Логотип газеты Крестьянский Двор

Агросоюзмаркет

TVS

«Хороший малый, но педант»

Чтобы попасть на базу СПК «Индустриальный» Екатериновского района, надо заранее выписывать пропуск. Не выписал – не прошел. Легенды ходят, что руководитель хозяйства Николай Николаевич Гераськин устроил из своего предприятия филиал ГУИНа, с колючей проволокой, с тотальным контролем и видеонаблюдением, только что отпечатки пальцев у механизаторов не берёт, о чём мы ему прямо в глаза и сказали. Вместо «здраствуйте».

Художника обидеть легко. Николай Николаевич от нашего «комплимента» полдня не мог отойти, впервые за последнее время поручил провести вечернюю, пятичасовую планёрку главному агроному. А сам сел за руль автомобиля и уехал в поля.

Здесь нет ни родственников, ни друзей. Здесь есть одни сослуживцы

Свой стиль работы наш герой называет жестким. Определил он его одиннадцать лет назад, в мае 2004 года. На собрании, где его должны были избирать, заявил: «Здесь нет ни родственников, ни друзей. Здесь есть одни сослуживцы». В этом он оказался близок со своим первым учителем и другом, покойным ныне, Владимиром Вячеславовичем Набатовым, работавшим до Гераськина председателем. Набатов пришел в разваливающееся хозяйство, где была вспахана лишь пятая часть земель, в разгар уборочной страды не было ни литра солярки, зарплату людям давали год назад. И кардинально изменил ситуацию. Николай Николаевич многое от Набатова перенял, но всё равно работать после сильного руководителя было очень тяжело. Тем более, когда ты местный. Вот тогда-то он и заявил: «У меня на работе нет ни родственников, ни друзей. Здесь есть одни коллеги по работе». Еще месяц эту программную речь обсуждали в районной администрации: «Не круто ли берёт?»

Как показала жизнь, круто. Спрашиваем у Гераськина, что он сам вкладывает в понятие «жесткий стиль руководства». «Это строгое следование уставу кооператива, трудовому законодательству и правилам внутреннего распорядка. В самодурство мы не прём, но и послаблений никаких не делаем. Если трудовой дисциплины не будет, что бы ты ни задумал, ничего не сделаешь».

Тоже, понимаешь, открытие. Да под этими словами подпишется каждый руководитель, но не у каждого хватит духу быть последовательным и твердым. Уже на следующий день после выборов Гераськин заявляет своим специалистам, что начинать надо с себя. Это для механизаторов и доярок действует КЗОТ (замечание, выговор, строгий выговор, увольнение), а для членов правления и специалистов – свой кодекс. Выпил на работе – с вещами на выход. То же самое касается председателя.

Процентов пятьдесят руководящего состава с Гераськиным «не сработалось». Глядя на оставшихся, рабочие стали подтягиваться, благо кооператив не сразу увольнял выпивоху, всегда протягивал руку помощи. За последние десять лет за счет предприятия было закодировано около шестидесяти человек, сорок из них не пьют совсем. А от непьющего мужика любая жена готова ребёнка родить. Вот вам ответ на вопрос, почему в «Индустриальном» с демографией всё в порядке; в здешней школе учатся 132 ребенка.

«Человек должен почувствовать вкус к жизни». Этим принципом Гераськин руководствовался и когда внедрял в кооперативе сухой закон, и когда вбивал в головы подчиненных необходимость соблюдения техники безопасности. Обычным приказным порядком ничего не сделать, людей через колено не сломать. Нужно, чтобы они сами доросли, созрели до понимания: так жить больше нельзя.

Что делает председатель? Одновременно с карательными мерами повышает заработную плату ровно в два раза. А затем на протяжении трёх лет начинает выдавать беспроцентные займы на приобретение техники. На каждом собрании он бубнит: покупайте машины, покупайте машины, покупайте машины. Свыше трех миллионов рублей ежегодно он тратит на оказание материальной помощи рабочим. А тем, кто не понимает, объясняет: влезая в долги, человек на работе закрепляется, приобретая машину, начинает вокруг неё крутиться, у него появляются другие интересы. И, в конце концов, он сам уже не пьёт – боится права потерять.

Эта история повторилась и с приобретением жилья для колхозников. Семьсот тысяч из миллиона даёт кооператив, триста тысяч – будущий хозяин. Гераськина тогда тоже не все поняли: вроде, средства надо вкладывать в развитие производства, а этот благотворительностью занимается. Но и тут логика известна: там, где новый дом, там ремонт, там новая мебель, там новая утварь, там другие совсем ориентиры. Человеку надо как можно больше и лучше работать, чтобы он смог зарабатывать. А на каждый заработанный рубль, «самодур» Гераськин и тут расстарался, стали бесплатное зерно давать, не жалея. По три тысячи тонн в год раздаётся рабочим хозяйства. Хочешь – скотину держи, хочешь – продай. Человек должен думать о себе и семье, а руководитель о перспективе, о будущем хозяйства. Это правильно!

Общество честных людей

В юности Коля Гераськин мечтал попасть в юридический институт, а окончил Саратовский зооветеринарный. Полтора года отслужил в армии, в Москве, в отдельной роте охраны Военной академии им. М.В. Фрунзе. Своё представление о том, что такое настоящий порядок и дисциплина, он «тупо» взял из армии и перенёс на гражданскую почву. Вплоть до того, как нужно вести документацию, вплоть до того, как нужно опечатывать склады.

Следующий шаг – сохранение кооперативной собственности, битва за порядок. Колючая проволока егоза, которой обтянута территория многочисленных подразделений, оказалась самым экономичным способом решения проблемы. На бетонные стены и сетку рабицу никакого бюджета не хватит, а благодаря смекалке и одному прапорщику из Сердобска (тот пять лет подобным образом защищал собственный огород) в кооперативном хозяйстве «Индустриального» больше ничего не пропадает. Цена удовольствия – рубль за метр нержавейки.

Деревянные столбики, на которых закреплена проволока, так себе, из подручного материала, а вот егоза режет словно бритва. В «Индустриальном» ни одна доярка не зайдет на территорию центральной ремонтной мастерской и ни один тракторист не окажется в гостях у скотников. А зачем? В случае производственной необходимости секретарь выписывает пропуск, вот тогда-то двери и открываются. До забора с проволокой Гераськин «созрел» уже на второй год председательствования. Еще через год на проходных появилась охрана, лет семь назад появился пропускной режим. Видеокамеры заработали пять лет назад.

Охрана вся местная, но уже «девятого созыва», вышколена как караул Букингемского дворца. Ни один автомобиль ни одного руководителя подразделения на территорию машинного двора и ремонтной мастерской не попадает. А зачем? Чтобы члены кооператива подумали: кто-то что-то вывез? Весь частный транспорт оказывается на специальной стоянке по эту сторону забора, а по территории все ходят пешком. Даже для того, чтобы председатель смог попасть на семяочистительный комплекс, в пропуск вписывается марка автомобиля, его номер и фамилия водителя. Не водителя председателя СПК, уточняем, а самого Гераськина.

– Для чего нужны столь масштабные заградительные меры? – уточняю я. – Людям не доверяете?

– Для порядка, для защиты от местного населения. Своим людям я, напротив, доверяю. Но у меня в хозяйстве работают 223 человека, а в селе живут полторы тысячи.

Дальше следует целая философия про то, как появляются честные люди. По мнению моего собеседника, у человека не должно даже мысли возникнуть что-то украсть. А потому все должно охраняться и контролироваться. Что ж, председателю можно только позавидовать: в «Индустриальном» создано общество честных людей.

Заметим: из сорока охранников, которые обеспечивают «экономическую безопасность» хозяйства, тридцать – женщины детородного возраста, у которых по два-три ребёнка. Спрашивается, нельзя их заменить сигнализацией или поставить дополнительные видеокамеры? Конечно, можно. Но тогда матерей надо выбросить на улицу, отправить на биржу. И этот удар по хозяйству никакой экономикой не возместишь.

В мае 2004 года, когда Николай Николаевич Гераськин принимал хозяйство, обрабатывалось 16 тысяч гектаров земли, сейчас 18120 гектаров. Расход дизтоплива в то время составлял 1120 тонн, бензина 120 тонн, масла 27 тонн. В юбилейном 2014 году, когда хозяйство вырастило рекордные 30 тысяч тонн зерна, дизтоплива было затрачено 740 тонн, бензина 70 тонн и масла 17 тонн. Не все объясняется воровством, многое зависит и от организации труда, но против цифр, как говорится, не попрёшь.

Председатель педантичен до мелочей. Трактора кооператива, если они останавливаются в поле, глушатся. Но чтобы так поступать, механизаторам надо всегда иметь возможность их завести, а для этого иметь прекрасные надежные аккумуляторы. И они их получают. С помощью главного инженера и бригадиров происходит выстраивание такой технологической цепи, при которой механизатор без напряга, не ломая себя, вырабатывает привычку беречь кооперативное имущество.

Взять ту же нефтебазу на 500 тонн топлива. Специальное подразделение из Саратова убрало с её территории тополя, не потому, что они некрасивые, а потому, что они шикарно разрослись и поднялись выше громоотводов. Во-первых, они нарушают экологию, во-вторых, противопожарную безопасность. И так на каждом шагу. Гераськин не зря возит с собой в машине фотоаппарат: ни одно из упущений не останется незамеченным.

Человек на своём месте

Доведя среднюю зарплату по хозяйству до 23 тысяч рублей, председатель взялся за массированное обновление всех фондов, и в первую очередь, техники. Чтобы облегчить людям жизнь. Чтобы они доживали до той поры, когда приходит время их чествовать. Лет пять назад Николай Николаевич попросил своего секретаря предоставить списки ветеранов, и оказалось, что местные трактористы не дотягивают даже до шестидесяти двух лет. Отчего умирают? Оттого, что работают на утиле! Гераськину – в самые лихие девяностые годы он уходил в фермеры – пришлось самому пахать-сеять на отечественной технике, на тракторах ДТ-75, и он знает, о чем говорит. Механизатором опять-таки был его отец, мать всю жизнь отработала телятницей, в нём самом крестьянские гены до шестого колена, поэтому он, цитируя писателя Александра Солженицына, рассуждает о необходимости русский народ беречь и размножать. Чем тот хуже уссурийских тигров?

 – Мы еще преступно относимся к собственным дояркам, – признается он, а сам показывает новый летний лагерь с доильным залом для небольшого колхозного стада в 120 голов. От коров симментальской породы здесь легко надаивают по пять тысяч килограммов. Не так шикарно, конечно, как на мегаферме Сергея Захаровича Байзульдинова из Марксовского района, который в животноводстве совершил подвиг, но для людей созданы все условия. И ведрами молоко не таскать, и на сквозняках не мерзнуть. Итальянский генератор обеспечивает в молокопроводе давление, на работу женщин возят в закрытой машине. Средний возраст здешних доярок – 38 лет, и выглядят они не хуже сотрудниц местной администрации.

Рядом с лагерем – благоустроенный зарыбленный пруд размером 60 гектаров с моторной лодкой и командой сторожей. Любимое место отдыха работающего населения «Индустриального», предмет долголетних судебных разбирательств, из-за которых Гераськин испортил отношения, с кем только мог, но все-таки победил. Шестьдесят тысяч штук малька было выпущено в эти воды несколько лет назад, сейчас здесь можно поймать и щуку, и карпа, и белого амура, и жереха, и плотву. Отдельные экземпляры весят до пяти килограммов, но председателя радует сам факт, что любой из его механизаторов может посидеть здесь с удочкой, отдохнуть, пообщаться с семьёй. Правило «человек должен почувствовать вкус к жизни» остается неизменным.

На полях СПК «Индустриальный» Екатериновского района отлично работают и американские Кейсы, и канадские Бюлеры, и, конечно же, российские «Кировцы». Сорок процентов тракторов 5 класса – импортные. В прошлом году тракторный парк пополнился пятью новыми тракторами К-744Р, а чтобы они ни в чем не уступали в комфортабельности конкурентам местная инженерная служба, дай Бог здоровья главному инженеру Сергею Николаевичу Кочеткову на них ставит хороший отопитель, мощный кондиционер, широкопрофильную резину, чтобы не трясло, а для полной герметизации – уплотнители. Около семидесяти миллионов рублей только в прошлом году было потрачено на обновление машинно-тракторного парка, и столько же будет вложено до начала уборочных работ. Кредитов, напомню, мы об этом писали, СПК «Индустриальный» при Гераськине никогда не брал и не берёт, живет исключительно на «свои». К середине посевной 2015 года на складах «аккредитивом» лежало шесть тысяч тонн зерна, из них половина высококлассной пшеницы.

Что касается прицепного инвентаря, то тут откровенное предпочтение по вполне понятным причинам отдается импорту. По мнению здешних специалистов, ни культиваторов, ни сеялок в России производительных нет. На полях хозяйства мы видим, что сев подсолнечника ведётся итальянскими пропашными сеялками фирмы Gaspardo (Гаспардо), канадской сеялкой-культиватором Bourgault (Бурго) и немецкой сеялкой Citan AMAZONE. В ближайших планах приобретение посевного комплекса Horsch (Хорш).

Предпосевной культивацией занимаются Бюлер с культиватором фирмы «Кейс» и трактор Case Magnum 340 (Кейс Магнум) с культиватором этой же компании. Из почвообработки, как мы уже писали, здесь используют два оборотных плуга и два глубокорыхлителя французской компании Gregoire Besson (Грегуар Бессон), еще два плуга собираются приобретать в июле.

Техническая и кадровая элита сеет элиту селекционную. «Дирижирует» ею главный агроном хозяйства одноклассник Гераськина Анатолий Викторович Варенья, чей талант начал раскрываться ещё при Набатове, но проявился в полную силу в последние несколько лет. В прошлом году хозяйством на выщелоченных черноземах было получено рекордные 30 тысяч тонн зерна при средней урожайности 32 ц/га. Озимка дала 33ц/га, яровая –31ц/га, при этом упор делался на твердые пшеницы.

Тысячу гектаров займет в этом году подсолнечник компании «Пионер», тысячу – компании «Лимагрейн», еще одну тысячу – отечественной компании «Агроплазма». Рядом в землю кладут семена яровой твердой пшеницы Людмила саратовской селекции. Знакомимся. Механизатор Александр Александрович Курандов, член знаменитой хлеборобской династии, Евгений Евгеньевич Иванов, бригадир первой полеводческой бригады, Вячеслав Александрович Куликов, Алексей Константинович Морев. Эпоха тридцатилетних этими молодыми толковыми ребятами не заканчивается. Механизатор Александр Сергеевич Поимцев тоже представляет династию, вместе с ним работает брат Сергей Сергеевич и отец Сергей Николаевич. А на центральной усадьбе начинает делать карьеру совсем ещё молодой инженер-энергетик Дмитрий Александрович Карякин.

В «Индустриальном» работают три полеводческих команды, у каждой есть свой бригадир и каждый точно знает, что делать. Человек без спецодежды до рабочего места вообще не допускается. Шьют её по спецзаказу в двух версиях (зимней и летней) строго в соответствии с аттестацией рабочих мест, выдают вместе со спецобувью. Подсчитано: на всю амуницию вместе со средствами защиты растений тратится не меньше трёх миллионов рублей в год. На севе все работают в белых комбинезонах, в очках и респираторах, и это не шутка. Мне показали дорожный чемоданчик, укомплектованный всеми средствами индивидуальной защиты, вплоть до спасательного жилета и аптечки. Без них ни один трактор в поле не выезжает. Люди уже настолько привыкли к порядку, что по-другому просто мыслить не могут.

– С нашим народом при желании всё можно сделать, всё можно осуществить. Нас просто в дураков превратили, но мы же не дураки. Россияне – нация сильная, работоспособная, грамотная. Нам просто не везёт.

Николай Николаевич Гераськин преклоняется перед людьми, которые жертвуют собой ради идеи. Такие личности, как генеральный директор ЗАО «Трудовой» Марксовского района Сергей Захарович Байзульдинов и петровский фермер Вячеслав Петрович Королёв, для него служат примером. Главное – не обещать людям хорошей жизни завтра, а делать всё, чтобы им было хорошо сегодня, сейчас.

Поделиться статьей в соц.сетях:

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Новые записи
    Моя корова Владислав Ρунцев  28 мая 2015, 13:27

    Животноводство
    Чем кормить кроликов зимой? Владислав Ρунцев  28 мая 2015, 13:26

    Животноводство
    Последние комментарии
    Ручная дойка Количество комментариев статьи: 1
    Лучшие на ферме Количество комментариев статьи: 1