Логотип газеты Крестьянский Двор

Агросоюзмаркет

TVS

Сказ про то, как министр журналистов кормил

 

Сначала их было одиннадцать, приглашенных на мастер-класс самим министром.

Разговоры начались еще у Комитета охотничьего хозяйства и рыболовства области.

– А я в прошлые выходные такого карпа поймал...

– Щуку на спиннинг… громадная…

– Отличное местечко знаю у Елшанки. Не карась – кит!

Потом все начали сетовать, что какой-то Карпов не идет, Сомов залег, Толстолобов задерживается в этом году. («Будто в прошлом он шел лучше», – хмыкнул невысокий мужчина с видеокамерой).

Дожидаться Карпова, Сомова и Толстолобова мы не стали, а уже по дороге выяснилось, что это не опоздавшие на уху журналисты, а виновники мероприятия.

Слева мелькали поля, справа перелески. Минут через десять пейзаж сменился – слева перелески, справа поля. Два видеооператора переговаривались на переднем сидении. Гламурная блондинка активно переписывалась по телефону. Немолодой интеллигент с потертой коричневой барсеткой поучал фотографа. Остальные смотрели в окно.

Наконец, мы приехали.

Пока часть народа с интересом рассматривала поплавочные удочки с катушкой, приготовленные для мастер-класса, вторая часть штурмовала озеро. Хорошие удочки, надо сказать, самое то для новичка. Такими удобно ловить в водоемах с течением и без, с невысоких мостиков, плотин, с обрывистых берегов. Бегучая оснастка позволяет делать дальние забросы, а катушка помогает быстро изменять длину отпуска лески и облегчает вываживание крупной рыбы. А рыбу обещали достойную.

Министр вышел не сразу, но с первого взгляда стало понятно, что он Рыбак, Бог Удочки, Властелин Ружья, настоящий Русский Медведь. И даже фамилия подходящая – Потапов.

Официальная часть началась.

– Сначала чай, потом рыбалка, – Игорь Николаевич Потапов пригласил нас в беседку.

В пруду нагло плескалась форель, выпрыгивали нетерпеливые осетры, дразнилась стерлядка.

– Приятно видеть знакомые лица, – начал министр. – У меня замечательная новость: у нас не брифинг, а соревнование. Сейчас приобщим вас к рыбалке, тем более что завтра День рыбака, а он отмечается в стране с 1980 года…

Часть журналистов «осваивала» стол, вторая косилась на пруд.

– Первого июля закончился нерестовый запрет, – продолжил Русский Медведь. – Завтра День рыбака. И я хотел бы вспомнить, что в советское время существовали общества охотников и рыболовов на базе различных предприятий, где люди получали необходимые для ловли рыбы знания. И не ходили, так сказать, на щуку с кукурузой…

Итог речи оказался таким: в Саратовской области с охотой и рыбалкой все, по словам Потапова, хорошо. По нормам, спущенным из Москвы, дичи для будущего сезона достаточно, 1 кабан на 4 га леса имеется точно. Правда, АЧС зафиксирована уже в четырех точках региона, но в дикой природе ее нет. Пока.

С рыболовством дела обстояли не так радужно. Высокие эшелоны власти пробила ностальгия по советскому времени, и они принялись обсуждать на государственном уровне идею возвращения норм вылова, введения лицензии на спиннинг и удочки. Более 10 килограммов рыбы скоро увезти с рыбалки будет нельзя. Норму даже обосновали: семье на ужин хватит, водоему не накладно.

А как быть, если поймал сома на 20 кило или продаешь рыбку на рынке? Правильно, купи лицензию, заплати государству! Все деньги «пойдут на развитие и восстановление рыбного хозяйства». Слава богу, дорог на воде нет, а то мы видели в области, как их «восстановили».

Тралы тоже объявит вне закона, из четырех, курсирующих по Волге, оставят только один – научно-исследовательский.

– Трал идет на средней глубине, но в любой момент сеть может опуститься выше или ниже. Мы же на каждое судно по рыбинспектору не посадим, – министр развел руками. – Это требование рыболовов-любителей – закрыть.

Я в рыбалке пока ни бум-бум, только учусь, но даже мне странно: какой рыбак захочет сам ограничивать себя нормами, лицензиями, а потом становится браконьером, потому что цены кусаются как кабан, который одиноко бродит на 4 га леса.

– А браконьеры в области есть? – я подаю голос, смутно припоминая рассказ одного случайного попутчика, который поделился историей о том, как глушили рыбу. – Может, кто динамитом пользуется или чем еще?

– В Саратовской области я лично не видел и не слышал. Глушить рыбу – это варварство. Всплывает малая часть, больше тонет. Но в последние лет десять народ стал соблюдать закон, потому что законы ужесточились, штрафы выросли. Ловить и поймать можно и без динамита. За четыре года рыболовный промысел увеличился в четыре раза. На саратовских рынках часто можно встретить леща, сазана, судака…

В первом полугодии в Волгоградское водохранилище питомниками выпущено 500 тысяч штук сазана, около 20 тысяч растительноядных рыб, 100 тысяч стерляди. Маленькими шажками к большим свершениям, так сказать! Есть и белый амур, и толстолобик по 35-40-50 кг. Весенние паводки почистили водохранилище от грязи, раков много.

– В Ровном поймали толстолобика на 55 кг. После 15 мая на перекатах и не такое поймать можно…

Форель в пруду обнаглела до самой последней стадии. Рыба выпрыгивала перед самым моим носом, а мы все беседовали и пили чай. Хотя бы на пару-тройку кило, господи, или как тебя там, хотя бы карпа.

Наконец, момент Х наступил – мы схватили удочки и отправились на места. В качестве наживки – кукуруза и червяк. Добыча плещется перед тобой. Дерзай, подсекай, вытаскивай!

Наконец, министр лично прикормил каждому участнику место, и мы закинули удочки.

Пять минут. Тишина, поплавок медленно относит ветром. Интеллигент рядом с тоской смотрит на воду.

Десять минут. Из воды вылетает серебристое нечто, касается удочки и тут же исчезает. Поплавок стоит.

Пятнадцать минут. Медведь меняет место ловли. Поплавок дергается, интеллигент подсекает и – сорвалась.

На прощание рыбка машет нам хвостом. Бал-бе-сы.

Семнадцать минут. Мой поплавок печально покачивается на зеркальной глади.

Двадцать пять минут.

– Клюет! – радостно доносится из-за кустов.

– Сорвалась, – секунд через десять, уже печально.

Двадцать девять минут.

С противоположного берега доносятся вопли: Поймали! Карпа!

Тридцать минут.

Из-за кустов доносятся шуточки об ухе, которой не будет.

– Что поймали, то и съедим, – женский голос.

– Рыба над рыбаками смеется, – раздраженный мужской.

Тридцать пять минут. Не клюет даже у министра.

Тридцать восемь. Поплавок дергается, я пытаюсь подсечь – и тяжесть на конце лески исчезает.

Сорок. Конец соревнований.

Журналисты возвращаются в беседку. Рыба остается в озере.

Кипит вода в казане. Небольшой карпенок притих в садке. Мы с недоумением смотрим на наш улов, точнее, на его отсутствие.

– Ну что, рыбачки, – разводит руками симпатичная блондинка. – Наловили.

– Поститься будем, – смеется видеооператор.

– Женщина на рыбалке – к беде. На корабле, впрочем, тоже, – высокий журналист в голубой майке, настоящий дядя Степа, театрально поднимает руку. – И поэтому…

– Рыбу несут! – интеллигент показывает за угол домика.

Появляется министр с тазиком. В тазике бьет хвостом настоящий ленский осетр. Не узнать его не возможно: благородная вытянутая морда, простые усы, низкие, посередине выпуклые спинные щитки. Красавец! Следом за первым осетром приносят второго, чуть поменьше, и стерлядь.

Начинается таинство приготовления ухи.

– Главный секрет идеальной ухи, – министр отрезает осетру голову, – это свежайшая рыба. Никакого холодильника. Из воды – и сразу в котел. Обязательно нужно вырезать жабры и аккуратно удалить желчный пузырь, иначе мясо будет горьким. Уха из осетра обычно готовится без картошки, с луком, овощами и зеленью. Такая ценная рыба в добавках не нуждается, ни в перловке, ни в пшене. Я считаю, с крупой – это суп.

Мужчины рядом согласно кивают.

– Вот когда пересолишь немного, – вступает в беседу оператор, по виду настоящий рыбак, – тогда и можно крупы сыпануть, она хорошо соль вбирает. Или если поймали немного…

– Как сейчас! – подсказывают со стороны.

– Чтобы не голодно было одного карасика на пятерых.

Министр кивает.

– Уха по царски – это искусство, – в казан летят крупные головки лука и морковь. – Каждая народность варит ее по своему особому рецепту. Кто-то добавляет больше специй, кто-то варит на петушином бульоне. Петухом уху не испортишь. Получается наваристо и необычно. Я люблю добавлять помидоры, они придают легкую кислинку блюду.

Пока Потапов шинкует овощи, разделанную рыбу промывают.

– А карпа нашего будем варить?

– А стоит ли мешать обычную рыбу с благородной? – отвечает министр вопросом на вопрос. – Чем больше видов, тем, конечно, лучше, но не в нашем случае. С линем осетрину не варят, как говорится. Вот, кстати, вам рецептик вкусной ухи. Делаем бульон на основе красноперки или себеля. Вынимаем через некоторое время вываренных рыб и закидываем в котелок леща. Отварился – и его прочь, добавляем налима или судака. И вот уже когда вытащишь и этих «приятелей», можно засыпать ценные сорта. Уха получится бесподобной, уверяю!

В казан летят корешки.

– Привкус особенный придают, – Потапов размешивает половником уху. – Сейчас мы вытащим шкурки помидоров, лук, вот эти хвостики и приступим к самому главному.

– Водочку заливать будем?

– Водочку в конце, как и уголек. Нет, опустим наших осетров.

Журналисты, уже отчасти разбредшиеся по базе, при словах «засыпать осетра» мгновенно подтягиваются и окружают казан плотным кольцом. Щелкают затворы фотоаппаратов, возмущенное «подвинься, я снимаю» заглушается восторженным «еще пару кадров, улыбочку».

Рыба исчезает в кипятке. Расходятся и журналисты.

У стола остаются только двое: министр и я. Глядя на уху, я не могу отделаться от ощущения, что Потапов варит ее каждый день.

– У вас есть любимое блюдо?

– Да, уха, шулюм и узбекский плов. Но настоящий плов надо варить на костре, не на газу. С запахом дымка получается – пальчики оближешь.

– Что вам ближе: охота или рыбалка?

Он смотрит на пруд.

– Раньше точно не променял бы охоту на рыбалку, а сейчас… С возрастом начинаешь задумываться, вкусы меняются. Каждый выход в природу – особенный, у него своя история.

Уха почти готова. Остается добавить рюмку «беленькой» и уголек. Снова прибегают журналисты с камерами. Казан снимают с огня и несут к столу.

От запаха кружится голова, и я искренне не понимаю, как можно спокойно фотографировать и не захлебываться слюной. В меру соленая, с легкой кислинкой, отдающая костром, царская уха с благородной рыбой – это великолепно. Ничего вкуснее я не ела.

После первых опустевших тарелок начинаются тосты и байки, вручение сертификатов о прохождении мастер-класса. Как обычно, рыбаки рассказывают о самых крупных экземплярах, которые поймали. Но мы не рыбаки – мы журналисты, поэтому не ловим, а снимаем и пишем сюжеты.

– Надеюсь, теперь кто-то из вас купит удочку, – Игорь Николаевич поднимает тост. – За нас всех и за эту встречу!

Ирина СИРИН

Поделиться статьей в соц.сетях:

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Новые записи
    Моя корова Владислав Ρунцев  28 мая 2015, 13:27

    Животноводство
    Чем кормить кроликов зимой? Владислав Ρунцев  28 мая 2015, 13:26

    Животноводство
    Последние комментарии
    Ручная дойка Количество комментариев статьи: 1
    Лучшие на ферме Количество комментариев статьи: 1