов (заместитель Министра. – прим.ред.), который недавно стал заниматься цифровизацией, руководитель цифровой трансформации. Я думаю, что соответствующую просьбу мы адресуем ему, и он этим будет заниматься.

Но для понимания ситуации скажу: это точно непросто. Это объединение разных систем, которые зачастую работают на разных платформах. Но, тем не менее, если мы этим не будем заниматься, мы никогда не найдём искомый результат.

Вы тогда дайте тот вид, который бы вы хотели видеть, а мы будем пытаться тоже с вами вместе прийти к тому, что должно быть.

О семенах и фермерской поправке 

Константин Станиславович Юров, руководитель ассоциации «Народный фермер Кубани»:

– Первое, хочется поблагодарить за то, что у нас есть такая площадка прямого диалога. Мы её очень долго ждали. И то, что делает ассоциация, это огромная наша потребность.

Из проблем. У нас, на Юге, сейчас возник дефицит семян сахарной свеклы, а Юг заходит в сев уже с 1 по 10 марта. Соответственно, просим вас помочь, чтобы семена на Юг поехали. Сейчас обеспеченность, по нашим оценкам, в районе 55-60 %.

Вторая большая просьба от всего, наверное, фермерского сообщества: не отменять «фермерскую поправку». Как говорится, испокон веков существует в Гражданском Кодексе эта норма и позволяет при производстве семян для личных нужд только десяти культур не уплачивать роялти в течение двух лет. Этой формой поддержки мы пользуемся, она касается только малых и средних хозяйств.

Но сейчас ряд Союзов хотят, по сути, создать систему погектарного сбора. Посеял пшеницу – значит, плати роялти в такой-то сумме. От 100 до 1 000 рублей за гектар. Причём в Думу заходит законопроект, заходит обоснование, мы на них пишем отрицательные заключения. Вынуждены просить вас не отменять фермерскую поправку. Тем более что скоро выходит ФГИС «Семеноводство», и в ней можно будет отделить тех, кто производит семена для себя, от тех, кто производит на продажу.

Сейчас, нам кажется, проблема именно в том, что просто нет регистра учёта. Соответственно, никто не указывает, что производит семена на продажу и не платит роялти селекционерам.

Патрушев: Во-первых, это наша прямая обязанность, обязанность Минсельхоза и тех, кто отвечает за вертикаль растениеводства, — обеспечить аграриев ко времени необходимыми семенами. И если возникает ситуация, при которой нам говорят, что у нас нет семян сахарной свёклы, Андрей Викторович, вопрос надо решить срочно.

Вячеслав Михайлович Лукомец, директор ФГБНУ «Национальный центр зерна им. П.П. Лукьяненко», сегодня рассказывал, как будет устроена система селекции. Я знаю, что только в этом Центре есть порядка 90 тысяч посевных единиц сахарной свёклы. Поэтому нужно оперативно сработать, кругозор чуть-чуть расширить. И Лукомец просьбу от меня, я думаю, уже услышал максимально быстро связаться с вами и предоставить соответствующие семена.

Понимая природу вопроса, скажу несколько слов об импортной селекции. Коллеги, установлены квоты на поставку семян из недружественных государств. Но квота небольшая. И в случае нехватки, мы, конечно, ими совершенно точно воспользуемся и не будем создавать ситуации, при которой аграрии останутся без семян.

Тем не менее, обратите внимание на то, что мы сейчас с вами пытаемся преодолеть абсолютно никому не нужную зависимость, когда они нас держат, извините меня, за одно место, и мы зависим от них в объёме той продукции, которую можем сами произвести. Нам нужно заниматься своей селекцией, и мы это делаем.

Помимо того, что вам эти семена в обязательном порядке, у меня нет сомнений, предоставят, я думаю, что стоит подумать и о той части вопроса, которую вы сформулировали как неуплата фермерским сообществом роялти.

Второе. Если не будет у семеноводческих хозяйств, у научных предприятий денег на то чтобы развивать селекцию, где мы возьмём тогда семена? Мы всю жизнь так и будем находиться в зависимости от импортных поставок. Поэтому я вашу озабоченность понимаю. У вас тоже нет лишних ресурсов для того, чтобы финансировать, в том числе, и селекцию. Но нужно найти какую-то золотую середину. (Патрушев о золотой середине говорит на протяжении года, но проблема не решается. – прим.ред.)

Надо подумать, как сохранить фермерскую поправку, для того чтобы вас не обирали семеноводческие компании. Но что-то вы платить должны, вы же пользуетесь этой продукцией. Если мы не будем платить, как они развиваться будут?

Поэтому, я думаю, что Оксана Николаевна (Лут, Первый заместитель Министра.– прим. ред.) позанимается, найдёт какой-то компромисс, который позволит нам развивать семеноводческие хозяйства, но при этом обеспечивать вас семенами в соответствующие сроки с нужным качеством и за небольшую все-таки плату.

Сирота: Своё достойное место на рынке занимают маленькие фермы — от 50 до 200 голов коров. Но если говорить, конечно, о промышленном производстве молока, то мы согласны с позициями Минсельхоза, что наиболее эффективными являются фермы с поголовьем под 1000, а то и больше голов коров. У них хорошая экономика. И у нас есть фермеры, которые готовы и хотят расти. Хочу дать слово как раз такому человеку. 

О дополнительной поддержке молочников

Сыровар Валерий Владимирович Ройгас, член подмосковной ассоциации, работающий в городском округе Шаховская (на западе Подмосковья - от МКАД 120 км по Новой Риге). Тот самый фермер, который продал гостиницу в Берлине и Bentley, чтобы достроить ферму по гранту «семейная ферма»:

– Мы начинали в 2013 году с 10 коров и с 11 гектаров земли. Через 10 лет, благодаря минсельхозу области, Минсельхозу РФ, мы добились уже 1000 гектаров земли и поголовья около 500 голов. Задачи нам, как говорится, государство ставит, мы их хотим выполнять. Настрой есть, желание есть. И, хотелось бы понять, будут ли какие-то дополнительные меры поддержки?

Почему? Потому что при увеличении поголовья возникает целый комплекс разных историй. Это строительство животноводческих ферм, это покупка новой техники. И, что очень немаловажно, это строительство жилья для сотрудников, специалистов, которых мы будем приглашать в будущем к себе. Нам их катастрофически не хватает. И нам бы хотелось людей как-то к себе приманивать. Вот такой основной вопрос.

Патрушев: Меры поддержки, я вам обещаю, будут доступны и для малых, и для средних, и для крупных предприятий. Они будут, скажем так, в разных объёмах доводиться до производителей, но они точно будут доступны для всех.

А с точки зрения объёмов финансирования молочной отрасли, грех жаловаться. Если в 2020 году мы на поддержку молока тратили порядка 35-40 млрд руб., то в 2024 году заложили на это столь важное направление уже больше 60 млрд. То есть у нас ежегодно объёмы поддержки молочной отрасли растут. Это нам позволяет увеличивать объёмы и делать нашу молочную отрасль более технологичной, более продуктивной. Все меры сохранятся.

Если вы чувствуете, что какой-то меры недостаточно или есть необходимость дополнительно разработать что-то еще, милости просим, мы всегда открыты. Но надо понимать: в 2024 году нами предусмотрено 554 млрд вообще на все сельское хозяйство и на весь агропромышленный комплекс, включая и ввод земли в оборот, и строительство инфраструктуры, и социалку. Вот из этих 554 миллиардов больше 10 % мы отправим на поддержку молочной отрасли. 

О недобросовестных участниках торгов

Руслан Иршатович Санатуллов, генеральный директор ООО «Агро-трейд» из Новой Бирючёвки Ульяновского района, член ассоциации Ульяновской области:

– Хотелось бы поднять вопрос о земле. Помимо КФХ, в АПК остались ещё и ООО, и кооперативы, которые вынуждены участвовать в торгах и конкурировать, по правде говоря, с жуликами. Думаю, многие с этим сталкивались, когда непрошенные гости повышают максимально цены или демпингуют, просят откаты. Огромная просьба рассмотреть вопрос установления порядка торгов и распределения земель сельскохозяйственного назначения. Может быть, торги проводить как-то закрыто, только между сельхозтоваропроизводителями?

Патрушев: То есть вы хотите, чтобы до торгов не были допущены недобросовестные участники? Я поддерживаю это предложение в целом. Надо просто проработать вопрос. Я не вижу какой-то сложности. Мы же ряд решений на эту тему приняли. Мы без торгов, по-моему, предоставляем землю малым формам, да? Возможно, есть какие-то нюансы, не все линейно, не все просто. Но, в целом, с пониманием, что это целесообразно было бы сделать, давайте посмотрим на проблему. 

О сельском туризме

Андрей Болсуновский, бывший руководитель Красноярского регионального филиала «Юниаструм Банк», владелец туристического объекта «Коза Дереза» (21 км Енисейского тракта), в прошлом году у него в гостях побывал Патрушев. Награжден золотой медалью Минсельхоза России за развитие животноводства:

– Земельный вопрос в агротуризме, прямо скажем, достаточно интересно поставлен, с ним надо как следует разбираться.

Очень хорошо, конечно, что нам, фермерам всем, разрешили на землях сельхозназначения строить дома, почти разрешили эти дома использовать как гостевые. Но нам бы, на самом деле, очень хотелось, чтобы было разрешение на строительство на землях сельхозназначения нестационарных гостевых домов. Потому что это, скажем так, задерживает развитие, народ опасается инвестировать. Вдруг какая-нибудь проверяющая структура может нам, в конце концов, все снести.

Патрушев: Прекрасно понимаю, что без соответствующего разрешения на использование земли для развития туризма мы дальше не продвинемся. Поэтому земельные отношения должны быть урегулированы. Есть закон, он уже в процессе принятия. И, думаю, что это скажется позитивным образом.

Как я понимаю, вы отчасти уже воспользовались инструментами, которые мы предлагаем. Уже порядка 130 проектов воспользовались грантами на развитие туризма. Грантов выдали на сумму порядка 1,5 миллиарда рублей. Ну и мы эту программу будем расширять.

При этом, коллеги, вы ж все работаете на земле. И, я думаю, что для всех важно, чтобы земля использовалась по назначению и мы не растеряли нашу землю в погоне за какими-то дополнительными доходами. Значит, нужно, чтобы все-таки земля работала в первую очередь как не инструмент, а как база для производства.

Поэтому давайте мы рассмотрим возможность размещения нестационарных объектов, вместе с ассоциацией дополнительно этот вопрос проработаем. Андрей Викторович, видимо, тоже этим будет заниматься. Ну и внимательно подойдём к тому, чтобы мы не открыли ящик Пандоры. Чтобы у нас эту землю не начали использовать для совершенно непонятных, неразумных целей, чтобы она у нас осталась все-таки основной базой производства. 

О субсидируемых газогенераторах

Антон Алексеевич Алексеев, фермер-рыбовод, хозяин осетрового хозяйства, по совместительству председатель сельскохозяйственного кооператива «Акваферма». Деревня Тяглино, Гатчинский район, Ленинградская область:

– Мы занимаемся индустриальным рыбоводством. Как вы понимаете, это технологичный вид животноводства, который очень чувствителен к тарифам. В моей родной Ленинградской области установлен тариф 14 рублей за киловатт. Не знаю, кто платит ещё больше, чем мы. Но мы нашли, как выйти из этой ситуации, и в прошлом году приобрели газопоршневую установку на 200 киловатт электрической мощности.

Большое спасибо нашему агропромышленному комитету, который субсидировал нам половину затрат на этот замечательный агрегат. Потому что с его работой стоимость 1 киловатта электрической энергии превращается в 3,5 рубля. Как вы понимаете, даже при 100-киловаттных в час затратах фермерского хозяйства — ну просто огромная экономия. Более чем трехкратная.

Здорово, когда региональный агропромышленный комитет помогает, но не правильней было бы рассмотреть предоставление федеральной поддержки для приобретения фермерами газопоршневых установок для решения проблем высоких тарифов?!

Патрушев: Слушайте, мы очень много лет говорим о том, что цены на электроэнергию для сельхозтоваропроизводителей зачастую являются очень и очень высокими. Я много, где слышал: а вот вы, Минсельхоз, вы ничего не делаете, цены неподъёмные, что это такое?! А никакого конструктива не было. А вот вы сейчас высказали совершенно нормальное предложение, и мы его всячески поддерживаем.

Если вы имеете возможность альтернативно решить этот вопрос, конечно, это нужно делать. Мы подписали соответствующее соглашение с Газпромом. Перед ним сейчас стоит задача газификации всей страны, он ее очень успешно реализует. И давайте, конечно, тогда ставить аппаратуру, которая позволяет преобразовывать газ в электроэнергию.

Прошу своих коллег рассмотреть возможность предоставления максимальной поддержки для тех, кто готов заниматься такой вот оптимизацией. Это абсолютно верное решение. Не просто кричать ай-ай-ай, что же такое, почему же у нас такая дорогая электроэнергия?

Система ценообразования не позволяет энергетикам нам снизить цену, ну не получается. И от того, что мы просто говорим, как все это плохо, и не предлагаем никаких путей, нет никакого результата. Насколько у вас цена на электроэнергию снизилась?

Алексеев: Было 14 рублей, а стало 3,5-4,0. Чем больше ты потребляешь, тем выше экономия.

Патрушев: Я вас ещё раз от всей души благодарю за такой подход, и мы всячески этому будем содействовать. Меры должны быть разработаны на уровне федерации.

Сирота: Фермеры сегодня решают ряд социальных задач. Одна из наших задач — закрепить работников на территории, и вообще в отрасли. Многие из нас всерьёз задумываются над строительством жилья для своих работников, чтобы им было где жить.

В Ярославской области существует отличная программа поддержки своих племенных хозяйств, которые занимаются чистопородным разведением романовских овец. Эта поддержка оказывается в виде ежегодной единовременной субсидии, возмещающей понесённые расходы на содержание маточного поголовья. Ее размер на 2024 год - 5000 рублей на одну матку. 

О жилье

Александр Чачин из Ярославской области:

– На краю Ярославской области мы занимаемся возрождением, сохранением наших отечественных пород сельскохозяйственных животных — романовскую овцу и ярославскую корову. Очень профессионально занимаемся. И, соответственно, остро встаёт жилищный вопрос.

Мы как фермеры готовы соучаствовать в строительстве либо покупке этого жилья. Вопрос: как будут развиваться в этой поддержке существующие программы, в части увеличения территории, охвата при строительстве жилья, ну и, конечно же, в объёме средств государственной поддержки.

Патрушев: Ни для кого не секрет, мы активно занимаемся этим вопросом. Жилье строится, федерация в этом участвует. Действенный инструмент — сельская ипотека. Она выдаётся под 3% годовых. Мы сделаем все возможное, чтобы деньги на неё были, чтобы и дальше мы продолжали выдавать эти льготные ипотечные кредиты.

На что ещё хочу обратить внимание — это все-таки строительство жилья в найме. Этим инструментом тоже можно пользоваться. Финансируется, по-моему, 20% со стороны компании и 80% со стороны государства. Значит, этот инструмент тоже мы сохраним. По истечении какого-то времени работник, который там живёт, может выкупить по очень льготной цене. На мой взгляд, это тоже то, что может привязать человека организации, в которой он работает, географически к тому пункту, где он живёт. 

Об экспорте

Ирина Гармаева – переработчик. Мороженое от «Иль Мио Мороженко» позиционируется как премиальное и стоит не дешевле западных сортов: в рознице 75-граммовая баночка IceCro стоит около 120 руб.:

– Нашему заводу 8 лет, мы производим молочную продукцию, протеиновое мороженое, мороженое без сахара, веганскую безлактозную продукцию, которая подходит для тех, у кого инсулинорезистентность, у кого диабет, дефицит белка, и уже начали поставку в Арабские Эмираты. До этого удалось войти во весь российский ритейл. Поставляем от Вкусвилла до Перекрёстка, Пятёрочки. И у нас вот такой вопрос. Мы видим, что малые формы агробизнеса имеют высокий потенциал для развития экспорта, мы производим нишевую продукцию, которая пользуется большим спросом на внешнем рынке.

В Китае, мы знаем, хорошо сейчас развивается культура потребления правильного питания, и нам очень интересен китайский рынок. Можем ли мы рассчитывать на помощь Минсельхоза в развитии отношений и в переговорах с китайской стороной для поставки нашей продукции?

Патрушев: Не только можете, а и нужно это делать. И Минсельхоз обязательно поможет. У нас есть компания «Агроэкспорт», вот я попрошу, чтобы ее представители с вами обязательно связались и максимально помогли продвинуть ваш товар на экспортные рынки. Пока вы только в Китай хотите, но есть и другие дружественные нам страны, я думаю, что с удовольствием вашу продукцию будут покупать.

Помимо этого есть и Российский экспортный центр, который, я знаю, тоже занимается продвижением, в том числе, продукции малых предприятий.

Значит, Олег, к вам просьба все-таки эту работу систематизировать. Соберите с участников вашей ассоциации потребность в продвижении продукции, перечень хозяйств, которые готовы к выходу на внешние рынки. Мы вместе можем определить номенклатуру товаров, которые стоило бы поставлять в ту или иную страну, потенциальный объём таких поставок. Небольшой объём экспортировать достаточно проблематично. Но, тем не менее, это можно сделать. Ну и когда эта работа системно будет организована, мы точно совершенно поможем вам продвигаться на внешних рынках.

Наш товар, фермерский товар, за границей очень востребован. Я неоднократно сам участвовал в выставках и знаю, как население этих дружественных стран относятся к нашим товарам. Они с интересом пробуют и покупают то, что вы производите, готовы этому уделять внимание и продвигать нашу продукцию.

Патрушев: Можно два слова еще скажу, не прогоните меня? Уважаемые коллеги, хочу вас ещё раз поблагодарить за состоявшийся диалог. Очень важно, чтобы все решения, которые принимаются по поддержке фермерства, принимались именно в диалоге с вами, зачастую в непростом диалоге. И только в этом случае они будут действенными.

Я вас хочу поблагодарить за то, что вы делаете для развития агропромышленного комплекса, за то, что вы делаете для развития сельского уклада жизни. Без вас не будет нашей деревни, нашего села. 

Важно, что появилась такая ассоциация. У меня нет сомнений в том, что текущие вопросы, которые будут возникать, будут в рамках этой ассоциации находить ответы, будет налажен правильный, самое главное, конструктивный диалог, где мы все будем друг друга слышать.

Записала Светлана ЛУКА

P.S. После того как Патрушев покинул зал, «на ринге» осталась его заместитель Оксана Лут. И вот ей достались самые сложные вопросы. Кто хочет, посмотрите на сайте Минсельхоза России. Насколько я поняла  из сказанного, возможности Минсельхоза РФ не очень велики, на многие вещи он повлиять не может. Поэтому, как говорит Лут, «у вас движущая сила, у вас есть фермерское лобби для того, чтобы продвигать вашу позицию. Вот у вас есть позиция, вы считаете, что вы правы, значит, вы имеете право её продвигать. Ну, все, что в рамках закона, безусловно. У вас есть Олег, я предлагаю, значит, Олега нагрузить, Олег будет работать».

КСТАТИ

27-28 февраля в Москве, в Колонном зале Дома Союзов, состоится юбилейный XXXV съезд Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России, приуроченный к 35-летию возрождения фермерства нашей страны. Наверняка будет вестись трансляция съезда, посмотрим, какая атмосфера будет там.

 

25.02.2024  2576

Понравилась статья? Поделись:

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    нижний2