Логотип газеты Крестьянский Двор

Агросоюзмаркет

TVS

«Победные» родственники

Валентина Шпакова, председатель СКПК «Лидер» Аткарского района, накупила в местном общепите пирогов с мясом, и теперь мы везём их в Кочетовку, на встречу с тамошними фермерами. Оказывается, между ними давно существует  договорённость: чай с пирогами – это максимум, на что может рассчитывать любой гость кооператива. (Питиё здесь не приветствуется в принципе). Валентина Николаевна знает: жена Александра Ивановича Трошина –  Светлана –  не удержится, наготовит сдобы с повидлом и капустой, понаделает бутербродов, но ехать в гости с пустыми руками все равно у них не принято.

Собственность кооператива автомобиль «Опель Антара»  совершенно незаметно даже на разбитых дорогах преодолевает сорок километров от районного центра до села, наш разговор прерывается только один раз вопросом: «Слушай, а мы поворот не проехали?»

Проехать поворот из-за яркого указателя в принципе не возможно, тем более что за ним  идёт горка и затяжной спуск. Через час фермеры мне признаются: холм, с которого видна деревня и добрая четверть района, – для них и есть символ родины. Здесь их корни и крона, здесь сосредоточен смысл их жизни, а кооператив позволил сохранить общность и общинность существования. Без кооператива их давно бы не было.

 Аткарский «Лидер» возник в 2006 году на волне национального проекта «Развитие АПК» по инициативе Николая Ивановича Давояна, доктора биологических, кандидата сельскохозяйственных наук, бывшего научного сотрудника НИИСХ Юго-Востока и при этом «простого» аткарского фермера из села Петрово. Однажды он пришел к Валентине, она, работая в районном управлении сельского хозяйства, курировала фермеров, и спросил: «Ты чего сидишь, давай кооператив замутим, деньги под это стоящее дело обязательно должны дать».

Деньги, действительно, дали. Но только через полгода, под его честное слово и его же друзья, которые работали в местном отделении Поволжского Немецкого Банка. Вместе с Давояном за «новорождённого» ходил хлопотать руководитель саратовского представительства компании «Щелково Агрохим» Валерий Фёдорович Шаманов. Давоян многие годы учил фермеров прогрессивной технологии, обеспечивая высококлассными семенами, Шаманов – средствами защиты растений, порой с рассрочкой платежа до осени, поэтому они первыми сталкивались с проблемой кредитования небольших крестьянско-фермерских хозяйств, и они же стали самыми ярыми пропагандистами кооперативного движения. Их активно поддержал бывший начальник управления сельского хозяйства Михаил Михайлович Гусейнов. Затем к ним присоединился директор ОАО «Лопуховский комбинат хлебопродуктов» Петр Петрович Казаков, который в любой момент мог выделить три тысячи тонн зерна в качестве залогового обеспечения, и кооператив получал в банках кредиты.

Первым председателем кооператива был избран лопуховский фермер Ренат Михайлович Тугушев. Валентина Шпакова была выдвинута вначале на должность исполнительного директора, а через год она кооператив возглавила. Ни тогда, ни позже её кандидатура в принципе не подвергалась сомнению: все знали её беспокойный характер, умение принимать проблемы фермеров близко к сердцу. Хотя до Давояна ей поначалу было очень далеко. Недаром до сих пор она, шутя, вспоминает его напористость: «Он меня заведёт, а я исполняю».

Светлану Ивановну Шкитину, до этого возглавлявшую местное казначейство, очень грамотного, порядочного и, главное, мудрого человека, пригласили быть главным бухгалтером. Она проработала в «Лидере» до 2011 года и сделала для его становления ничуть не меньше, чем Валентина Николаевна. После Светланы Шкитиной в «Лидер» пришла работать главный экономист Елена Николаевна Яковлева, затем экономисты Елена Владимировна Кирюшкина, позже Дарья Александровна Отставнова и Галина Дмитриевна Щукина, возглавившие Энгельсский и Калининский филиалы. Самой последней в команду Шпаковой влилась Ольга Владимировна Шкарабейникова, полностью отвечающая за тот самый материнский капитал, позволяющий кооперативу выживать.

Большую методическую помощь новорожденному кооперативу оказал и продолжает оказывать областной кредитный кооператив «Гарант», директор Оксана Васильевна Менишова. По мнению Шпаковой, «Гарант» полностью оправдывает своё название, настолько спокойно она себя чувствует под крылом его специалистов. Кстати, про название. Кооператив, создаваемый в Аткарске, вполне логично должен был получить имя реки, которая делит районный центр пополам. Но «Аткарой» называли и здешний заштатный ресторанчик, который прославился лишь тем, что однажды в нём ужинала Примадонна. Поэтому фермеры проголосовали за вариант, предложенный Валентиной Шпаковой, – «Лидер».

Если марте 2006 года в кооператив входили семнадцать глав КФХ, то сейчас – тридцать, а всего он объединяет свыше восьмидесяти пайщиков. Площадь обрабатываемой пашни – около сорока тысяч гектаров. Примерно такую же цифру – от 35 до 40 миллионов рублей – составляет кредитный портфель.

Небольшие деньги, не правда ли? Это лишний раз чувствуешь, когда пытаешься написать в АККОР заявку на получение какой-нибудь награды – есть в нашей стране кредитные кооперативы и покруче. Однако Валентине Шпаковой, как считает председатель ассоциации саратовских фермеров «Возрождение» Александр Петрович Кожин, удалось заставить эти деньги работать максимально эффективно. Есть в её деятельности несколько «золотых фишек», неких «изюминок», которые позволяют в последние годы возвращаться из Москвы с золотой медалью ВВЦ. Три «золота» и одно «серебро» – это их общая с фермерами награда и за смелость, и за самоотверженность, и за предприимчивость, и за порядочность. «Члены нашего кооператива – это люди особого свойства, особого воспитания, где действительно главенствует принцип «один за всех и все за одного», – говорит Валентина Николаевна. – Однажды один фермер не смог вовремя собрать деньги, чтобы внести очередной платёж, так мы сбрасывались, кто по двадцать тысяч, кто по десять, чтобы не испортить его кредитную историю, и никто, ни-и-кто не высказал недовольства. Все отлично понимают: завтра это может случиться и с тобой; единственно, на кого ты можешь рассчитывать, – это родной кооператив и твой брат-фермер.

Кооператив – это такое место, где человек вынужден проявлять все свои самые лучшие качества, иначе ему не выжить. Я не согласна с определением, что кооператив объединяет платежеспособных людей. Можно быть платежеспособным и при этом быть непорядочным, всех «кидать». А в кооперативе субсидиарная ответственность, этим мы и сильны».

Шпакова утверждает: точно такого же принципа придерживается областной кооператив «Гарант». С его кредитными специалистами гораздо проще договориться, чем с представителями коммерческих банков, но опять, если ты придерживаешься честных правил игры. Не можешь выполнить взятые на себя обязательства – предупреди. И тогда здесь тебе обязательно помогут.

Валентина Николаевна считает: в Саратовской области создана работающая система кредитной кооперации, и терять её ни в коем случае нельзя. Но кооперативы разные, и руководители разные. Всё должно начинаться с руководителя. Если руководитель одержим, то в такой организации будет всё хорошо.

«Мои фермеры – это моя радость и боль, я с таким волнением про них рассказываю, потому что когда фермер впервые приходит в кооператив, у него 140 гектаров пашни, а теперь четыреста, работая с нами, он приобрёл трактор и прицепной инвентарь, он развивается. Я всегда их наставляю: вы должны приобретать серьёзные транспортные средства, чтобы у вас был свой залог, чтобы вы в любой момент могли проигнорировать кооператив и воспользоваться услугами серьёзного банка».

«Зачем тебе это надо, чтобы фермеры уходили из кооператива?» – частенько спрашивают её. «Кооперация – это школа жизни. А из любой школы дети должны иметь возможность уйти, когда вырастут. Мой вопрос – чтобы они выросли и окрепли, чтобы встали на ноги, чтобы решились на перемены».

На самом деле никуда фермеры не уходят. Даже не кредитуясь, они оставляют за собой членство в «Лидере» «на всякий пожарный случай», чтобы иметь возможность по-семейному общаться, быть в курсе событий, а что уж говорить про тех, кто не представляет свою жизнь без кооператива?

Возьмём, к примеру, приобретение семян. Председатель категорически против того, чтобы её фермеры получали товарный кредит в ООО «Янтарное». Не успел мужик загнать комбайн в загонку, уже надо сдавать семечку на элеватор, да ещё в пик сбыта, когда она стоит копейки. Не выгодно! Но работать с высокоурожайными гибридами всё равно хочется, что делать? Шпакова в своё время нашла общий язык с ООО «Тонус-С» (директор Роман Спиридонович Якобашвили), который является официальным дистрибьютором таких компаний как Пионер и Майсадур. Будете смеяться, но Валентина Николаевна не одну партию семян тайком проверила на всхожесть, согревая их в мокрой тряпке на батарее собственного кабинета, прежде чем решиться подписать договор о совместных намерениях. И сегодня практически все её фермеры работают с качественным и высокоурожайным семенным материалом, кредитуясь через кооператив.

Пункт второй – средства защиты растений. Саратовское представительство компании «Щелково Агрохим» и лично Виталий Фёдорович Шаманов до сих пор являются другом и надёжным партнёром «Лидера». Двадцатипроцентными скидками на препараты и консультациями автоматически пользуются все члены кооператива; никаких эмоций, кроме положительных, они не испытывают.

Пункт третий – техника. Несмотря на то, что субсидии за её приобретение фермеры, к сожалению, не получают, именно техника даёт возможность кооперативу развиваться. Конечно, легче было в этом направлении работать, когда в Россельхозбанке существовал специальный пилотный проект кредитования кооперативов под залог приобретаемой техники. Даже самым бедным фермерам достаточно было Валентине платить членские взносы – все проблемы с оценкой залогового имущества, страхованием и прочим брал на себя кооператив. «Лидер» успел ухватить эту «птицу счастья за хвост», приобретя четыре трактора и кучу прицепного инвентаря. Но вскоре эта лафа закончилась. Россельхозбанк проект закрыл, но Валентину Шпакову это не остановило. Она берет в «Гаранте» средства на выплату материнского капитала, миллионов десять, и пускает их в дело. Фермеры по-прежнему приходят в кооператив, пишут заявление на получение займа, выбирают необходимую технику, кооператив её оплачивает, затем этот комбайн или трактор оформляется кооперативом в залог, под него другим фермером опять берутся деньги, приобретается техника, и так…жизнь продолжается.

«Это очень красивая схема, но в ней надо стопроцентно доверять друг другу. Иного не дано. Иначе, чтобы взять кредит в Россельхозбанке под залог комбайна, можно сойти с ума. И в этом руководитель саратовского филиала Олег Николаевич Коргунов не виноват, наоборот, мне с его приходом стало легче работать. Его сдерживают инструкции, а они пишутся в Москве».

Благодаря этой политике практически все фермеры, входящие в кооператив, а это в основной своей массе «мелочь пузатая», на которую серьёзные банкиры не считают нужным тратить ни время, ни бумагу для отказов, обновили машинно-тракторный парк. Хотите кредит погасить досрочно – без проблем, никаких комиссий. Если возникает проблема с платежом, все вопросы решаются на месте.

«Если бы Лука отследила всю схему работы нашего кооператива, и все бы делали так, как мы, наши фермеры зажили бы по-другому. Я хочу рассказать, а никто не слышит».

Одна «беда»: покупают наши фермеры в основном белорусские комбайны «Полесье» и трактора, из тех, что подешевле, а ей нравятся красно-белые «Акросы». Ренат Тугушев купил именно такой. «Видя, насколько новый комбайн положительно влияет на моральное состояние моего фермера, я всё чаще склоняюсь к мысли делать маржу не пять, а два процента, лишь бы он эту технику покупал».

Хочу уточнить: за счёт пятипроцентной маржи кооператив оценивает залог и страхует, платит банку комиссию, а фермер от этих финансовых нагрузок полностью освобожден. Маржа в два процента выведет кооператив на грань выживания.

 

А.И. Трошин с внучкой

* * *

– Вы будете чай или кофе?

– Чай, да покрепче!

В приятно пахнущей свежей краской и побелкой столовой уже расставлены столы, новая клеёнчатая скатерть заставлена тарелками с теми самыми пирогами, которыми
знаменита гостеприимная хозяйка.

– Вы что, на целую свадьбу наготовили? Я же предупреждала, что соберём не всех, иначе сев окончательно сорвём.

Местные мужики, напуганные резким повышением температур, с неделю назад выгнали из полей свои агрегаты, а после выпавших дождей бросились навёрстывать упущенное. По этой причине за столом не будет, например, Василия Алексеевича Дроздова, одного из любимцев Шпаковой. В 2008 году в кооператив его привел Валерий Иванович Трошин, да не просто привел, а поручился. Ничего, кроме 98 гектаров обрабатываемой пашни да доброго слова товарища у молодого фермера не было, но кредит в сто тысяч рублей он получил. В 2010 году у него было в обработке уже 270 гектаров, сумма кредита составила 600 тысяч рублей. В 2011 году Дроздовым был приобретён первый трактор МТЗ по программе кредитования ОАО «Россельхозбанк» без дополнительного залога при наличии всего 10% от ее стоимости под залог приобретаемой техники. В прошлом году он купил первый мощный трактор стоимостью свыше миллиона 200 тысяч рублей.

В Кочетовку мы приехали не зря. Ещё в начале девяностых она стала «оплотом фермерства», а уж когда коллективные хозяйства посыпались… С главами КФХ братьями Александром и Валерием Трошиными (Александр младше Валерия, но первым вышел в фермера) мы рассуждаем, почему так быстро и основательно оказалась разрушенной прежняя советская система. Совхоз «Кочетовский» был знаменит выращиваемыми на семена травами, входил в научно-производственное объединение «Саратовсорго», директор объединения Александр Петрович Царёв здесь дневал и ночевал. В хозяйстве была развитая система животноводства буквально со всеми отраслями, вплоть до птичника. А ещё совхоз запоминался отличными дорогами, потому что здесь был собственный асфальтовый заводик. Сгубило село постоянная кадровая чехарда, когда каждый следующий руководитель оказывался хуже предыдущего.

– Что стало причиной вашего выхода?

– Крах коммунизма. А если честно сказать, меня два раза крепко надули, я плюнул на всё и ушел.

Тракторист Александр Иванович Трошин два года отработал на откорме скота, выполняя все операции, ежесуточные привесы достигали свыше одного килограмма, бычки в рекордные сроки набирали плановые 400 килограммов. Но то ли весы на мясокомбинатах работали скверно и мясо проходило второй категорией, а, скорее всего, руководство совхоза с самого начала было настроено работягу обмануть, да только ни разу с Трошиным по совести не рассчитались. В общем, известная картина.

В тридцать четыре года Александр Трошин с большим скандалом получил земельный пай в 44 гектара на двоих с супругой, взял в банке под немыслимые проценты кредит в один миллион рублей, закупил в ущерб сыновьям два трактора ДТ-75 и МТЗ, ГСМ и семена, а дальше стал решать, как жить дальше. А чтобы ему лучше думалось, жену, которая работала в конторе диспетчером, с работы вежливо попросили. Светлана почти год с ним не разговаривала, поскольку селяне их сразу записали во «врагов народа», хотя жилы эти «кулаки» тянули из себя больше всех и не они были самыми первыми. Строго говоря, первым фермерские документы оформил Борис Пименов, но в поле они вышли одновременно.

– У тебя не существовало комплекса, что нет специального образования, нет соответствующей подготовки?

– Да любой грамотный тракторист знает больше агронома.

Спустя 22 года со дня выхода в фермеры КФХ А. И. Трошина имеет полторы тысячи гектаров земли, из них пятьсот гектаров в собственности, весь шлейф тракторов и почвообрабатывающих машин, сейчас носится с идеей построить зерноток и сушилку.

В двухтысячном году на помощь младшему брату окончательно из Саратова вернулся Валерий Трошин, водитель по профессии, в 2004 году он образовал самостоятельное фермерское хозяйство, постепенно догнал брата и по площади обрабатываемой земли, и по количеству привлекаемых рабочих, и по числу приобретенной техники. Сегодня большое хозяйство Трошины занимает треть здешних земель, убирая её тремя новыми «Полесьями».

– Почему вы своих сыновей не отправили в город подальше от этой каторжной жизни?

– А у наших детей, как и у нас, выбора нет. Мы заложники.

 Почувствовав, что тема разговора начинает задевать самое больное, некоторые мои собеседники задёргались:

– Эх, сейчас бы бутылочку в самый раз, иначе не договоримся.

– Ничего, свежего чайку в кружку долей погорячей. Все засмеялись.

Кочетовские – народ в основном трудолюбивый, ни одного пустого клочка земли здесь не обнаружишь, распахали даже дороги. Что ждёт их всех в будущем – вопрос сложный. У Трошиных в этой земле лежат не только деды, но и прапрапрапрадеды. Не хотелось бы им, чтобы распоряжался ею чужой дядя, как это происходит в Елизаветино, Языковке, Белгазе. Белгаза, якобы перспективный посёлок газовиков и нефтяников «Югтрансгаза», в своё время изрядно испортил местный народ зарплатами, комфортабельным жильём, новой школой. Кочетовка на фоне суперсовременной Белгазы казалась отмирающим анахронизмом, местные фермеры – чудаками. Не прошло и пяти лет, как от Белгазы ничего не осталось, кроме страшилки – вот к чему ведут дармовые деньги.

В Кочетовке в 2006 году начал свое фермерство и шумный, эмоциональный, говорливый Ильдар Муасярович Урабаев.

– Без нашего кредитного кооператива меня бы просто не было, – категорично заявляет он. – Никому мы, кроме нашей Валентины Николаевны, не нужны. Мы – «мелкий хлам», как я говорю. Стартовав 22 февраля 2006 года с 42-х, я сейчас обрабатываю 253 гектара, что для банков не аргумент. Россельхозбанк должен быть для нас, мелких фермеров, банком развития, а он, по сути, оказывается банком ВТБ-25. Только за последнее время вставка увеличилась на два процента. Три года назад брал по их программе технику, обещали две трети ставки рефинансирования вернуть, ждал, пока не выяснилось, что эти деньги в бюджете не были предусмотрены.

Почему я работаю один? Может, во мне победил дух единоличника, но, не поверите, когда работаю в поле на тракторе, песни пою.

…История фермера Виктора Викторовича Ворона и его «коммуны», постепенно очередь дошла и до него, – во всех смыслах уникальная. Даже если ничего про него не знать, уже по выдержанному поведению, по умению слушать людей, по редким репликам понятно – он степняк. И точно, родина – Озинский район, приехал в аткарскую Вяжлю по направлению, по образованию – агроном, отработал в местном хозяйстве до 1997 года. По духу Виктор Ворон – вожак, самый настоящий «вождь», потому что сплотились вокруг него не девять мужиков-работяг, а девять глав КФХ, имеющих своё мнение и решающий голос. Таким же степенным и основательным оказался приехавший с ним Валерий Александрович Сенаторов. Если вы видели когда-нибудь плакат, где крестьянин стоит одной ногой на своей земле, – это про них. В фермера уходили по-хитрому, вслед за бывшим руководителем хозяйства, иначе было никак. В 2002 году от него отделились, оставив за собой около пятисот (!) гектаров, из них только 132 гектара были в собственности. Сейчас десять КФХ во главе с Вороном обрабатывают 1200 гектаров, по 12 гектаров на семью. С такими масштабами только ягодники выращивать или овощи, а они сеют «по-взрослому» зерновые и технические культуры, применяют интенсивные технологии, получают рекордные во всех смыслах урожаи, иначе бы давно с голову померли или разбежались в разные углы.

Кстати, слухи о том, что земли госфонда в Вяжле переданы в обработку не местным фермерам, а заезжим джигитам в папахах, достигли даже моего кабинета в центре Саратова. Легендарная фамилия Атаев не оставляет меня в покое и в Кочетовке. Однако здешние фермеры не считают нужным ввязываться ни в политику, ни в национальный вопрос, предпочитают терпеть и ужиматься в своих желаниях в ущерб себе. Наверное, на это и рассчитывают наши власти.

Тему вольного и наёмного труда продолжил совсем ещё молодой фермер Сергей Александрович Лютиков, почти десять лет отработавший главным агрономом и руководителем в хозяйствах, входящих в систему УФСИН. В один прекрасный день он отказался от большой должности в обособленном подразделении «ТВС-Агро» села Языковка и, начиная с прошлого года, работает на себя. Обрабатывает почти тысячу гектаров земли пайщиков и равняется на таких «стариков», как братья Трошины. Лютикова в кооператив привёл Ренат Михайлович Тугушев.

– Меня в кооперативе «Лидер» привлекла доступность кредитных средств. Многие «трещат» с экранов телевизоров о том, как государство помогает малому и среднему бизнесу. А когда я начал ходить по банкам, выяснил: одни дают сколько угодно под такие грабительские проценты, хоть вешайся, а в другие лучше не заходить, без залога там делать нечего. Здесь нам достаточно заявить о своих проблемах, всём остальным занимается Валентина Николаевна со своим штатом сотрудников. Мы сосредоточены только на своём: сеем и пашем. И пусть в кооперативе мы берем деньги на несколько процентов дороже, чем в банке, зато никакие траты на содержание банковского кредита, страхование техники не несём. Тем более что Валентина Николаевна никогда не будет брать в банках деньги под грабительские проценты.

…Коллективная фотография получилась со смыслом. Члены кооператива с шуточками-прибауточками окружили своего председателя и давай нахваливать. Она и расчет на кредит сделает, и прогноз погоды узнает, и где зубы залечить адрес даст, и ценовой мониторинг проведёт, чтобы посоветовать, куда зерно повыгодней продать, и как справку правильно оформить подскажет. Смеющимся мужчинам невдомёк: Валентина Шпакова очень часто бывает недовольна собою, порой ей искренне хочется покинуть должность и поставить на своё место более молодого и расторопного директора. Вся беда в том, что преемники никогда по-достоинству не ценят те первые короткие шаги, с чего обычно начинается большое дело. Да и смогут ли они любить начинающих фермеров так, как это делает она?

 * * *

 Когда государство всё-таки понимало разницу между сельскохозяйственным потребительским кредитным кооперативом и банковской сферой, кооперативы получали через Министерство экономического развития субсидию, и жили, в общем-то, сносно. Потом началась «охота на ведьм», кооперативы лишили государственной поддержки и обязали заниматься такими вещами, о которых они раньше даже и не догадывались. Например, контролем за отмыванием денег.

Честно говоря, Валентина Николаевна не знает, сколько ещё она продержится за счёт материнского капитала. Однако если вдруг у кого-нибудь в голове возникнет идея отобрать ещё и его (хотя обслуживание мамочек через кооперативы – это двойная финансовая проверка, и Пенсионный фонд должен быть доволен их работой), Шпакова не пропадёт. Она обязательно что-нибудь придумает, ведь занималась же она страхованием и создала, одна из немногих в нашей области, два дополнительных офиса в Энгельсе и Калининске.

Она уверена: что-нибудь придумает. Откроет, например, кафе с цехом по переработке местной продукции или снабженческо-сбытовой кооператив. Кредитному кооперативу непременно нужен дополнительный доход, чтобы не росли процентные ставки по займам параллельно процентным ставкам Центробанка. Фермеры должны получать как можно более дешевые кредиты и, кроме неё, эту проблему сегодня никто не решает.

…Если спросить, что её сегодня больше всего раздражает, – реклама в газетах и по телевидению. Бабушка накануне Дня победы взяла в банке кредит и приобрела внуку компьютер. Если с калькулятором посчитать, сколько ей нужно будет с пенсии вернуть, то компьютер окажется золотым. В банковской сфере работает такой маркетинг, что кредитным кооперативам и не снилось. Хотя никто ещё не придумал более справедливой системы, чем потребительская кооперация.

Контакты СКПК «Лидер»:

412420 г. Аткарск, ул. Пушкина, 87, оф.4
Тел.: 8(84552) 3-13-49, 8-905-326-15-79

05.06.2014г.Светлана ЛУКА  164

Поделиться статьей в соц.сетях:

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Ермошкин хутор

    Маргарита ВАНИНА

    Долина, чудная долина

    Иван ГОЛОВАНОВ

    Новые записи
    Моя корова Владислав Ρунцев  28 мая 2015, 13:27

    Животноводство
    Чем кормить кроликов зимой? Владислав Ρунцев  28 мая 2015, 13:26

    Животноводство
    Последние комментарии
    Ручная дойка Количество комментариев статьи: 1
    Лучшие на ферме Количество комментариев статьи: 1