Логотип газеты Крестьянский Двор

Три в одном

Балтайские фермеры Константин Грунов, Вячеслав Паньшин и Дмитрий Худошин девятый год являют собой пример разумного эгоизма. Однажды они в газете вычитали девиз: «Все, что ты должен делать, написано в Налоговом кодексе. Всё, что не должен, – в Уголовном. Остальное – на твоё усмотрение». И теперь во всём ему следуют.

Накушавшись колхозной жизни – подробности писать не разрешено, – друзья до сих пор не верят своему счастью. За каждую минуту свободы они заплатили очень большие деньги, выкупая в течение трёх лет у конкурсного управляющего малую часть обанкротившегося хозяйства. До сих пор они свои зарплаты направляют на развитие производства, а личные подсобные хозяйства продолжают кормить их семьи. Но предложи сейчас Грунову, Паньшину и Худошину вернуться в прошлое – они скорее умрут.

Предсказуемый развал некогда процветавшего колхоза имени Калинина, в последние годы перерегистрированного в СПК «Юрьевский», послужил для бывшего главного агронома, бригадира и заведующего мастерской таким уроком, что они с первого дня работы в своём фермерском хозяйстве взяли за правило жить по средствам. И, куда бы ни манили соблазны, дальше небольшой комнатки-весовой (конторы ещё не построили) они выходят редко. Двумя голосами из трёх рушатся все воздушные замки, зато этими же двумя голосами, в идеальном случае – всеми тремя, принимаются судьбоносные решения. Самое принципиальное из тех, что не нравится местной власти, – никакой спонсорской помощи. Очень уж свеж в памяти день 4 марта 2004 года, когда многочисленные друзья и помощники СПК превратились в его кредиторов. Попытавшись вытащить из долговой ямы соседнее хозяйство, имевшее 8 населенных пунктов и 11 тысяч гектаров пахотной земли, «Юрьевский», со своими шестью тысячами гектаров и тремя населенными пунктами, оказался карликом, сломавшимся под тяжестью исполина. Вот откуда в рассуждениях людей, трагически переживших то время, чувствуется категоричность: «На вопрос, как вы помогаете социальной сфере села, мы отвечаем: никак. У нас же не 1945 год и страна не лежит в руинах. Каждый должен добросовестно заниматься своим делом. Мы и так платим налоги, производим отчисления в разные фонды, предоставляем рабочие места. Все наши силы и мысли направлены на производство, и чем лучше мы станем работать, тем крепче будет продовольственная безопасность нашей страны. В экономии – гарантия устойчивости и жизнеспособности хозяйства».

Все бы так рассуждали! Тем же, кто поспешит обвинить моих героев в отсутствии чувства патриотизма, сразу же сообщаю: средняя урожайность зерновых по хозяйству составила 45 центнеров с гектара, но были  250 гектаров, которые показали 5,3 тонны. Рекордсменом оказался не какой-нибудь новомодный сорт, а саратовская пшеница «Жемчужина Поволжья», почувствовавшая вкус удобрений! Гибриды подсолнечника компании «Сингента» дали 17 ц/га. Сумма инвестиций в производство только в этом году составила более восьми миллионов рублей.

Отсюда – одно из первых мест в районе по эффективности ведения растениеводческой отрасли, отсюда – длинный ряд свежеприобретенной техники, сплошь отечественной, отсюда – совершенно новенькие склад и мехток. Между прочим, это единственное место в селе, где вы увидите реющий над окрестностями государственный флаг. И при этом никаких заборов. Глубокая траншея, прорытая по команде прежнего председателя колхоза, потихоньку заваливается: нынешним руководителям она без надобности, поскольку каждый из тринадцати работающих – отличный мужик. Наши фермеры абсолютно убеждены: нежелание сельских людей трудиться, дефицит кадров – миф, созданный недобросовестными работодателями. Если будешь относиться к работникам, как к самим себе, не нужно лишний раз сомневаться в их порядочности. За время существования хозяйства не пропало даже гаечного ключа, ни одной лопаты, ни один трактор не стоит около дома, хотя колхозную привычку растаскивать технику по собственным огородам все мы знаем преотлично. Худошин, который помнит, как свою первую в жизни зарплату агронома-семеновода получил с семимесячным опозданием, предложил выдавать зарплату каждого 20 числа, и с тех пор это решение ни разу не нарушалось.

Стойкий иммунитет к колхозному как к символу бесплатного, лишенного творчества труда сегодня объясняет многие поступки моих героев. Недаром они говорят: «Тот, кто не прошел школы коллективного рабства, не может считаться настоящим фермером». При этом процентов на шестьдесят они оправдывают бывшего руководителя предприятия, потому что тот по рукам и ногам был связан экономической ситуацией, которая сложилась к тому времени в стране и в районе.

Паньшин первым понял, что смерть СПК «Юрьевский» окончательна и бесповоротна, поэтому уже в 2005 году зарегистрировал крестьянско-фермерское хозяйство. За ним последовал в 2006 году Худошин. Технарь, как говорится, от Бога, Константин Грунов официально считается главным инженером «КФХ Худошина Д.В.», а на самом деле это точно такой же учредитель предприятия, как и два его друга. Со временем их хозяйство превратилось в небольшой, но уже узнаваемый бренд. Однако за ним стоит не один человек, пусть и несомненный лидер, а «святая троица» – Константин, Вячеслав и Дмитрий. Ровесники, односельчане, братья по разуму. Единомышленники, то есть.

Почему за девять лет эти взрослые самодостаточные сорокалетние мужчины не разбежались по углам? Мы ведь знаем столько случаев, когда братья становятся врагами, не поделив мелочи. А эти год от года становятся дружнее, сплочённее. Во-первых, делить ещё нечего: десяток разновозрастных тракторов, два комбайна, три зерносклада, один мехток, весовая – вот и всё «богатство». Во-вторых, очень тяжелым и длительным было время становления. В начале пути у них было сто гектаров земли, приобретенный вскладчину старенький «ДТ-75» и принадлежащий Константину трактор «Беларус». Больше ни-че-го! А когда имущество наживаешь годами, собираешь по частям то плуг, то борону, то сеялку, когда всё время чем-то жертвуешь во имя будущего, как-то в голову не приходит, что можно потом всё по-живому разодрать. Третья причина, и тут можно даже книг по психологии не читать, – каждый из них играет свою особую, нужную и суперважную роль. Один, условно говоря, «председатель», второй – «разведчик», третий – «исполнитель». Да если бы не инженерная смекалка Константина Грунова – ни один трактор не вышел бы в поле, или, выйдя, тут же сломался бы. Да если бы не административные способности Вячеслава Паньшина – никогда бы не было такого слаженного трудового коллектива, какой есть сейчас. Да если бы не агрономический талант Дмитрия Худошина (ему он по наследству достался от отца – бывшего руководителя местного госсортучастка) – никогда бы они не получали таких урожаев, как в этом году. Говорят, что именно так подбирают людей в космические экипажи: один – «мыслитель», второй – «оценщик», а третий – «доводчик». И, что самое важное, – в нужный момент каждый из троицы может друга подстраховать. Но при этом, как они признаются, без кого-то одного просто не обойтись. Недаром фермеры-одиночки, вышедшие в самостоятельное плавание с сотней гектаров земли, так и замирают в своём развитии: не осиливает один человек быть и организатором, и творцом, и исполнителем.

В селе Столыпино, ныне почти забытом журналистами, совершенно разные по темпераменту и складу ума люди создали систему, которая в отличие от предыдущей работает не на политику, а на результат. Спокойно, рассудительно, без оглядок на начальство, без каких-то завиральных идей люди внимательно изучают свою землю, где один песок да косогоры, вникают в технологии, чтобы на следующий год хотя бы на один-два центнера повысить урожайность.

При этом стараются не брать кредитов и не влезать в долги. Но три тысячи гектаров земли уже маловато. Хотелось бы на тысячу-полторы побольше, чтобы развернуть по всем статьям семеноводство, чтобы раскрыть потенциал сортов и гибридов хотя бы процентов на девяносто, а не на семьдесят, как сейчас. Плоховато, что севооборот в основном четырёхпольный: пары, подсолнечник, озимая пшеница и чуточку овса. Его семена пользуются особым спросом у коннозаводчиков из Базарного Карабулака и Пензы. В течение двух лет КФХ «Худошина Д.В.» занимается семеноводством исключительно озимой мягкой пшеницы «Жемчужина Поволжья», испытанной и временем, и климатом. Чтобы продавать своему брату-аграрию по-настоящему высококачественный продукт, в хозяйстве специалистами ООО «Донзерноочистка» был в кратчайшие сроки  построен новый семенной ЗАВ-40, а также установлено совершенно новое зернохранилище. Качество элиты, как говорится, гарантировано.

Жаль, что нет в области независимых, непредвзятых экспертов, способных, а самое главное, имеющих материальную возможность оценить реальную силу новых сортов, показать их преимущества и недостатки, поэтому многие аграрии становятся жертвой недобросовестной рекламы. Весной, вполне вероятно, многие из них окажутся в очень неприятной ситуации, потому что очень опасно полагаться на мягкость климата и теплые зимы. А «Жемчужина Поволжья», по мнению балтайцев, фермеров не подведёт.

Тема Государственной сортоиспытательной сети (ей в этом году исполнилось 90 лет) для Дмитрия Худошина особенно болезненна. Восемнадцать лет, до 1991 года, отработал начальником Балтайского госсортоучастка его отец, Владимир Тимофеевич Худошин. Он учил сына-будущего агронома, – что все новые сорта, гибриды растений отечественной и иностранной селекции до их использования в сельскохозяйственном производстве должны пройти обязательные государственные испытания в определенных почвенно-климатических зонах страны. Очень ответственный, скрупулёзный человек, он фактически выполнял функции ювелира, отбирая по специальной методике героев будущих рекордных урожаев. Тогда же он объяснил своему сыну, почему в 1937 году было образовано 1055 госсортоучастков, в том числе Балтайский. После голода 1933 года в страну из-за рубежа было завезено огромное количество семян, многие из которых пропадали, не успевая прорасти только из-за того, что им не подходил климат. Чтобы не ввергать страну в очередной голод, правительство, несмотря на приближающуюся войну, все силы бросило на организацию сортового дела по зерну. Глядя на принадлежащий госсортоучастку кусок федеральной земли, зарастающий в течение нескольких лет бурьяном, фермер Дмитрий Владимирович Худошин невольно задаёт себе вопрос: как сейчас государство собирается чапаевским, кавалерийским наскоком решить вопрос импортозамещения при таком отношении к селекции и семеноводству? Нет ответа.

И никто, похоже, его не ждёт.

В Балтае и Столыпине выпал снег. В КФХ «Худошина Д.В.» техника поставлена на хранение, заполненные зерном и семенами подсолнечника склады ждут лучших закупочных цен. Фермеры готовятся к выставке «ЮгАгро», которая пройдёт в ноябре в Краснодаре. Поедут за знаниями да на новинки посмотреть, а уж купят или нет –  решать им. Сообща.

Светлана ЛУКА

E-mail: [email protected]
Тел.: 8-917-319-68-55

Понравилась статья? Поделись:

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.