Логотип газеты Крестьянский Двор

День поля 2018

TVS

Измени себя, не изменив себе

Мой старый друг Сергей Иванович Трунилин, легендарный «недобитый» председатель СПК им. Чапаева Петровского района, на первом курсе из-за ботаники чуть не бросил институт. Ксилемы и флоэмы, мертвая и живая ткань, эпидермис…Тяжелой оказалась наука. Но ни одного дня не пожалел, что посвятил ей жизнь. Хотя учится до сих пор, совершает ошибки. Про них сегодня и говорим.

Не рассчитал сил

…В развороченном строителями кабинете председателя, которого не далее как в начале мая утвердили на очередной пятилетний срок, из мебели два небольших стола советской полировки да несколько колченогих стульев. Новая входная дверь с модными вставками из цветного стекла прислонена к ободранной стене – символ положительных изменений в судьбе хозяина кабинета. Когда еще начинать новую жизнь, как не в пятьдесят пять лет?! На столе книги Ивана Евгеньевича Овсинского «Новая система земледелия» и Анатолия Ивановича Шугурова «Технология больших возможностей» с наилучшими пожеланиями от автора. На книжных полках, что пылятся в прихожей, целая библиотека по нулевой обработке почвы – «грехи молодости».

– Кто тебя сформировал как агронома?

– Жизнь учила, люди учили. Шугуров из Пензенской области многое дал, да и по семинарам поездил. В тот же «Агросоюз» на Украину.

Людей умных полно, с ними интересно даже просто поговорить. И преподаватели в Саратовском сельскохозяйственном институте умными были. Мы тогда сами учились, бегали за педагогами, а не они за нами. Тогда было интересно. Нам стыдно было у родителей деньги брать на пересдачу, ведь они нас посылали учиться.

– Любой агроном, как мне кажется, в нынешних условиях поставлен перед дилеммой: либо ты варварски высасываешь все соки из земли и грешишь, заведомо прокладывая себе дорогу в ад; либо ты забываешь про урожайность и пытаешься хоть как-то спасти плодородие почвы. Можно ли по примеру той же Белгородской области совместить и то и другое? Ведь биологические приемы сохранения и воспроизводства плодородия почвы, те же сидераты, еще никто не отменял.

– Хочу в рай попасть, но не хочу умирать. Действуя по-шугуровски, я чуть не потерял хозяйство. Продал плуги, перестал пахать землю. Думал, что у меня все пойдет как по маслу. Но не растет подсолнечник без пахоты на наших землях.

– А у Шугурова растет?

– А у Шугурова нет подсолнечника. У него пар, озимые, ячмень. Трехполка. У него серые лесные почвы. Такого чернозема у нас не найдешь, и сверху мульча. Но мы же без подсолнечника экономически не выживем! Три года назад, когда у соседей подсолнечник по 10 ц/га давал, а у меня 3-4 ц/га, выяснил, что корневые волоски подсолнечника в десять раз толще, чем у пшеницы. Любая зерновая культура, кроме, наверное, гречихи, хорошо растет без пахоты. Мы и не пашем. После подсолнечника пустим лущильник, стерневые сеялки прогоним сначала в одном направлении, затем в другом, и всё хорошо растет. Влаги достаточно, землю не иссушаем. Но подсолнечник требует иного подхода. Если не пахать, корни упираются в подошву, сверху получается ромашка. И привет!

Сейчас я приобрел лучшие плуги и предплужники у нашего лучшего завода. Знаешь какого?

– Марксовские или энгельсские?

– Очень хорошие плуги ПШу делает аткарское ЗАО «Контактор», гендиректор Сергей Владимирович Малыхин. Автор – доктор технических наук, профессор СГАУ Василий Михайлович Бойков. Мы, правда, с ними немножко поспорили: они предплужники не в ту сторону затачивали. Сейчас всё переделали, и они работают нормально. Хорошие плуги еще выпускает ОАО «Светлоградагромаш» из Ставропольского края.

– Зачем лущильник?

– А зачем тогда дискатор нужен? Нас учили, что лущильник распыляет землю.

– А Василий Кулагин из Балаковского района только что в Самаре перед первым замминистра сельского хозяйства РФ Евгением Громыко заявил, что никакие дискаторы не нужны и даже семена протравливать не нужно.

– Анатолий Иванович Шугуров в ТНВ «Пугачевское» тоже семена не протравливает. Но у него в хозяйстве есть воздушная сортировка, пневмостолы, которые отбирают самое крупное, тяжелое зерно.

– Но на посевном материале всё равно все болячки останутся и вместе с зерном попадут в поле?

– Будут. Никуда от этого не денешься. Но если я крепкий закаленный мужик, то грипп перенесу и на ногах, а если хилый, грипп меня свалит. Точно так же и с зерном. Шугуров сорта десятилетиями не меняет. Он просто каждый год отбирает наиболее крупные семена, и теперь к нему обращаются ученые со всей страны. Селекция идет по весу. Это хорошо, но протравливать, по моему мнению, всё равно надо. Куда мы от ржавчины денемся? Я пробовал без химии работать – напрасный труд. Когда подошли к экономическому краю, нас спасла ГК «АгроСтройИнвест» со своими препаратами.

– Легко признаваться в ошибках, когда тебе тридцать лет. А когда пятьдесят три, как мне?

– Или пятьдесят пять лет, как мне? Но куда деваться. Не бывает людей, которые не ошибаются. Хоть мы и говорим, что на чужих ошибках учатся, не получается так. Все равно втягиваешься в эксперимент, хочешь попробовать, раз у других выходит. Мы когда вернулись с Украины, ходили с выпученными глазами: и «Челленджер» решили приобрести, и сверхсовременный посевной комплекс. Вовремя остановились. Ты Петра Петровича Казакова из Лопуховки помнишь? Не справился с искушением. И где сейчас он?!

– Когда мне очень фигово, бью о противоположную стену глиняные игрушки и сувениры. Поэтому в моем кабинете, как в следственном изоляторе, всё прикручено к полу. Шучу. А как боролся со стрессом ты? Все-таки на глазах рушились многие твои представления о жизни.

– Чардым. Лодка. Спиннинг.

– Нет ощущения, что в результате многочисленных экспериментов маленько растерял поддержку коллектива?

– Наоборот, именно сейчас коллектив работает очень хорошо, с неподдельным воодушевлением. Люди понимают, что пахать плохо нельзя, иначе я пошлю их на то же самое поле бороновать. В прошлом году приобрели воронежские пропашные сеялки (ООО «Дис-Агротехника», город Семилуки), прекрасно посеяли подсолнечник. Сеялка ТС-М 4150А, ширина междурядий – 70 сантиметров. В междурядье лучше всего подсевать донник. Нужно всего-навсего 10 килограммов на гектар. К сожалению, в этом году не нашел каких-то 400-500 тысяч рублей, чтобы весь подсолнечник вот так посеять. Но на следующий год – обязательно! Весной 2017-го это поле останется под пары. Проборонуем, а в июне трава вырастет по пояс. И не просто трава, а бобовая культура! Ты можешь ее дискатором измельчить – вот тебе готовое удобрение! И не надо тебе измудряться, очередную химическую компанию искать. Вот тебе и плодородие почвы, вот тебе и биологизация земледелия. А если уж честнее говорить…

– Уже пробовал?

– Нет, просто вспомнил свой прежний опыт. Когда я еще агрономом в хозяйстве работал, в 1986-1987 годах (тогда были сеялки СКНК-6 с цепями на каждую банку), пробовали подсолнечник под зиму сеять. Четыре рядка получались, а два нет, оставался огрех. Сейчас сеялки с компьютерами, так почему бы не попробовать гектаров четыреста посеять позднего подсолнечника, чтобы он вышел как среднеранний? Или посеять ранний, чтобы он уже в августе созревал и уходил на элеватор по самой высокой цене? Надо об этом подумать.

…Вижу, у Сергея Ивановича глаз еще горит, не утратил интереса к жизни. В кабинете Трунилина мы оказались неслучайно. Прямо на наших глазах он подписал договор с директором ООО «Агромаркет-Волга» Еленой Ивановной Кондратьевой на поставку в СПК им. Чапаева двух широкозахватных прицепных жаток «Дон Мар» по 9 метров каждая, производства Республики Казахстан. Руководитель хозяйства опять идет на «авантюру»: продает легендарную канадскую самоходную косилку MacDon, захват 7,5 метра, ради двух «казашек», пусть и снабженных режущими сегментами «Шумахер». До Трунилина эти жатки уже приобрели Александр Васильевич Ищенко из Калининского района, Владимир Евгеньевич Одиноков из Лысогорского района и многие другие.

Работа над ошибками

– Давайте вот этого «бугра» снимем, – предлагает Сергей Иванович. Мы уже давно вырвались из душного раскуроченного председательского кабинета, носимся по полям, радуясь дружным буйным всходам и чистоте посевов. За рулем – сгоревший до состояния забытой на огне сковородки Трунилин. Перед нами его правая рука и постоянный оппонент, «больная совесть эпохи» Сергей Юрьевич Крючкин, бригадир растениеводческой бригады, работающий в хозяйстве, страшно сказать, с 1979 года. Трунилин в Новозахаркине появится лишь в 1984 году. Похоже, в этом хозяйстве так заведено, что все сторонники нашего героя «собачатся» с шефом в открытую, шутят на грани фола и вообще всячески «умаляют» его авторитет в глазах приезжих. Оппоненты Трунилина, напротив, предпочитают вести себя как завзятые шпионы.

Шутник и балагур, Крючкин в свое время сам 14 лет культивировал и убирал подсолнечник, поэтому знает, как важно «подпустить воздуха». Демонстрируя великолепные всходы гибридов компании «Сингента» и наш, саратовский, гибрид ЮВС 3, он признается, что вслед за первой последует и вторая культивация.

– Работаем 37-й лапкой. Видите, какой он красавчик?! – призывает он нас разделить радость от просто шикарных всходов. И тут же меняет настроение: – Было время, мы по этим полям на скорости 90 км/час ездили. Как асфальт, почва была переуплотнена. Пашне хватило четыре года продержаться, а потом мы остались ни с чем. Испокон веков люди пахали и нам велели.

Для Сергея Юрьевича Крючкина подсолнечник – самая любимая культура. Он ее сравнивает с нефтью, называет черным золотом. Мы охотно соглашаемся, потому что вид огромного, до самого горизонта, поля со стройными рядами сочных зеленых растений не может не впечатлять.

А Сергей Иванович Трунилин и тут верен себе. Снижает градус пафоса. Словно дурака валяет, признается, что его любимая культура – редька масличная. Во-первых, она растет всего 48 дней, в худшем случае – два месяца. Зато глушит любой сорняк, даже пырей. Во-вторых, взрывает землю своими корнями до двух метров. Как удобрение, оставляет после себя много питательных веществ. Думает, нельзя ли ее после уборки озимой пшеницы разбросать, пройти лущильником и получить второй урожай как сидерат. Уже большая польза – экономия на удобрениях. А уж если получишь второй урожай зерна, то есть такой изобретатель Сергей Павлович Подопригора, который с товарищами в 2008 году разработал установку по получению биодизеля из редьки масличной (патентообладатель – НИЦ «Теас-МО»).

– С Юрием Алексеевичем Коцарем, профессором СГАУ, мы ездили в Тамбовский технический университет, в институт альтернативной энергии, приборостроения и электроники, и там сказали, что из редьки масличной получают самый качественный биодизель. Хочется сделать так, чтобы редька приносила пользу и земле, и хозяйству.

Пока возделываем 50 гектаров, но у нас ее посевы доходили и до 500 гектаров. Правда, из-за влажного года реализовать ее тогда не удалось.

Подъезжаем к еще одной «валютной» культуре, любимице председателя, за которую в самый плохой год меньше 40 рублей за килограмм не дают, – гречихе. В СПК им. Чапаева под «черным рисом», выходцем из Северной Индии, занято 900 гектаров. Сеют гречиху Темп, оригинатор – Орловский институт крупяных культур. Вегетационный период – 65-70 дней. Устойчивость к полеганию, осыпанию и засухе повышенная. Достоинства сорта – скороспелость и детерминантный рост побега. Непонятное слово в переводе с латыни означает ограниченный рост, то есть к детерминантным растениям относятся те, рост которых ограничивается в связи с закладкой цветков на верхушке. В хозяйстве есть своя «гречерушка», поэтому председатель будет думать, что выгодно: либо самим делать ядрицу, либо продавать зерном.

Отдельная, как говорится, песня – чечевица зеленая. Сорт Веховская 1, среднеспелый, созревает за 74-86 дней, выведен на бывшей Петровской селекционной опытной станции в Пензенской области. Выглядит просто шикарно. Цветки – белые, с синими прожилками.

Высота стебля – до шестидесяти сантиметров. Бобы – ромбические, с заостренным кончиком. Семена – крупные, масса 1000 семян – до 80 граммов, округлые, плоские, без рисунка, желтые, рубчик светло-желтый. Содержание белка – 24-29%. Покупатели просто из рук выхватывают урожай. Недаром в Ветхом Завете написано, что за чечевичную похлебку Исав продал свое первородство Иакову.

– Все культуры, кроме гречихи, высеваются перекрестным способом, – поясняет Сергей Иванович. – Красотища получается. По яровой пшенице только что пневмоход «Туман-1» прошел, микроудобрениями ее подработали. Перекрестный сев – старинный прием, который позволяет отказаться от супернавороченных посевных комплексов. Я через это уже прошел, когда говорили, что ничего нет лучше посевного комплекса «Бурго». А какого лешего лучше, если междурядья 30 сантиметров и, пока культурные растения их закроют, нужно столько химии вылить и удобрений внести?! А так старенькие сеялки починили, и они дальше работают.

Прямо рядом с трассой сеет Трунилин озимую пшеницу Скипетр, все полторы тысячи гектаров. Так что у любого туриста-путешественника есть возможность зайти в поле и запечатлеть себя на фоне гиперпатриотичной картины. Прямо как в песне: «Хлеба – налево, хлеба – направо, / Хлеба на счастье, хлеба на славу! / Бескрайних спелых нив /Здесь ласковый разлив,/ Здесь солнечных хлебов моих держава». Единственный минус, заметный глазу профи, – нет должной чистоты. Семеноводством продавец семян (не будем называть его фамилию) занимается плоховато.

В структуре севооборота также предусмотрено 500 гектаров овса на сено, все посеяно и растет.

– Зимой в хозяйстве торговали кормами, – следует комментарий. – И нам это дело очень понравилось. Раньше 200 литров продали молока, и ждут у колхозной кассы денег то на бензин, то на ветеринарные препараты и всё остальное. Те же самые деньги, даже больше, пошли от продажи кормов.

Колхоз гораздо ближе, чем что-то другое

– Какие основные проблемы ты решал в течение последних нескольких лет?

– Разбирался с животноводством, и теперь его у меня нет. У меня сейчас даже механизаторы поняли, сколько сил и средств мы вкладывали в отрасль, не имея отдачи. Но появилась другая проблема: люди зимой не знают, чем себя занять. Нужно восстанавливать переработку: пекарню, маслобойку, мельницу. Крупорушка у нас на ходу. Из 600 гектаров яровой пшеницы 100 гектаров твердой. Если выращиваем твердую пшеницу, так почему бы не вернуться к выпечке нашего фирменного хлеба? Раньше заводчане в очереди за нашим хлебом шубы на себе рвали, из килограмма зерна выходила буханка хлеба в 720-750 граммов. На самом деле это заветная мечта, хочу попробовать сделать настоящий саратовский калач. Так что есть чем заняться.

– Господи, да ты же столько сил и здоровья отдал, чтобы сохранить ферму! Что же произошло на самом деле?

– Два года предупреждал: девчонки, будете плохо работать, останетесь безработными. А оборудование, сама знаешь, было завидным: и чешская вальцовая мельница Murska 350, и обмотчик круглых рулонов Savanna Evolution Elite, и канадская косилка MacDon, и немецкие прессы. У нас кормодобывающей техники столько, сколько у дурака махорки. Второй год не можем продать корма, которые остались после ликвидации поголовья. Оказывается, у нас с этой фермы кормилось полрайона. Не хочу больше так! Сейчас корма выписываются, а раньше растаскивались, раздавались. Не могу больше так! Пятнадцать человек ушло с фермы, вынужден был сократить, но дальше так работать было нельзя! Когда ферма дает 200 литров молока, о какой рентабельности можно было говорить? Мне предлагали: Сергей Иванович, давай еще телок купим. Да вы и этих телок угробите!

Нужно, чтобы люди поняли: будешь работать плохо, никто тебя кормить не будет. Вот и всё! Лучше я в корпусах бывших животноводческих ферм склады сделаю. Я не продал кормоцех, вдруг на следующий год каких-нибудь уток-гусей-кур заведу, но коров пока не хочу. Нет тех, старых, доярок, которые по-настоящему любили животных и были ответственными. А самое главное, что нет тех заведующих, которые были двадцать лет назад. А что сделает один Сергей Иванович, который появляется на ферме три раза в неделю?!

Конечно, мне сокращенных животноводов жалко, это наши местные люди. Но из-за пятнадцати человек остальные сорок пять оказались бы банкротами. Чем-то приходится жертвовать.

– Как ты объяснишь, что в последнее время тебя, как и меня, сравнивают со сбитым летчиком, который уже никогда не достигнет былых высот?

– Клинья из-под меня выбивают давно. Да это и понятно: никому не нужно сильное сельхозпредприятие, всем нужна земля. Тем более что рядом трасса. Это последнее, что можно в России продать. Но финансовое положение у меня на порядок лучше, чем у моих «доброжелателей».

Многих не устраивает мой неуступчивый характер. Ни с кем делиться не умею. Лизать не умею. Наполовину грузин, по отцовской линии, поэтому колени гнуть не умею.

В Новозахаркино попал в возрасте 24 лет, в тридцать стал руководителем. Когда принимал колхоз в 1990 году, здесь официально работали 290 человек, сейчас 45. В обработке было девять тысяч гектаров земли, сейчас пять и две. Чтобы часть арендованных земель не попала в руки иногородних инвесторов, пришлось срочно выкупать 1900 с лишним гектаров и оформлять на себя. Получилось никому не нужное фермерское хозяйство Сергея Ивановича Трунилина, в котором сев гречихи закончился только 21 июня. Мой трактор работает на колхозных полях – колхозная техника легально работает на моих. Конечно, все это официально оформляется, но всё равно черт-те что получается. Ты же знаешь, не тот у меня характер, чтобы личное ставить выше общественного. Для меня колхоз дороже любого КФХ.

На последнем колхозном собрании я сам вопрос ребром поставил о доверии к себе. Мол, если что не так, готов уйти. Люди попросили остаться.

– Всегда хотела спросить, кто из вас двоих, Сергея и Александра, одинаково уважаемых мною братьев-агрономов, больше разбирается в растениеводстве? Ты или он?

– Саша – прирожденный коммерсант. Наш отец, выйдя на пенсию, до последнего торговал то на Крытом, то на Сенном рынках. Хотя всю жизнь проработал главным зоотехником. Даже после тяжелейшего инфаркта с сумками и бидонами спешил на точку. И умер по дороге на базар. А я пошел в мать, меня хоть стреляй, но я к прилавку не встану. Натура такая.

Сашка – очень хороший организатор, и он не обидится, если скажу, что в растениеводстве я посильнее его. Другой вопрос, что с родственниками работать нельзя. Как только он ушел из хозяйства и перебрался в Саратов, мы с ним стали такими родными, что и передать невозможно. Мы друг к другу очень хорошо относимся.

Зеркало для героя

Когда остановились пообедать в придорожном кафе, где он кормит всех своих механизаторов, Трунилин принес свежие, еще горячие плюшки и предложил:

– Давай «траванемся»!

Тонкий намек на наши толстые с ним «обстоятельства». Самоирония – качество очень сильных мужчин, которые знают цену и словам, и поступкам. Сейчас ему пятьдесят пять лет, и четверть века, с первого дня работы председателем, он точно не принадлежит себе. В течение последнего года Сергей Иванович пережил очень сильный прессинг, о котором не разрешил писать ни слова. Бравирует, заявляя, что в душе больше 25 лет себе не даст, хотя, по всему чувствуется, устал.

Но все равно я узнаю в нем прежнего смутьяна, который своими идеями будоражил воображение многих сотен людей, когда-то приезжавших к нему на семинары. До сих пор с началом поздней осени он звонит мне в редакцию и напоминает, что у селян появилось время для чтения, пора их чему-нибудь новенькому учить.

– Ты хоть убедилась, что я не подох? – спросил он меня на прощание. Молча обнялись. Расстались еще лет на пять. До следующего эксперимента.

Светлана ЛУКА

Понравилась статья? Поделись:

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.