Логотип газеты Крестьянский Двор

Год Быковых

Фермерское хозяйство Ольги Михайловны и Анатолия Анатольевича Быковых, село Бородаевка Марксовского района, в программу «Развитие семейных животноводческих ферм» попало благодаря  случаю. До последнего им говорили, что их бизнес-план  слабый, мало подкреплённый деньгами, в части вещей авантюрный, но на защите проектов вдруг поднялся из-за стола министр сельского хозяйства Анатолий Бабошкин и заявил: «Какие сомнения могут быть? Это же Быковы, они справятся!» Так они стали 29-ми и последними в 2012 году счастливыми обладателями гранта.

Деньги на строительство фермы пришли, по сложившейся традиции, с большим опозданием, и, пока другие победители конкурса на получение бюджетной поддержки терпеливо ждали эту самую поддержку, семья Быковых закладывала ленточный фундамент, поднимала каркас будущей фермы, укладывала из бетонных канальных плит кормовой стол, сооружала для бурёнок деревянные лежаки, устанавливала металлические ворота. Так появился единственный в Саратовской области 36-метровый быстровозводимый тентовый ангар-коровник легкомысленного бело-голубого цвета, из канадского ПВХ, но белорусского производства. Быковы вообще помешаны на Белоруссии, почти десять лет возят оттуда технику и технологии, подвигая потихоньку саратовских руководителей в сторону цивилизации. Сейчас у них почти 600 деловых партнёров в двенадцати регионах России, а когда-то ООО «Адонис», созданное ими, начинало с приспособленного здания размером с трансформаторную будку.

Теперь на въезде в город Маркс со стороны Саратова имеется отличное помещение с ветеринарной аптекой, учебным классом, выставочным залом и офисами уже не одной, а двух близкородственных структур: ООО «Адонис» и Торговый Дом «Милена». Два сына Быковых – Александр и Андрей – продолжают семейный бизнес, начатый родителями, причём не менее фанатично и не менее профессионально. Они тоже вслед за ними считают, что «корова должна смеяться».

– Ты посмотри, какой мальчишка стоит, не мальчишка, а чудо. Это наша гордость, уже нами полученный. Здесь ни одного быка не было и никогда не будет, полностью искусственное осеменение.

«Мальчишкой» Анатолий Анатольевич Быков называет бычка изумительно- кирпичного цвета в кудряшках, совершенно неправильной, с точки зрения саратовского минсельхоза, селекции. Гибрида местной симменталки и иностранного абердин-ангуса. Быков-старший, похоже, знает, за что чиновники его считают смутьяном, и лишь вздыхает:

–Э-э-эх, ребяты, ребяты…

Несколько телят тут же отрываются от корма, поднимают голову, думая, что это к ним обращаются, однако людей больше интересуют взрослые животные так называемого сухостойного периода, которые образуют прямо противоположный ряд.

– Это коровы Девяткина, это Доровского, а это Бабошкина, – продолжает Быков. Нам достаточно фамилий руководителей хозяйств, чтобы понять: Анатолий Анатольевич и тут отходит от «курса партии и правительства». Он не согласен с тем, что область потихоньку отказывается от голштинизации и пытается вернуться к менее удойным симменталам. Тем более что чистых симменталов уже фактически не осталось. Быков, напротив, на своей ферме мешает две-три линии и, похоже, находит в этом не только удовольствие селекционера, но и большой экономический смысл.

– За счет дергачевских коров-степнячек я увеличил жирность получаемого молока до 4,3-4,6 процентов. В среднем. Ты представляешь?! А среди них есть вообще рекордсменки с пятью процентами. Мы ежедневно продаём на территории города по 500 литров, по цене 25 рублей за литр, очередь выстраивается как в голодный год. Молока хватает только на час-полтора. Я как-то поинтересовался, кого мы обеспечиваем, не поверишь, семь-восемь грудничков, чьи мамки без молока остались, полтора десятка малообеспеченных старушек, которые за счет нас до очередной пенсии дотягивают, добавь сюда больных и сирых. Я вообще считаю, что такие бочки, как наша, должны стоять во всех спальных районах, чтобы многодетные мамочки, престарелые пенсионеры, больные могли свободно выйти из дома и купить продукт, который не может храниться по 30-60 суток, как тот, что продаётся в супермаркетах.

…Я очень люблю слушать Анатолия Анатольевича, но ни разу не смогла написать о нём сколько-нибудь целостный материал. Быков умудряется от любой заданной темы уклоняться « мысью по древу», и ты уже не можешь вспомнить, как оказалась на краю Бородаевки. Хотя задача у меня самая что ни на есть конкретная: рассказать своим читателям, как можно построить прекрасное животноводческое помещение из отрезков труб, остатков канальных плит и огромного куска ткани безо всякой проектно-сметной документации. Быкова за это и не любят, что он постоянно тащит в область самое-самое… дешёвое, рациональное, неординарное. Словно вызов привычным представлениям о животноводстве – на входе в ферму стоит обычный мотоблок с прикреплённым к нему скребком. Так здесь удаляют навозную жижу.

В огромном, высотой в шесть с половиной метров помещении, никак не чувствуется, что содержатся животные. Нет влаги и загазованности. Нет специфического запаха. По прозрачному коньку  в самом верху шатра догадываемся, что всё дело в нём, но ошибаемся. Оказывается, синие и белые полосы ткани, которые мы считаем чисто декоративным элементом, по-разному нагреваются и по-разному отдают тепло. Отсюда – невидимый глазу эффект турбулентности, когда все испарения улетучиваются в буквальном смысле этого слова. При легком морозце на улице в помещении откровенно тепло, доярка Галина Белова и скотник Андрей Киселёв работают налегке. Но, по рассказам специалистов, канадский тент ПВХ спокойно выдерживает даже сорокаградусные морозы, не покрываясь инеем и не трескаясь, поэтому даже мне, человеку стороннему, кажется, что эти «весёленькие» фермы не чудаки придумали.

…Они задумали и построили эту ферму не для гранта. Они хотели сами, на личном опыте, проверить верность нескольких идей, которые давно внедрили в свою жизнь белорусские животноводы, а до этого израильтяне, у которых белорусы многое подсмотрели. Быковым нравится ставить эксперименты, будоражить общественное мнение. Тем, например, что они никогда не установят на своей ферме робота. Почему? Потому что, например, что нет у нас столько коров с  геометрически правильным расположением сосков. Не в том направлении работали селекционеры-племенники.

Быковы – сторонники цеховой системы ведения хозяйства. Здесь все разделяется не только по возрасту, но и по продуктивности животных. Даже среди пятидесяти коров есть деление на высокоудойных и обыкновенных с совершенно разным рационом. Собственно, так и положено. В кормлении  царь и бог – кандидат сельскохозяйственных наук Александр Михайлович Лопатко, которого мы тоже любим цитировать в нашей газете и который приезжает из Белоруссии читать лекции саратовским зоотехникам и ветеринарам.

Впрочем, вернёмся к нашему «неправильному» телёночку абердин-ангусу. Задача любого думающего ветеринара – получить, с одной стороны, здоровое потомство, а с другой стороны, здоровую коровку, которая не испытывает при родах стресс, быстро  после них поправляется. Телёнок абердин-ангуса весит всего тридцать килограммов, наша мамаша его выдаёт просто «на ура». Мы начинаем телёночка отпаивать молочком, и он у нас к двум месяцам превращается в настоящего богатыря. Пусть он у нас не молочного, а мясного направления, но саратовской деревне и такие пригодятся.

Маргарита ВАНИНА

Понравилась статья? Поделись:

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.