Логотип газеты Крестьянский Двор

В Саратовской области сотрудник минсельхоза подал в суд на своего работодателя

В Саратовской области сотрудник минсельхоза подал в суд на своего работодателя

Осталось понять, как им с этим жить дальше.

В минувшую пятницу, 23 декабря, Фрунзенский районный суд города Саратова рассматривал философский вопрос: можно ли построить достойную жизнь, ведя себя недостойно. Это я пишу как филолог. А как журналист констатирую: нашелся-таки в министерстве сельского хозяйства Саратовской области человек, который не стал уходить с работы «по собственному желанию», а решил за себя побороться. Хотя до него за последние два года здание на улице Университетская, 45/51, покинуло специалистов десять, не меньше.

Сорокавосьмилетний Александр Гончаров, начальник отдела мелиорации и развития сельских территорий МСХ области с августа 2017 года, в середине ноября т.г. подал иск на работодателя с требованием снять с него выговор и выплатить в качестве моральной компенсации 37 тысяч рублей. В ходе почти трехчасового заседания судье Марии Агишевой так и не удалось доподлинно выяснить, какие именно действия истца послужили основанием для издания приказа № 135-л от 20 сентября 2022 года за подписью заместителя председателя правительства области – министра сельского хозяйства Романа Ковальского. И свидетели, и представители ответчика – Максим Новиков, консультант отдела правовой работы МСХ области, Андрей Савельев, юрист, действующий по доверенности, – ситуацию не только не прояснили, а даже запутали.

Еще летом Гончаров встретился с новым, месяца не прошло после избрания, заместителем председателя областной думы Ерохиной. У неё в кабинете. Практически без свидетелей. Видимо, сказал что-то там не соответствующее её идеальному представлению о жизни. Может, вдобавок лицо не такое сделал, как надо. Короче, дама посчитала, что Александр Владимирович поставил под сомнение работу целого правительства. Поленьев в костер подкинула, по словам свидетеля Уполовникова, Кристина Понкратова, руководитель аппарата аграрного комитета областной думы, которая была свидетелем этой встречи, но в ней не участвовала. Она якобы тоже звонила в минсельхоз и тоже выражала негодование по поводу поведения Гончарова. Кстати, на суде она от своих слов откажется.

Поднялся такой шум, что министр сельского хозяйства Ковальский инициировал служебную проверку и, как только Гончаров вернулся из отпуска, влепил тому выговор. Формальный повод – некомпетентность и неподобающее поведение.

В приказе Ковальского идет ссылка на статью 57 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» от 27.07.2004 N 79-ФЗ. В ней уточняется понятие дисциплинарного проступка, то есть «это неисполнение или ненадлежащее исполнение гражданским служащим по его вине возложенных на него служебных обязанностей». Также есть указание на «Заключение по результатам служебной проверки с целью выявления причин и условий, повлекших за собой срыв совещания по вопросам реализации мероприятий программы «Комплексное развитие сельских территорий» 22 июля 2022 года» от 15 сентября 2022 года. Но как ни билась судья, вытягивая подробности из Понкратовой, Дарьи Курносовой, бывшего секретаря министра, Максима Ревякина, начальника отдела организационной работы и делопроизводства МСХ области, Дмитрия Уполовникова, первого заместителя министра сельского хозяйства, – ничего криминального в действиях истца она, похоже, не обнаружила.

Поэтому Агишева согласилась с предложением Савельева привлечь на следующее заседание в качестве свидетеля самого министра. Романа Станиславовича ждут 12 января в 10 часов утра в подразделении суда на улице им. Ф.Э. Дзержинского, д. 13/15. На моей памяти это первый случай, когда представители ответчика в два голоса предлагают вызвать в суд человека, которого они обязаны ограждать от лишних забот.

Хочешь, чтобы люди сочли тебя психом, — скажи правду

Если бы мы жили в другой области, ситуацию с выговором Гончарова можно было бы назвать комичной или даже идиотской. Скорее всего, она бы просто не случилась, потому что времена и без того смутные. Но мы с вами находимся в Саратовской губернии, поэтому требования к себе предъявляем особые. Что уж говорить про Татьяну Ерохину, помощника Председателя Государственной Думы РФ Вячеслава Володина в Саратовской области, первого заместителя секретаря Саратовского регионального отделения партии «Единая Россия», к тому же заместителя председателя Саратовской областной думы?! Женщине нет сорока пяти лет, а она и диссертацию на соискание степени кандидата юридических наук защитила, и руководителем общественной приемной Дмитрия Медведева в Саратовской области побывала, и депутатом областной думы 5-7 созывов стала.

И вот эта самая Ерохина – представители ответчика на судебном заседании предложили называть её исключительно по фамилии, не уточняя высоких чинов и званий, поскольку велась аудиозапись, – в пятницу 22 июля решила провести «совещание» (так заявляет в своем письме областная дума), посвященное программе «Комплексное развитие сельских территорий». Наш истец Александр Гончаров, имея большой опыт работы не только в минсельхозе, но и в администрации муниципального образования одного из районов области  искренне считает: не может совещанием называться встреча, в которой участвуют всего два человека. Третий – только входит-выходит, поэтому он принял Понкратову за обычного секретаря. Причем нет никакой повестки, а разговор никем не протоколируется. По его мнению, госпожа политик просто хотела поднабраться полезной для встреч с избирателями информации, поскольку в сентябре шла на выборы в депутаты областной думы на очередной срок. Но разговор не получился.

Об этом чуть ниже, а пока необходимое отступление. Настоящих, взаправдашних совещаний, посвященных КРСТ, с участием депутатов, чиновников разного уровня и населения, в этом году прошло много. И с «любознательностью» Татьяны Петровны столкнулся не один Гончаров. Буквально за неделю до описываемых событий в Чернаве Вольского района выступал руководитель управления растениеводства, технической политики, ГИС-технологий, мелиорации и социального обустройства села Владимир Николаевич Тарабрин, непосредственный начальник Гончарова. Выступал конструктивно, называя проблемы, предлагая депутатам как можно быстрей найти деньги на проектирование сельских дорог. Список необходимых участков, который собирался специалистами минсельхоза со всей области, и так сократили с семидесяти до десяти.

Ерохина после спросит, когда тот сбросит ей справку. А он ответит, что всю информацию привык держать в голове, поскольку каждая цифра, каждый населенный пункт выстрадан. Есть только методичка, которая находится у него в компьютере на рабочем столе. Не поверите, несмотря на позднее время, Ковальский пошлет своего помощника Ивана Новикова в минсельхоз, и тот по электронной почте направил Ерохиной методику, дабы избежать неприятностей.

Владимиру Тарабрину, который десять лет отработал в минсельхозе и был в свое время даже главой Озинского района, никто выговор не объявит – ему просто не продлят контракт в связи с достижением 65-летия. И провожать на пенсию его придет половина минсельхоза, но не руководство. Хотя буквально за месяц до этого Роман Станиславович изъявлял желание сохранить этого уникального специалиста, наладившего личное общение с сотрудниками МСХ РФ и знавшего все подводные камни программы.

Но правда никому не нужна, хорошо еще, что в нарушении федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации», как Гончарова, не обвинили. Владимира Николаевича отправят на покой в августе, в разгар уборочной страды, когда заместителю министра по растениеводству Александру Николаевичу Зайцеву и без КРСТ хоть вешайся. Но никого это не волнует. Первый замминистра Дмитрий Уполовников служит «кривым телефоном» между Ковальским и начальниками отделов, «крутит пальцем свой чуб», как шутят сотрудники МСХ, и ни за что фактически не отвечает. Бедный губернатор Бусаргин. Как с такой кадровой политикой он будет поднимать экономику региона, непонятно?!

Депутаты депутатами, но до них кто-то должен был донести информацию, что программа КРСТ, на которую наш регион делает такую серьезную ставку, на самом деле для Саратовской области не очень годится. Сколько ни собирай совещаний, как ни выкручивай рук главам муниципальных районов, как ни выгоняй с работы специалистов районных управлений сельского хозяйства и (или) минсельхоза – две-три позиции в требованиях к участникам программы у нас заведомо провальные. Самая главная – соотношение трудоспособного населения к нетрудоспособному. Москва прямо так и говорит: зачем мы будем вливать деньги в села, которые через десять лет прекратят своё существование? А у нас практически весь левый берег такой. В селах остались одни старушки. И сравните с соседней Пензенской областью, где инвесторы находят не только площадки для строительства, но и людей, которые будут работать на новом производстве, которых можно переучивать. Поэтому для нашего вымирающего региона требуется совершенно другой подход. И каким он должен быть, никто из экономистов не знает, как я погляжу. А крайними оказываются специалисты среднего звена, серьезные самодостаточные мужики, которым не хочется быть «подхихишниками». Тот же Владимир Тарабрин три года вместе со знаменитым турковским предпринимателем Курочкиным, который выделял средства на проектирование, пытался пробить водоснабжение села Рязанка. Бесполезно! Число жителей – триста с чем-то человек. Рабочих – в 9 раз меньше. И это правый берег Волги, граница с Тамбовом! Самые черноземы. А не проведешь воду, не проложишь дорог – последние сбегут. Вот и думай, губернатор, вместе с депутатами.

На прошедшем только что совещании в областной думе глава аграрного комитета Иван Бабошкин предлагал вернуться к старой практике работы с субсидиями из федерального бюджета. Не помню, как при нем, но при министрах Татьяне Кравцовой и Александре Соловьеве царила практика, когда областные чиновники умудрялись про свою часть софинансирования проектов «забывать», подставляя руководителей хозяйств. Именно это заставляло племзавод «Трудовой» Марксовского района, и не одного его, судиться с минсельхозом области, выбивая деньги из областного бюджета.

Устав от фокусов провинциальных чиновников, которые игнорируют Постановление Правительства РФ от 30 сентября 2014 г. N 999, Минсельхоз России переписал «Правила предоставления и распределения субсидий…». Теперь Москва не даёт, а «добавляет» к тому, что у нас есть, свою долю. Отсюда такие смешные цифры в результате: просим миллиарды, а получаем несколько десятков миллионов.

После общения с частью сотрудников МСХ невольно приходишь к выводу: последним министром, которого по-настоящему интересовала нормативно-правовая база, была Татьяна Кравцева. Роман Ковальский, несмотря на свою молодость и отсутствие опыта работы в финансовых организациях, к раздаче субсидий отнёсся как к премированию приятелей. Бесстрашно. Безо всякой объективности и беспристрастности.

Политикам вроде Татьяны Ерохиной, которые выросли в тени Вячеслава Володина, напоминаю: 70-80% процентов всех средств, которые проходят через саратовский минсельхоз, оформляются управлением растениеводства, технической политики, ГИС-технологий, мелиорации и социального обустройства села. И проходят, в частности, через руки начальника отдела Александра Владимировича Гончарова. Он единственный  (один из немногих) специалист, который «собаку съел» на заключении соглашений с  работе в государственной интегрированной информационной системы управления общественными финансами «Электронный бюджет» по своему направлению. И министр Ковальский не может этого не понимать. Однако вместо того, чтобы подняться над личной неприязнью (как иначе объяснишь такое активное желание лишить человека работы), по-мужски дистанцироваться от «бабьих склок» (по-иному это и назвать трудно), Роман Станиславович Ковальский «вляпался», «наступил», «влетел» в эту некрасивую историю. Как муха в борщ.

Знаете, что хуже страха сказать правду? Страх узнать её

Ерохина, скорее всего, рассчитывает на Володина. Ковальского по разным соображениям может прикрыть Бусаргин. А кто защитит Гончарова, когда «Кодекс этики и служебного поведения государственных гражданских служащих Саратовской области» (Принят Саратовской областной Думой 24 мая 2011 года) сейчас направлен только против него. Ни министра, ни руководителя аппарата аграрного комитета, ни депутата, получающего заработную плату за счет средств саратовских налогоплательщиков, содержание Закона вроде как не касается. Объективную оценку ситуации, конечно же, даст суд, а пока перечитаем статью 2, пункт «о» ЗСО №55З: «государственные служащие, сознавая ответственность перед государством, обществом и гражданами, призваны …не использовать служебное положение для оказания влияния на деятельность государственных органов, организаций, должностных лиц, государственных служащих и граждан при решении вопросов личного характера». Сейчас минсельхоз представляет ситуацию таким образом, что встреча с Ерохиной заранее тщательно готовилась, была внесена в план работы областной думы, потом неоднократно переносилась. Зачем это нужно? Чтобы доказать официальность события. Ведь если у тебя доверительный, частный разговор – это одно. А если удастся доказать сам факт совещания, тогда можно притянуть за уши нарушение пункта «п» статьи 2 ЗСО №55, в котором указано, что госслужащие обязаны «воздерживаться от публичных высказываний, суждений и оценок в отношении деятельности государственных органов, их руководителей, если это не входит в должностные обязанности государственного служащего». А именно это и вменяется в вину нашему герою. Хотя о какой публичности может идти речь, если разговор происходит с глазу на глаз?! И, потом, что крамольного в словах Гончарова, когда он сравнивает штатное расписание своего отдела с количеством сотрудников таких же отделов Пензы, Самары и других регионов? Хотите, чтобы минсельхоз работал более оперативно, добавьте людей.

Сам Гончаров узнал о необходимость сходить на ул. Радищева 24 «а» незадолго до самого события, поэтому безо всяких задних мыслей, подхватив справки, отправился выполнять поручение начальства. Судья Мария Агишева так и не смогла узнать, кого конкретно вызывали в думу. Скорее всего, Уполовникова, просто тот перепоручил начальнику отдела.

Разговор с Ерохиной длился около десяти минут, после чего расстроенный реакцией политика Гончаров покинул думу и позвонил сразу трем своим начальникам: министру, заместителю министра Зайцеву и начальнику управления Тарабрину, у которого в тот день был отгул. Помнит, что Ковальский еще удивился, спросив, что тот делал у Татьяны Петровны? Как пишут в детективных романах, это стало началом конца.

Комиссия, состоящая из Дмитрия Мехова, начальника управления кадровой политики, правовой, организационной работы и делопроизводства, Романа Мещерякова, начальника отдела кадровой политики, Владислава Кузнецова, начальника отдела правовой работы, Ирины Павленко, начальника отдела экономического анализа и предпринимательства, и председательствующего Уполовникова, в своём заключении напишет: Гончаров совещание в областной думе фактически сорвал. «В виду отсутствия должной подготовки». «Допускал высказывания, касающиеся невозможности исполнения поставленных задач структурным подразделением МСХ в пределах действующей штатной численности». Говорится в этой бумаге и про «пренебрежительный тон в общении с руководителем комитета законодательного органа Саратовской области». Обратите внимание на источник информации – секретариат заместителя председателя правительства области Романа Станиславовича Ковальского.

В своей пояснительной записке Гончаров указывает, что не понимает, о каком совещании идет речь. Ссылаясь на статью 2 ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» от 27.07.2004 N 79-ФЗ, он заявляет, что в данном случае «не могут быть полностью, объективно и всесторонне установлены: факт совершения дисциплинарного проступка; вина; причины и условия совершения дисциплинарного проступка; характер и размер вреда, причиненного в результате дисциплинарного проступка».

Этой пояснительной записки хватило начальнику отдела правовой работы МСХ области профессиональному юристу Владиславу Юрьевичу Кузнецову считать, что Гончаров заслуживает дисциплинарного взыскания. Но на судебное заседание Кузнецов не является. Хотя речь идет, прежде всего, о репутации заместителя председателя правительства области. За начальство «отдувается» Максим Новиков, малоопытный консультант отдела правовой работы, который выдаёт перлы красноречия. Один за другим.

Судья: Когда от Ерохиной поступило сообщение и в какой форме? С приведением каких доводов? Их обоснование. В ходе проверки это устанавливалось и где нашло своё отражение?

Новиков: Точной конкретики не было.

Судья: Как конкретики не было, если в вину вменяется пренебрежительное отношение?

Новиков: По информации Ерохиной…

Судья: Она сама это сообщила.

Новиков: Да, естественно.

Судья: Кому?

 Новиков: Ковальскому Роману Станиславовичу

Судья: По телефону?

 Новиков: Эта информация не уточнялась.

Судья: Почему в рамках проверки это не устанавливалось?

Новиков: Способ получения информации не столь был важен, главное – чтобы было это сообщение.

Судья: О чем она сообщила?

Новиков: О двух моментах.

Судья: Мы знаем, что Гончаров по вызову явился, ответил на все имеющиеся вопросы. Так в чем выразился срыв совещания? Это устанавливалось в ходе проверки?

Новиков: Точно не устанавливалось.

Судья: А для чего тогда комиссия создавалась?

Новиков: Чтобы рассмотреть все данные.

Судья: А как она рассматривала?

Новиков: Комиссия сочла, что данные обстоятельства являются приемлемыми. К тому же истец не дал никаких определенных пояснений по данным обстоятельствам. Вот и на суде он отрицает пренебрежительное отношение к Ерохиной.

Мария Агишева заставляет Новикова зачитать часть заключения комиссии и опять задаёт вопрос о конкретике.

Судья: Комиссия-то выясняла эти обстоятельства?

Новиков: Наверное, рассматривала данные вопросы. Просто они не нашли отражения в документе.

Судья: А сама Ерохина давала какие-то пояснения по этому факту?

Новиков: Нет.

Ну и так далее. Новиков договорился до того, что не может не верить словам Ковальского, ведь тот занимает такой высокий пост.

Очевидные истины доказать невозможно

Вернувшегося 13 сентября на работу Гончарова встретил не только приказ министра о проведении проверки, но и расширение списка должностных обязанностей. Его завалили работой и наказали рублем. Ему открыто предлагали уволиться и обвиняли в развале работы отдела. Хотя именно Гончарову многие хозяйства региона обязаны тем, что находясь в отделе в полном одиночестве из-за болезней коллег, он оформил огромный объем документов, согласно которым в регион на мелиорацию поступило более 1500 млн рублей. Еще одно доказательство его эффективной работы – благодарность Минсельхоза РФ за лучшее кассовое освоение федеральных средств, предусмотренных на реализацию мероприятий по благоустройству.

За пять с лишним лет работы он был на больничном один раз – из-за ковида. Ведомство осталось должно 24 отгула за праздники и выходные, которые он провел на рабочем месте. И когда юристы на заседание суда принесли документы, «характеризующие личность истца», даже стало немного стыдно за Ковальского. Минсельхоз вспомнил дело двадцатипятилетней давности, но напрочь забыл, что человек – ветеран боевых действий. С 1993 по 1995 год Александр Владимирович Гончаров проходил срочную службу в 104-ой гвардейской воздушно-десантной ордена Кутузова дивизии (г.Ульяновск), в том числе с декабря 1994 по май 1995 года участвовал в контртеррористической операции на Северном Кавказе. Награждён государственной наградой – медалью Суворова. В 2014 году открыл Перелюбское районное отделение Всероссийской общественной организации ветеранов «Боевое братство», которое возглавил.

И это чувствуется по его речи, особенно когда волнуется. Может, разговор с Ерохиной у Гончарова и не состоялся из-за того, что человек не выносит, когда его держат за мальчика для битья. Гончаров и в самом деле обладает обостренным чувством справедливости, хотя бы потому, что везде на работу устраивался по конкурсу, а работать был вынужден с 11 лет. Он из тех, кто говорит правду в глаза, и в этом смысле является просто идеальным работником – начальство всегда знает, что от него ждать. Неслучайно Александр Владимирович, выйдя из думы, поступил именно так, как предписывает пункт 4 статьи 4 ЗСО N 55, – сообщил о сложившемся недоразумении всем начальникам.

…Казалось бы, ситуация не стоит и выеденного яйца. Казалось бы, наплевать и забыть. Но Гончарова наказывают, да еще так, что у него повышается давление, он не в состоянии работать. Семья, где растут сын и дочь, лишается источника доходов. И за что?

Толком на этот вопрос так никто и не ответил. Ждем в суде Ковальского.

27.12.2022Светлана ЛУКА  2281

Понравилась статья? Поделись:

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.