Логотип газеты Крестьянский Двор

ФОСАГРО деньполя

TVS

От нашей самоизоляции – вашей!

Здравствуйте, это я, Светлана Лука, главный редактор газеты «Крестьянский Двор» и человек из группы риска. С хроническими и аутоиммунным заболеваниями, движущаяся мишень для COVID-19. По предварительным оценкам, лечение одного пациента с тяжелой формой коронавируса обходится примерно в 100 тысяч долларов США, и я, честно говоря, не верю, что саратовская медицина в случае чего найдет для меня такие деньги.

Вот когда пожалеешь, что вел образ жизни, далекий от воздержаний. Но, как я сейчас понимаю, возраст до 40 лет тоже не гарантия долгой жизни. В Перми от подтвержденного коронавируса с диагнозом «пневмония» скончалась главный редактор газеты «Деловой интерес» Анастасия Петрова. Произошло это еще 31 марта, и было моей коллеге 36 лет.

Товарищи-рекламодатели, друзья! В течение последних нескольких дней мой бухгалтер пытается вытянуть из вас долги, не обижайтесь. Знаю, около 30% бизнесменов отправили сотрудников в неоплачиваемый отпуск, почти половина перевела их на неполный рабочий день с сокращением зарплат, 16% предпринимателей уже уволили сотрудников, а еще 31% собираются сделать это в ближайшее время. Мне этого делать не хочется, да и некого сокращать, нас и так с кулачок. Небольшой коллектив редакции предпринимает поистине героические усилия, чтобы сохранить издание, следуя примеру своих читателей-аграриев.

Те и не думали впасть в эйфорию от «оплачиваемых каникул», объявленных Путиным. Первый вопрос, который возник у нас у всех в головах, – что будет после майских праздников. Не боюсь показаться непатриотичной, но меня не мучает проблема, кто будет участвовать в юбилейном параде в честь Дня Победы и состоится ли он вообще в условиях все возрастающего числа заболевших. Самое главное – насколько хватит «подушки безопасности», чтобы выплатить сотрудникам зарплату за апрель, как зарабатывать летом, чтобы продержаться еще хотя бы полгода, что делать с добросовестными подчиненными, которые не желают разбегаться по другим организациям? Что писать о сезонных работах, если наше появление на поле может быть воспринято как диверсия?

Одно спасение – телефон, лишь бы он был в зоне доступа. Связываюсь со старым приятелем, который никогда не слыл паникером. Вот его соображения: «Считаю, еще никто толком не осознал, что реально происходит. Ясно одно: если мы не посеем, то и не поедим. Что касается коронавируса, то до нас пандемия фактически еще не дошла. Вот начнут возвращаться с заработков мужики из Москвы, и вот тогда… Неслучайно пустили поезд «Балашов-Москва». Ходит через день из Балашова через Аркадак и Ртищево. Я считал, только из нашей деревни больше чем сорок мужиков находятся на заработках. Хотя у нас в селе постоянная работа есть, сто человек трудоустроено. А чуть дальше, в соседних деревнях, оттуда процентов 50-60 населения работает в Москве. И не сказать, что они там получают больше денег, чем здесь, просто свобода. Многие неженаты, в столице находят временных подруг.

Некоторые, после того как их в Москве погоняли, психанули и вернулись назад, но все равно не собираются надолго задерживаться. Пьют, хулиганят, потом занимают деньги на билет и уезжают. И ведь зарабатывают не сказать, что много. Тысяч двадцать пять за полмесяца, в лучшем случае. Минусуйте плату за жилье, питание, одежду – дома можно получать гораздо больше, но это если работать. И, конечно, в Москве алкоголь никто не употребляет, там дисциплина жесткая, но потом они вырываются на свободу, и все по кругу. Знаю, в Москве человек сидит сторожем в детском садике, его там кормят, он прямо там и живет, и еще 20 тысяч на руки получает.

 И вот так существует не только саратовская провинция, а и близлежащие села Пензенской, Тамбовской областей. А что у нас? У нас нет настоящей, гарантированной работы. Поэтому молодые семьи и распадаются – вот что страшно».

 «То, что показывают по телевизору, пугает, но картинка не страшней, чем деградация современной российской деревни, – говорит мой собеседник с другого берега Волги. – В Саратове вон Перинатальный центр на улице Рабочей, в двух шагах от министерства здравоохранения, собираются переделать под инфекционную больницу, и это понятно. Людишки повымирали еще лет за двадцать до коронавируса, женщины не рожают, их оплодотворять некому. Кинулись строить в деревне жилье, разворачивают социальные программы на словах, но, вот вопрос: не поздновато ли, для кого все эти линии Интернет? Люди, как пчелы, роятся там, где есть работа, а у нас не Китай, ну и не коммунизм, конечно.

Что касается карантина и самоизоляции, то это просто смешно. У тех, кто еще задержался в селах, есть скотина, которую нужно регулярно кормить, есть приусадебные участки, поэтому Указ Путина мы восприняли как команду посадить дополнительно хотя бы сотку картошки и двадцать-тридцать кустов помидоров. Чай, допустим, мы можем заварить и из вишневых веток – ничего получается, потому что и дураку понятно: первой подорожает заварка, потом очередь дойдет до селедки, а там и овощи поднимутся в цене (Сегодня эту информацию опубликовали практически все СМИ. – Ред.).

К большому сожалению, ни одно поколение не прожило без войны, нам тоже досталось. Бабушки на лавочках называют коронавирус империалистической диверсией, а я так рассуждаю. Оптимизация сельской медицины – вот самая настоящая диверсия. Стали больше выращивать нута – появился нутовый минер, вслед за кукурузой размножилась совка. Так неужели непонятно: чем больше на планете людей, тем больше болезней. Я вот только наше правительство никак понять не могу: почему оно собирает население внутри МКАДа да в таких микрорайонах как наш Юбилейный. Там между домами даже пожарной машине не проехать, вот уже где раздолье всяким вирусам да болезням. Словно нарочно все это делается, чтобы половину народа угробить, будто нет у нас больше земли. Да и медицину развалили».

За медицину позвольте вступиться. В отличие от саратовского министерства сельского хозяйства, саратовский минздрав своевременно отвечает на все вопросы наших читателей, даже самые экстремальные. Смотрите в газете и на сайте реакцию заместителя министра А.Ю. Гадяцкого. А вот что касается инициативы президента Торгово-промышленной палаты Саратовской области депутата областной думы Алексея Антонова помочь построить в регионе новый инфекционный центр, так многие фермеры, прямо, не стесняясь, посылают его… «на небо за звездочкой. Налоги платим исправно, дороги межпоселковые прокладываем, социальную помощь школам и детским садам оказываем, вот пусть государство по примеру зарубежных государств, которым мы шлем самолетами гуманитарную помощь, выделит на борьбу с коронавирусом хотя бы 20% ВВП, а не 0,1%. И потом, российский механизатор в Куршевель отдыхать не летает, заразу в страну не мы завезли».

Особенно злит наших читателей то, что в соседнем Казахстане дизтопливо для аграриев дешевеет на 15%. «Как сказал президент Касым-Жомарт Токаев, таким образом правительство страны хочет поддержать в первую очередь небольшие крестьянские хозяйства, больше крупных агрохолдингов реагирующие на любые колебания цены на горючее, удобрения, сельхозтехнику и прочее.

По его словам, цена дизельного топлива для сельхозпроизводителей опустится до 165 тенге (28,71 рубля) за литр. Общий объем ГСМ по льготной стоимости составит 390 тысяч тонн.

Президент особо подчеркнул, что топливо по низкой цене должно обязательно дойти до фермеров, а его отправка должна быть максимально прозрачной. Ответственными за это он назначил правительство и генеральную прокуратуру. В условиях пандемии весенняя сельскохозяйственная кампания приобретает особый смысл. «С точки зрения продовольственной безопасности сейчас критически важен каждый день», — заметил казахский лидер.

Кроме того, аграрии получат по льготной ставке 5 процентов в общей сложности 70 миллиардов тенге (1 рубль – 5, 75 тенге) кредитов через Аграрную кредитную корпорацию и 100 миллиардов – по ставке 6 процентов».

А что же наши власти? Читаем: «Российским топливным компаниям до сентября 2020 года могут запретить ввоз в страну дешевого бензина. Соответствующая инициатива принадлежит Минэнерго и вице-премьеру Юрию Борисову. Запрет должен быть введен в ближайшее время - в апреле (то есть в разгар сева. – Ред.). Из-за падения цен на нефть в мире рухнули и цены на бензин. Однако в России действует механизм сглаживания цен, так называемый демпфер, который защищает стоимость топлива как от резкого роста, так и от падения, которые могли произойти в результате колебания нефтяных котировок. В рамках этого механизма нефтяники доплачивают государству, если внутренний рынок становится премиальным, и поэтому не могут снизить цены на АЗС. Если на внутреннем рынке складывается дисконт по сравнению с поставками на экспорт, то уже бюджет доплачивает компаниям, чтобы те не поднимали цены.

В итоге российский бензин оказался намного дороже нетбэка, экспортной цены за вычетом транспортных и налоговых расходов. В начале апреля нетбэк на АИ-92 составлял 25,7 тысячи рублей за тонну, оптовая цена по России — 38,8 тысячи рублей за тонну».

Глядя на все это, Василий Александрович Мельниченко, известный фермер, талантливый журналист, председатель Общественного движения «Федеральный сельсовет», выступил с предложением: вместо того чтобы поставлять европейским и азиатским фермерам российскую нефть за бесценок, направить все имеющееся ГСМ на проведение весенних и осенних полевых работ по цене 12-13 тыс. рублей за тонну. Этой цены будет вполне достаточно, чтобы и нефтяники не разорились, и экономика ведущей национальной отрасли не рухнула. «Если мы готовы поддерживать фермеров всего мира, – говорит Мельниченко, – так почему же нам не поддержать своих? Мы тоже хотим быть конкурентоспособными на мировых рынках». Это первая задача.

Задача номер два связана с переизбытком электроэнергии, особенно на Сибирских реках. По словам Василия Мельниченко, вместо того чтобы практически за бесплатно гнать электричество в тот же Китай, следует установить для всех российских крестьян тариф 2руб./КВтч. Этого будет достаточно, чтобы нормально функционировали электростанции и сетевые компании (те просто зажрались, пользуясь нашим бесправным положением), но, самое главное, российские крестьяне получат лишний шанс стать конкурентоспособными. «Кроме того, мы не должны забывать, что российские производители удобрений поставляют их в основном в Европу и Азию, поскольку их соотечественники бедны. Предлагаем снять с реализационной цены удобрений хотя бы 20% и обеспечить все сельхозпредприятия по потребности».

Представляю, с каким выражением лица встретили это предложение люди вроде Собянина, который успел прославиться в последние дни выражением «Бюджеты треснут». Столичный градоначальник сослался на нехватку средств в бюджете, по этой причине город не будет помогать людям, оказавшимся в сложной ситуации из-за ограничительных мер, которые ввели для профилактики распространения коронавируса. И в то же время мэрия Москвы решила потратить 3,2 миллиарда рублей на бордюры. Как пишет медуза, их будет поставлять доверенное лицо Собянина и Путина. А между тем в Болгарии депутаты от правящей партии большинством голосов решили, что до конца действия чрезвычайного положения их зарплаты будут переводиться на счет министерства здравоохранения. Вот бы этому примеру последовала вся «Единая Россия»!

А пока этого не происходит, мечтаем вслед за Мельниченко о поре, когда все банки начнут выдавать кредиты на проведение весенних полевых работ по нулевой ставке. И не выборочно, любимчикам, а абсолютно всем работающим, живым сельхозпредприятиям страны. С отсрочкой на один год.

«Мы понимаем, что на многих заводах скопилась непроданная техника в связи с тем, что крестьянин в России нищий. Поэтому предлагаем банкам выдать кредиты на приобретение техники по нулевой ставке с отсрочкой на два года. Это не только обеспечит страну сельскохозяйственной продукцией, но и полностью загрузит нашу промышленность, сельскохозяйственное машиностроение и повысит платежеспособность населения, поскольку работодатели смогут платить за работу достойную зарплату.

 Мельниченко всем нам напоминает, что 14-15 мая в Москве пройдет очередной съезд Федерального сельсовета (партнеры – Петербургский тракторный завод и Ростсельмаш) и просит поддержать высказанные им предложения. Поскольку так делает весь мир, поддерживая свой бизнес. «Сколько с нас еще можно брать деньги, поддерживая банки? – спрашивает он и требует от правительства обеспечить разумную агропромышленную политику».

Да, вот еще: экс-депутат Госдумы от «Единой России» назвал мародерством (военное преступление, если что) просьбы россиян помочь им в кризис. Партия от него тут же открестилась и назвала его мнение «сугубо личным». Какие мы все-таки разные!

Зачем я писала этот текст? Во-первых, дабы обозначить, что мы живы. Чего и вам всем желаем. Во-вторых, мне хотелось бы напомнить всем нам, что это не первый кризис и не единственное сражение в нашей жизни. Прорвемся, весь вопрос только в том, какими будут потери.

08.04.2020Светлана ЛУКА  1597

Понравилась статья? Поделись:

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.