Логотип газеты Крестьянский Двор

Агросоюзмаркет

TVS

Задать корма. Часть 1

Сергей Захарович Байзульдинов, председатель Совета директоров АО «Племзавод «Трудовой», орденоносец, Почётный гражданин Марксовского района, всегда был и будет идейным вдохновителем саратовского АПК, выдающейся личностью.

Молоко у коровы на языке. А значит, в ферме на кормовом столе. До этого – в силосной траншее, в машине, когда везут с поля от комбайнов, на самом поле – в виде травы-многолетки и зарослей кукурузы, а еще раньше – в виде тщательно вспаханной зяби и хорошо подобранных семян.

Рекордные надои достигаются тяжелым, кропотливым, четко организованным квалифицированным трудом большого числа людей, высококлассных специалистов, особенно если речь идет о такой цифре, как 40 процентов. Сорок процентов всего молока Саратовской области производит племзавод «Трудовой» Марксовского района.

Только за 8 месяцев этого года валовка увеличена на 15% по сравнению с прошлым годом, то есть на 3 614 тонн. Если 2016 год закончился с результатом 36 тыс. тонн, то в этом году планируется выйти на 40 тысяч тонн молока. Если в прошлом году в среднем на одну фуражную корову было получено 9 400 кг, в этом – 10 700 на фуражную и около 12 тыс. кг на дойную.

Чтобы и дальше наращивать показатели, только в этом году заготовлено 100 (!) тысяч тонн разного вида кормов.

Как это происходит? Мы в течение дня отследили весь процесс и готовы признать: успехами других регионов восхищаемся, подчас, только из-за собственного невежества, не подозревая, какие революции происходят под боком. Всего в ста километрах от Саратова, в Павловке. И еще нам мешает собственный снобизм: почему-то считаем, что опыт «Трудового» применим только в мега-комплексах, а обычному рядовому хозяйству по силам использовать третьесортные технологии. И потихоньку загибаться.

В ходе этой «экскурсии» был развенчан еще один миф: якобы 69-летний Сергей Захарович Байзульдинов, кандидат сельскохозяйственных наук, заслуженный работник сельского хозяйства РФ, своим авторитетом продолжает довлеть над двумя сыновьями – Айдаром и Николаем – генеральным директором племзавода и исполнительным директором, начальником отдела растениеводства. На самом деле его «мальчики», сорока и тридцати пяти лет, давно доросли до такого уровня, чтобы самостоятельно и творчески решать задачи, связанные с функционированием предприятия. Поэтому сегодня Сергею Захаровичу можно только позавидовать: во многие текущие вопросы он не вникает, занимаясь только тем, к чему всегда лежала душа, – думает о будущем.

Масштабирование бизнеса

О феномене Байзульдинова, к сожалению, пишут и говорят, только когда в регион приезжает начальство уровня Путина или Медведева. Во всех остальных случаях считается, что Сергей Захарович неизлечимо болен… «звездной болезнью», поэтому всё, что он говорит, нужно делить на два. У нас, понимаешь, рекордный 6-миллионный урожай, а он, агроном по образованию, выпускник Саратовского сельскохозяйственного института, предупреждает коллег: никуда вы не денетесь, тоже займетесь животноводством. И чем раньше, тем будет лучше. Пока что его услышали единицы.

Он и в молодости не сидел на месте, а сейчас и подавно. Поехал по собственной инициативе в Уфу на совещание по малым формам хозяйствования, посмотрел, сколько тамошним фермерам дают денег на развитие кооперации, порадовался за них. В Башкирии Сергея Захаровича потрясла местная фермерская продукция, которая вытеснила с прилавков сельских магазинов чужаков из молокозаводов. Везде всё натуральное, из-под фермерской буренки, от кооперативной «пахталки» и танка-охладителя. Заводы обеспечены собственным молоком лишь на 40 процентов.

По пути заглянул в Самару, чтобы на заводе АО «Евротехника» договориться насчет приобретения соевой сеялки «Амазоне» и раскрыть секрет: почему соседи сою убирают уже в сентябре, а мы – в октябре. На обратной дороге попал в Приволжский район к легендарному фермеру Евгению Павловичу Цирулеву, который занимается соей с 2003 года, но свои первые по-настоящему большие деньги заработал на расторопше. Словно предвидя «сое-вый бум», Цирулев еще 13 лет назад заключил договоры на семеноводство с НИИСХ им. Н.М. Тулайкова в Безенчукском районе и с Ершовской опытной станцией в Саратовской области, играя роль райсемхоза. Отличные семена сои сорта Самер (результат творчества нашей станции и их института) в КФХ производят и по сей день.

Словно школьник, Байзульдинов-старший законспектировал все, что ему наговорил главный агроном хозяйства, но и этого ему показалось мало. В двадцатых числах сентября Сергей Захарович возил всех своих главных спецов для обмена опытом. Там же, у Цирулева, встретились с земляком Петром Владимировичем Полушкиным, бывшим директором Ершовской опытной станции, который помнит, какой интерес «Трудовой» проявлял к этой культуре еще пять лет назад. Но как можно работать с селекционерами станции, которая, словно в издевку, продолжает называться опытной станцией орошаемого земледелия, однако напрочь лишена какой бы то ни было воды?!

– Полушкин в Самарской области только расцветет: у него наконец-то появится возможность заниматься настоящей наукой, а не дрязгами, – с сожалением размышляем мы по дороге в поля не столько о судьбе конкретного человека, сколько о репутации. Репутации племзавода «Трудовой», который, как и положено селекционерам, следит за судьбой каждой проданной телочки. Любую продажу здесь сопровождают словами: «Если вдруг заболеет, мы тут же поставим вам другую. Бесплатно».

– Мне нужны не деньги, мне нужна заслуженная реклама, – признается попутчик. – Краснодару настолько понравился мой скот, что я вынужден отбиваться: «Ну, нет у меня столько, нет!» Если в начале мы затратили 180 миллионов на нетелей, сейчас мы в 100 миллионов «отбили» за 3 года. В позапрошлом году 350 голов взяла Башкирия, в 2016 году – 500 голов Татарстан, в этом году Татарстан – 200 и 200 взял Краснодар. Лежит заявка из Краснодарского края на 800 голов, вот я и думаю.

Так себя ведут и в КФХ Е.П. Цирулева. Несмотря на то что Байзульдинов приобретает только элиту и для размножения семян подготовит только паровое поле, они все равно отказались поставлять семена раньше конца марта – начала апреля. Поскольку соя чрезвычайно капризная культура. В договоре написано о гарантированно высоком качестве семян и доставке потребителю.

Такое честное отношение в бизнесе не может не радовать старого директора. При случае он готов своими силами организовать на базе хозяйства семинар по сое с участием ученых из Самары и предпринимателей из Пензы с тем, чтобы все желающие могли познакомиться со спецификой выращивания этой культуры в условиях Поволжья. И он не боится конкуренции. Чем больше произведем, тем больше отправим в Иран.

Обгон разрешен

Показывая рукой на бесконечную линию оросительного канала, Сергей Захарович обещает, что за два года доведет орошение до 9 тысяч гектаров. ООО УК «Русмолко» заявила, что собственные бобы будет продавать, а в «Трудовом» закупать соевый жмых и соевое масло, – им так выгодней. Владимир Георгиевич Резниченко, первый заместитель генерального директора, всегда с «Трудовым» на связи. Они обмениваются планами, ездят друг к другу в гости.

Чтобы не брать кредиты, будут торговать еще и кормами, плюс увеличат дойное поголовье, в том числе в Липовке Энгельсского района, потому что там тоже есть и кадры, и орошение.

– Александр Стрелюхин – толковый глава администрации Энгельсского района, с ним можно работать, – радуется мой собеседник.– С умным человеком не жаль и потерять, чем с дураком найти.

Постоянно учусь у людей, даже у своих рабочих. Постоянно призываю специалистов думать, потому что буква «я» в алфавите последняя. Кадры действительно решают всё. Неслучайно ежемесячно на зарплату вместе с налогами трачу 15 миллионов рублей вместо 12, как раньше. Эх, да вся моя экономия направлена на то, чтобы как можно больше платить своим людям! Мне отец говорил, когда я начинал работать директором: «Люби людей, это такое богатство». Поэтому я хочу, чтобы в «Трудовом» формировались династии, чтобы мои специалисты, замечательные ребята, набравшись жизненного опыта, своими желанием, умом, талантом, наследственностью занимали достойное место в этом мире, чтобы у них всегда были деньги.

Отсюда – стремление поддерживать на должном уровне и социальную сферу села. Только в один фонтан на центральной площади Павловки вложено 12 миллионов рублей, и это при том, что за 7 месяцев хозяйство выплатило почти 480 миллионов по банковским кредитам и в «Росагролизинг».

Воспользовавшись случаем, не стесняясь присутствия в машине сына Николая, который сегодня работает за водителя, задаю спутнику некорректный вопрос: «Вы самым первым в нашей области вошли в национальный проект «Развитие АПК» и никак из него не выйдете. Постоянно строитесь и строи-тесь. Ходят слухи, что таким образом вы оттягиваете конец и хозяйства, и собственного бизнеса».

Байзульдинов-старший даже не обиделся и не выставил меня из машины, хотя имел полное право.

– Да знаю я про эти все разговоры. Тогда этот комплекс стоил 850 миллио-нов, а сейчас точно такой же – под 5 миллиардов. Сегодня многие мне говорят: вот я глупец, почему не последовал твоему примеру.

Иногда даже сам подогревал слухи о продаже хозяйства, чтобы посмотреть на реакцию некоторых товарищей. Собаки лают, а караван идет. Но молоко – это утром деньги, в обед деньги и вечером деньги.

В хозяйстве обстановка семьи. Муж работает, жена здесь работает, да еще школьники работают. Даже дошкольники просятся, чтобы убирать солому в ферме для телят с лежаков! Мы с каждым из них расплачиваемся ежедневно. Чтобы ребенок привыкал нести домой честно заработанную копейку. Даже когда копали траншею под кабель для фонтана, привлекали молодежь.

Наши механизаторы не стесняются зимой работать на ферме. Доярки, услышав, что на «карусель» придет робот, начали беспокоиться, не сократят ли их. А я им про то, что телята, как дети, требуют ясельного ухода. Полученные за сохранность молодняка деньги они понесут домой.

Слушаю Сергея Захаровича, которого за глаза многие зовут «Баем», и думаю: как человек, выросший в многодетной семье конюха и телятницы, окончивший Вольский сельскохозяйственный техникум и экстерном заочно СХИ, умудрился прожить такую интересную жизнь и при этом не стать баем в негативном смысле этого слова. Хотя причины недолюбливать его имеются. Самая «свежая» – в отличие от многих, «Трудовой» смог получить пятипроцентный инвестиционный кредит сроком на восемь лет для приобретения техники. 96 миллионов взяты под строительство соевого цеха. А погасить эти кредиты хозяйство сможет за счет той же кукурузы, на уборку которой Сергей и Николай Байзульдиновы пригласили меня посмотреть.

Энгельсский молочный завод, похоже, много потерял, когда перестал дружить с марксовским гигантом. Компания «Вимм Билль Данн», которая регулярно вывозит молоко со здешнего комплекса, в прошлом году выдала беспроцентный кредит на 120 млн, в этом – на 150 сроком на два года. Причем в первый год от хозяйства ничего не требуют, и только на второй сумма возвращается молоком. Чтобы намертво привязать производителя молока к себе, переработчик хитро предлагает закрыть за него все кредиты. Но условие жесткое: отдавать всё молоко, до последнего литра. На это Айдар Сергеевич Байзульдинов, как генеральный директор, никогда не пойдет – надо ведь и интересы региона учитывать, поэтому часть молока уходит в Пугачев. Тамошний переработчик дает за него хорошую цену.

Кстати, экономисты хозяйства с цифрами в руках доказали, что продавать нетелей осенью нерационально. Гораздо выгодней их оставить до весны, чтобы получить и теленка, и молоко одновременно. На будущий год потребуется меньше коров для ввода в стадо, а продать можно будет не 500, а 700 коров. Так что краснодарцам придется обождать.

Экономика, похоже, здесь на первых ролях. В этом году в хозяйстве построят и запустят соевый цех. За счет производства соевого жмыха и масла он позволит сэкономить на производстве в 2018 году 67 млн руб. Потому что в сое-вом шроте 1 процент жира, а в соевом жмыхе 6-7 процентов.

Еще одна фишка – в полеводстве посеяли LG-кукурузу Джоди c типом растения «стей грин». У растения генетически заложен тонкий стебель, лучше поедаемость, отсюда прибавка в молоке примерно процентов на 10.

– Мы идем на качественный показатель за счет интенсивного ведения хозяйства, – поясняет Байзульдинов. В отечественной кукурузе 200-250 граммов крахмала на килограмм, а в импортной – 400-450 граммов. Тем самым мы сокращаем количество зерна, но увеличиваем пользу.

Джоди, действительно, – самый «звездный» гибрид компании Лимагрейн, как зернового, так и силосного направления. Его создание велось по специальной селекционной программе, цель – мясомолочное производство. Селекционеры Лимагрейн изменили структуру стенок клетчатки гибридов силосного направления для увеличения ее усваиваемости животными, что повысило энергетическую ценность корма. Перевариваемость клетчатки улучшилась в 1,5 раза.

Заготовка силоса велась неспешно, убирали культуру в нужной фазе, чтобы не возить в машинах воду. Урожайность на уровне 540 ц/га, кукуруза вся тоненькая, хрупкая и два початка созревшие. Впервые в жизни вижу корнкрекер – приставку-доизмельчитель для кормоуборочного комбайна «Ягуар 850». Корнкрекер – это такие плющильные вальцы с зубцами пилообразного профиля. С их помощью измельченная масса, выходящая из-под ножей, дополнительно измельчается, плющится, истирается или расщепляется. С использованием корнкрекера удается повысить качество измельчения и добиться почти 100%-го дробления зерна кукурузы. То есть зерно кукурузы закладывается «раскрытым» для коров.

Светлана ЛУКА

Читать часть 2

Читать часть 3

 

Понравилась статья? Поделись:

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.