Логотип газеты Крестьянский Двор

Агросоюзмаркет

TVS

Сам в долг никогда ни у кого не брал и другим не советую

Несколько месяцев назад министр сельского хозяйства области Александр Соловьев дал агентству «Медиасар» интервью, которое называлось: «Нет – колхозам, да – кооперативам». С колхозами Александр Александрович, прямо скажем, погорячился. Пример СХПК «Индустриальный» Екатериновского района, который всегда стороной обходил ростовщиков, в разгар банковского кризиса оказался очень наглядным. Одна беда, «Индустриальный» – это редкое исключение из правил.

Председатель СХПК Николай Николаевич Гераськин объясняет феномен своего предприятия уставными нормами, заложенными ещё во времена советской власти. Коллективное начало, если его не извращать, на самом деле – великая вещь. Тогда и экономика на месте, и растениеводство на подъёме, и социальная сфера не в упадке. Восемьдесят пять лет исполнилось хозяйству в прошлом году, из них 14 лет руководит им Гераськин.

Выступая на недавней коллегии минсельхоза, Николай Николаевич заявил:

 – В этом зале сидят все производственники, все не по одному разу были за рубежом. И везде крестьянин – кормилец. К нему относятся с уважением, а в Нидерландах даже шляпу снимают. У нас же после слов «хватит кошмарить бизнес» кошмар только начался. Ежегодно по четыре-пять проверок, длящихся в среднем по месяцу. Мы превратились в бумажных червей. Я с документами работаю с 8 до 11 часов утра, и ещё после обеда с двух до четырёх. Всем ответы пока дашь, день и пройдет. И, что самое главное, – всем мы должны и перед всеми мы виноваты.

С ценообразованием непонятно ничего. Мы не знаем, что вообще государству надо. По логике, нам закупочные цены в разрезе каждой культуры должны сообщать ещё в январе, чтобы мы могли хоть что-то планировать. Но этого не происходит.

В связи с повышением цен на продукты питания власти пытаются во всем обвинить колхозников. Но надо всегда помнить: не участвует, к сожалению, сельхозтоваропроизводитель в ценообразовании. Я ни разу в своей жизни не называл цену, по которой хочу продать. Да если б и назвал, ничего из этого бы не получилось. Мы у себя в «Индустриальном» всегда прислушиваемся к рынку, но в сравнении с другими хозяйствами области все-таки имеем возможность для маневра. А тем, кто связан определёнными обязательствами с банками и деловыми партнерами, маневрировать сложно. Они продают урожай фактически по бросовой цене, а прибыль на их труде получают другие.

В прошлом году нам не государство помогло, а Бог. А если ещё честнее говорить, то несчастье оренбуржцев и алтайцев. Кто твердой пшеницей занимается, тот в 2014 году был на коне. Средняя урожайность твердой пшеницы у нас в хозяйстве достигала 31 ц/га, а по паровым предшественникам – 49 ц/га при качестве 3-4 класс. Сами понимаете, при цене от 15 до 20 рублей за килограмм, мы внакладе не остались.

В 2014 году земледельцы нашего хозяйства произвели 30 тысяч 500 тонн зерновых при урожайности 32 ц/га. Это лучший результат со дня организации бывшего совхоза, с 1929 года. Кроме того получено 6200 тонн подсолнечника при урожайности 23 ц/га.

Особых секретов у наших специалистов нет. Работаем еще по старой классической схеме, так, как нас научили ещё в советской школе. Все-таки, я считаю, советская научная школа была обоснованной и верной. Почву обрабатываем по классической системе земледелия, используя пятипольный севооборот и традиционный набор культур. Конъюнктура рынка на нас практически не влияет, поскольку мы на скоротечную моду на какую-то одну культуру – нут, сафлор, подсолнечник, лён – никак не реагируем. Набор культур простой: озимая мягкая пшеница Мироновская 808 (создана ещё в 1963 году) и Ермак, такая же «старушка» яровая твердая пшеница Людмила (допущена к использованию в 1995 году). Второй год сеем Скипетр, но у меня к нему настороженное отношение: есть вопрос по качеству. Твердой пшеницей занимаемся двадцать лет. Ежегодно под неё отводим четыре-пять тысяч гектаров. Сеем Донскую Элегию (Донской НИИСХ зерновых культур), устойчивую к черному зародышу, и Людмилу селекции НИИСХ Юго-Востока. Хоть качество в ней чуть похуже, чем у Саратовской золотистой (НИИСХ Юго-Востока), но она стабильна. Из ячменей выбор пал на Прерию. Горох – Флагман. Используем только импортные гибриды подсолнечника компаний Пионер, Лимагрейн и Сингента, причем семена приобрели еще в ноябре по цене 2014 года. Однолетние и многолетние травы дополняют севооборот и предназначаются на нужды животноводства.

Дружим с химией. Средства защиты растений и минеральные удобрения применяем активно, но в этом году ждём, когда поставщики умерят аппетиты.

В хозяйстве 18 тысяч 120 гектаров земли, из них 9 тысяч гектаров в собственности, в производстве занято 217 человек, практически всё трудоспособное население посёлка.

Средняя зарплата по хозяйству 22 тысячи 300 рублей. У механизаторов – 33 600, у животноводов – 27 тыс. руб. Честно говоря, эти деньги мы им дарим, чтобы не оскудел приток кадров, тем более что средний возраст животноводов 36 лет. животноводством невыгодно заниматься держат небольшое поголовье КРС (400 голов, в том числе 120 коров) рентабельность в растениеводстве до 60 процентов, то в животноводстве при надоях до 5 тысяч килограммов на одну фуражную корову, – 5 процентов.

 Лозунгов много: давайте, давайте! А чем давать? И как давать? И куда давать? Если государство будет нас мотивировать к развитию животноводства, я сам в минсельхоз прибегу с предложением построить в «Индустриальном» молочный комплекс. А сейчас затраты покрываются за счет растениеводства.

О финансах. Моя жизненная позиция: и сам ни у кого ничего не брал, и мой бухгалтер не знает, как оформить банковский кредит. Живем по средствам: что-либо приобретаем или строим только за счет полученной прибыли. В этом году Бог нам помог, смогли вложить в развитие хозяйства порядка 70 миллионов рублей, в 2015 году также планируем направить на эти цели порядка 70-80 миллионов, вне зависимости от конъюнктуры рынка. У нас уже «заначка» есть, хотя 50 процентов продукции мы ещё не реализовали.

Страшно жалею о том, что с конъюнктурой рынка все-таки не угадал, не продал чуть раньше. С 1 февраля рынок (а я его называю базаром) замер. Благодаря родному правительству и вводу им заградительных пошлин закупки прекратились. Сейчас откат в цене произойдет примерно на 2-3 тыс. руб. за тонну. Как минимум! Понятно, какие существенные убытки сейчас понесут те, кто берег зерно до лучших времен.

Ремонт техники к весенне-полевым работам закончится к 15 марта и люди уйдут в отпуска. Топлива заготовили 80 процентов от годовой потребности. Еще бы завезли, просто некуда лить.

Сейчас журналисты меня спрашивают: Николай Николаевич, а вы почувствовали «тлетворное влияние Запада»: санкции и кризис? Отвечаю: в сельском хозяйстве мы всё время работаем в условиях кризиса и санкций. Поэтому нас ими не напугать.

Записала Светлана ЛУКА

Поделиться статьей в соц.сетях:

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Новые записи
    Моя корова Владислав Ρунцев  28 мая 2015, 13:27

    Животноводство
    Чем кормить кроликов зимой? Владислав Ρунцев  28 мая 2015, 13:26

    Животноводство
    Последние комментарии
    Ручная дойка Количество комментариев статьи: 1
    Лучшие на ферме Количество комментариев статьи: 1