Логотип газеты Крестьянский Двор

день поля 2024

Второй Сверху 2

Министр сельского хозяйства Саратовской области Роман Ковальский на суд не пришел. кто бы сомневался?

Парадокс: Саратовская область гордится достижениями в области мелиорации, а начальник отдела мелиорации и социального обустройства села судится со своим работодателем

Четвертого февраля исполнилось ровно два года как должность заместителя председателя правительства Саратовской области – министра сельского хозяйства Саратовской области занимает Роман Станиславович Ковальский. За это время, как говорится, не только много воды утекло, но и подчиненных. Кого-то отправили на пенсию, кто-то ушел на больничный с длительным санаторно-курортным лечением, кто-то уволился, как говорится, по собственному желанию. Судя по шкале стресса, увольнение, потеря работы располагается на 8 (!) из 10-ти месте. Рядом с похоронами близкого человека. Неудивительно, что эта тема волнует нас.

Первого февраля во Фрунзенском районном суде завершилось гражданское дело по иску Александра Владимировича Гончарова, начальника отдела мелиорации и развития сельских территорий МСХ области, к работодателю – министерству сельского хозяйства Саратовской области. Судьей Марией Агишевой требование признать приказ министра сельского хозяйства Романа Ковальского от 20.09.2022 № 135-л «О привлечении к дисциплинарной ответственности» НЕЗАКОННЫМ удовлетворено с выплатой моральной компенсации в сумме 5 тысяч рублей. Жаль, Гончаров просил в 7 раз больше.

Представители ответчика тут же, не выходя из зала заседаний №13, пообещали подать апелляцию в Саратовский областной суд на 29 день после оглашения приговора, чтобы еще и в областном суде помотать нервы Гончарову вплоть до Дня Победы, а то и до Дня святителя Леонтия-огуречника (5 июня).

Гончаров, которому на работу в минсельхоз по-любому выходить в канун Дня защитника Отечества, стоически пообещал не сдаваться и обратиться в суд с иском о признании очередного приказа Ковальского о дисциплинарном взыскании незаконным. То есть мы с вами на примере саратовского минсельхоза еще успеем поучиться иезуитским способам, как извести не абы кого, а, обратите внимание, государственного служащего уровня начальника отдела.

В этой истории я – наблюдатель. Я не работаю адвокатом одного и не являюсь обличителем другого. Первый не просил о защите, второй принципиально не читает моих статей. Ну и ладненько. Для меня как для одного из патриотов отрасли (простите за пафос), важно понять, во что превращается родной, любимый, дорогой минсельхоз времен Дмитрия Аяцкова при молодом губернаторе Романе Бусаргине и не менее молодом министре Романе Ковальском. И если Ковальский окончательно выбьет из здания на ул. Университетской,45/51, всех производственников, то есть людей, которые лучше министра знают отрасль, меня это нисколько не удивит. Подобно византийскому хронисту XIII столетия Феодору Скутариоту, я прямо так и напишу, сухо и кратко: «Минсельхоз пал под гнетом лиц, которые пытаются много говорить, но предметом не владеют». Кстати, уже сейчас известно, что образовавшиеся дыры Роман Станиславович собирается латать сотрудниками так называемого Вавиловского университета.

И я министра отлично понимаю: уж ему-то выбирать не приходится. Вряд ли уважающий себя человек, да еще имеющий какую-то цену на рынке труда, захочет, чтобы с ним так образцово-показательно разбирались, как разбираются с Гончаровым. Из-за какого-то «бзика», другого слова не подберу, из-за детского желания выслужиться перед нынешним зампредом областной Думы Татьяной Ерохиной, Ковальский подписал приказ о неподобающем поведении начальника отдела мелиорации. А перед этим создал комиссию под председательством первого зама Дмитрия Александровича Уполовникова. Того из-за сокращенного «УДА» и по другим причинам именуют «иудой». Ковальского, соответственно, называют «КРС».

В прошлом своем материале я еще посмеивалась над ситуацией, в которой оказался зампред правительства. Писала: «влетел как муха в борщ». Сегодня мне горько и больно, потому что никуда он не «влетал» и никто Ковальского не подставлял. Роман Станиславович сам решил расстаться с неугодным, воспользовавшись случаем и помощью комиссии, членам которой даже мысль в голову не приходила предпринять хоть какие-то самостоятельные шаги, чтобы разобраться. Защищая, оправдывая своё равнодушие, сейчас они говорят: раз сказали Ковальский с Уполовниковым – значит, так оно и есть.

Простите за вынужденный комментарий, но мне как человеку, которому на филфаке Саратовского классического университета в своё время вкололи сильнодействующую прививку против тирании и диктатуры, явно мерещится 1937 год. Я бы в терапевтических целях посоветовала обязать весь руководящий состав минсельхоза, а заодно и областной думы, посмотреть психологическую драму режиссёра-классика Тенгиза Абуладзе под названием «Покаяние». Мыслящим помогает. Гран-при Каннского кинофестиваля.

И опять, понимая, что никто ничего смотреть не будет, даже из любопытства, спрашиваю себя. Неужели самому министру не противно пользоваться услугами комиссии, решение которой тебя устраивает, но имеет всего лишь рекомендательный, я подчеркиваю, рекомендательный характер? А это значит, что люди ни за что не отвечают, крайним все равно остаешься ты. Но для Ковальского очень важно выглядеть победителем, поэтому после выхода моего первого материала одного из членов комиссии он награждает Почетной грамотой. Не думаю, что эта женщина гордится своим поступком – в сложившейся ситуации бумажка за подписью министра должна жечь руки.

Как и в предыдущем материале, должна констатировать: судья Мария Агишева изо всех сил старалась разобраться: чем же Гончаров так «насолил» Ерохиной, что нужно говорить о несоответствии его поведения высокому званию «саратовского госслужащего»: накричал, обругал, хлопнул дверью, не предоставил информацию в том объеме, в каком ей хотелось, и вообще обязан ли был находиться в её кабинете?

Нет ответа. Есть письмо от областной думы с весьма сомнительным, по моему мнению, содержанием. А ответа нет. Очень здорово помог бы сам министр. Но Ковальский дважды уклонялся от присяги под весьма благовидным предлогом: то его в Москву вызывали, то Москва приехала к нам сама. Представитель минсельхоза – ведущую партию играл человек по фамилии Савельев, постоянно выражавший суду своё недовольство. Начальник отдела правовой работы МСХ Владислав Юрьевич Кузнецов его во всем поддерживал – так вот этот Савельев помимо Ковальского предложил вызвать в суд саму «потерпевшую», Татьяну Петровну Ерохину. Заместителя председателя думы, если что, члена совета думы, председателя комитета по государственному строительству и местному самоуправлению и члена еще нескольких комитетов. Члена фракции «Единая Россия». Пусть мол, сама Ерохина пояснит, что такое «вызывающее поведение», в котором обвиняется немногословный и конкретный Гончаров.

Юрист Савельев искренне хотел затянуть процесс еще на месяц-другой. А там или у Гончарова терпение лопнет, или министру станет не до него. Но вызов в суд госпожи Ерохиной и создание, мягко говоря, водевильной ситуации, не входило в планы судьи. Тем более что приказ о дисциплинарном взыскании был пописан еще в сентябре прошлого года на основании той информации, которая министра полностью удовлетворяла. Короче, Фрунзенский районный суд принял сторону истца.

Надо сказать, что никто не радовался. Стороны обменялись парой фраз и разошлись. Я честно отправилась болеть, потому что на заседание пришла с высоченной температурой (А не идти было нельзя). И пока грипповала, всё время думала: можно ли было в своё время министру и начальнику отдела разойтись по-хорошему? Нельзя, судя по личностным характеристикам каждого.

Александр Гончаров – большой чудак, по моему мнению. Во-первых, он очень гордится тем, что работает в минсельхозе, что всегда верой и правдой старался служить Отечеству, был правдолюбом и правдорубом, ответственным, работящим, но нервным человеком. О чем свидетельствуют не только отмененные дисциплинарные взыскания, но и многочисленные грамоты и благодарности как регионального, так и федерального уровня. Во-вторых, как всякий «фронтовик», а Гончаров побывал в зоне военных действий и даже награжден орденом Суворова, у него давно сложилось своё собственное представление о жизни, добре и зле, о том, кто такой настоящий мужик. И новый министр сельского хозяйства Ковальский, как мне кажется, ну никак не вписывается в созданную им парадигму.

И, в-третьих, Александр Владимирович терпеть не может, когда ему «тыкают», повышают голос, делают прилюдно внушения. Недаром госслужба зовется «службой»: за подчиненных всегда отвечает командир. Руководитель не должен подставлять своего сотрудника и, тем более, списывать на него свои грехи. И вообще, порядок будет только тогда, когда федеральный закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации» будет выполняться всеми, а не только подчиненными.

Понятно, что Ковальскому это всё не нравилось. Понятно, что на замечания Гончарова он реагирует не всегда корректно, скажем так. Понятно, что тезис про руководителя, который всегда виноват в конфликте с подчиненными, его не устраивает. И вообще, какого черта Лука лезет в кадровые вопросы.

Если поглядеть со стороны, Роман Станиславович – это такой великовозрастный дворовый пацан, который играет не в войну, а в войнушки. Очень амбициозный, очень обидчивый, не шибко интеллигентный и не шибко начитанный, очень закомплексованный и очень зависимый от мнения начальства. И вообще жертва обстоятельств, поскольку умный. Но, как у всякого провинциального чиновника, ум у него с точным прицелом, с дальним расчетом. Ковальский, конечно же, тоже большой патриот Земли саратовской и тоже искренне хочет, чтобы всё росло и колосилось, и тоже вкалывает по 20 часов в сутки, вот ему и кажется: другие работают меньше, всем на всё наплевать. А поскольку он на такое «жертвоприношение» не подписывался, Ковальскому страшно обидно, что бардак в ведомстве разрастается, статистика не соответствует истине, назначаемые им же на должность люди больше думают о собственной шкуре, чем о нем, любимом. В принципе, это участь всех руководителей такого уровня. Когда ты отвечаешь за весь аграрный мир, включая брошенных собак и саранчу, не удивляйся, что земля уходит из-под ног, – ты ситуацию не контролируешь. И тут у тебя два выхода: либо окончательно поселиться на улице Московской, либо навсегда перебраться на улицу Университетскую. Но Ковальский хочет и на ель взобраться, и хозяйство между ног сохранить. А для это сделать ставку на бессловесных, безынициативных исполнителей, которые в принципе принимать решения не могут, зато знают, как грамотно составить реферат и отправить его в Москву.

Весь вопрос в том, что столица точно не готова тянуть пустышку. Недавно я провела несколько дней в Москве, побывала на съезде Союзмолоко, еще раз посмотрела на реакцию Министра РФ Дмитрия Патрушева (до этого видела его в Липецке на Дне поля и на съезде АККОР), и ничего, кроме уважения, выразить не могу. Человек находится в теме, легко оперирует цифрами, знает лидеров отрасли в лицо, умеет убеждать и отговаривать. Безусловно, он ощущает поддержку Кремля, поэтому ему проще. Ковальский хоть со сцены, хоть за круглым столом разговаривать не умеет. Тем более убеждать. Очень скудный словарный запас, очень мало аргументов и ссылок на чужой опыт, практически нет юмора и исторических параллелей. А хочется. Отсюда главная обида – «они мне писали плохие доклады». Так сочиняй сам, начинай говорить как Ираклий Андронников, возьми с женой уроки танго – здорово расслабляет. А на работе забудь про колхозные замашки: кричать в минсельхозе нельзя. Ни на кого.

Тем более что бывший замминистра минсельхоза Светлана Ундрова перешла в стан Александра Марченко, и мининвест «зажигает». Боюсь, когда пропустит через себя все районы и выяснит истинную ситуацию с инвестиционными проектами, к минсельхозу с его первым заместителем Уполовниковым придет абсолютное забвение. Единственно, за что будут спрашивать, – за выставки на Театральной площади. За остальное будут отвечать минэконом, минпром, минтранс, минтерр и более жизнеспособные конторы.

Но разве этого хотел Ковальский, когда приходил на должность министра?! Он планировал поднять своё ведомство на недосягаемые высоты, благо это и в самом деле самое главное министерство области. Он мечтал и… с первого дня ведет себя не как самостоятельная фигура, а словно марионетка, которую постоянно дергают за ниточки. Им управляют. Поэтому Роман Станиславович не может позволить себе даже сущей малости: попросить для крестьян денег или льгот, чтобы не попасть в опалу, не в состоянии лишний раз выбраться в поле, а все встречи заранее объявляются рабочими, чтобы журналисты не узнали. А то еще ненужные вопросы зададут. Это система. А он всего лишь элемент.

Александр Гончаров, конечно, со мной не согласен. Он уверен, что молодой министр просто «хватанул звезды», возомнил, что ему всё можно.

А Ковальскому и в самом деле всё можно. Можно не ходить на суды и считать себя при этом порядочным человеком. Выдавать желаемое за действительное. Приписывать чужие заслуги себе – сколько раз его на этом ловила. Ему можно содержать за счет бюджета абсолютно бесполезных людей и, наоборот, экономить на нужных специалистах.

Когда Романа Ковальского по итогам года рублем наказали за невыполнение плановых показателей, я была одной из немногих журналистов, кто не обрадовался. Если критерии скрываются, трудно судить о справедливости наказания и объективности судей. Вот вам один из примеров неправильной работы созданной системы.

Саратовский губернатор Бусаргин или куратор Пивоваров, который отвечает за идеологию, – неважно, превратили своих чиновников во что-то вроде люваков. Это зверек мусанг, который жрет кофе в таком количестве, что не может переварить. Ну и испражняется им, конечно. В Индонезии и Вьетнаме эти ферментированные какашки промывают, полученные зерна обжаривают и продают кофе за сумасшедшие деньги зарубежным знатокам. Те думают: удача, эксклюзив. А в принципе, если называть вещи своими именами, это результат жизнедеятельности животного. Слово из пяти букв.

Кого-то саратовский «лювак-продукт» вполне устраивает. А мне кофе нельзя – сердце не позволяет.

06.02.2023Светлана ЛУКА  2299

Понравилась статья? Поделись:

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    нижний2