Логотип газеты Крестьянский Двор

День поля 2018

TVS

Он первый начал…

Владимир Владимирович Гоферберг, лысогорский фермер из села Белое Озеро, – самый знаменитый дамский угодник из тех, кого мы знаем. Благодаря двум его оптовым овощным складам, работающим на территории Лысогорского и Калининского районов, местные женщины отвыкли от маяты на дачных участках, картофельных и иных плантациях. Чего проще – заехать в оптовку и выбрать по сеточке всего, чего душа желает, или заявиться на поле с томатами всей семьёй, наесться до отвала, а заодно набрать на засолку хочешь бурых, хочешь красных помидоров, сколько унесёшь или увезёшь.

Ну а если не хочешь сетками, не хочешь про запас – этим летом для таких «приверед» начнут работать мойки и холодильники, чтобы заветные три морковки и килограмм картофеля были мытыми, упакованными в целлофан, имели нарядный вид. Следующий шаг – создание при складах фирменных специализированных магазинов, где овощи будут стоить чуть подороже, зато клиент будет чувствовать себя богом изобилия.

Семья Гоферберг за двадцать четыре года существования КФХ научилась оперативно реагировать на сигналы, посылаемые жизнью, однако делает это крайне вдумчиво. Нынешней весной у них была просто шикарная возможность как следует заработать на семенах картофеля, завезя их откуда-нибудь со стороны. Однако они не стали этого делать принципиально: «Не можем гарантировать качества, не продаём».

Этот нравственный посыл, когда фермер своим именем отвечает не только за внешний вид, но и за вкусовые качества реализуемой продукции, отличает наших героев.

Как вы думаете, зачем фермеру Владимиру Гофербергу микроскоп? Догадались? Микроскоп, да ещё не один, ему нужен, чтобы отличать «левак» от «нелевака» среди биопрепаратов. КФХ В.В. Гофреберга ищет своё место в экологическом земледелии, последние пять-шесть лет особенно настойчиво, и в другую сторону он просто не пойдёт. Другая тема ему просто неинтересна.

 Владимир Владимирович не утверждает, что полностью отказался от химии, но с каждым годом постепенно уменьшает её давление на урожай. Во-первых, за счёт сидерации. Во-вторых, благодаря применению нескольких видов биопрепаратов из Петербурга, Уфы, Саратова. Например, за счёт планриза (производства ФГУП «Россельхозцентр» по Саратовской области), который великолепно борется со слизнями на капусте.

Самое страшное, что у нас творится в стране, – написанное в аннотациях не соответствует действительности. Производители тебе за сто рублей обещают прибавку в урожае на 10-15 процентов. Покупаешь препарат, кладёшь на стеклышко, смотришь в микроскоп, а там ничего нет – всё мертвое. Или почти всё, или не соответствует титру, который заложен.

Покупатели называют немытую морковку «овощем с грязью», а фермер эту грязь называет почвой. Для того чтобы она была плодородной, здесь годами использует ризоторфин, экстрасол, БисолбиСан. Сейчас Гофербергу эти препараты уже не так интересны – он хочет создать условия для развития собственных бактерий, которые живут в почве Белого Озера. И тогда не надо ничего привозить из Санкт-Петербурга и Саратова. Просто надо создать условия для размножения местных штаммов.

Тема биологизированного органического земледелия как космос. Проще выяснить, есть ли жизнь на Марсе, чем придумать, как кормить местные бактерии, чтобы они плодились и размножались и чувствовали себя при этом вольготно. Иначе не выжить ни им, не людям. Коммерческие структуры продали свой препарат, и не задумываются, что с ним будет дальше. А бактерия боится всего на свете, например, прямых солнечных лучей. Одно дело – купить её живую, и другое дело – её надо внести так, чтобы она сработала: только в пасмурную погоду, только во влажную почву и так далее. И потом, бактерия нуждается в азоте и углероде, причём в правильном соотношении. Голая солома ничего не даст, она разлагается только под влиянием азота.

В общем, видимо, пришло время заводить КФХ своего микробиолога, чтобы заниматься этой темой на высокопрофессиональном уровне и довести её до положительных результатов. Толчком для принятия такого решения стали опыты в собственной теплице: там бактерии работают максимально эффективно, а на свежем воздухе не всегда.

Второй «прикол» этого хозяйства – сознательная работа с червями. Поначалу была мысль связаться с «калифорнийцами», но потом пришло знание: они нашего мороза не выдерживают. Одноразовыми получаются. У российского червя «мозгов побольше», он вовремя от морозов уходит вглубь пашни и весной возвращается назад. Стали наблюдать за ним, думать, как влиять на его популяцию, как сподручней сделать для него компост, а затем донести до растения. Для того чтобы черви были, чтобы был навоз, Владимир Гоферберг и его жена специально завели коров. Однако со временем наш фермер все-таки пришел к мысли, что это ошибка, отход от стерильности. Вместе с органикой он получает болезни, которые трудно проконтролировать. Да и для червяка главное не он сам, а питательная база. Будет кормовая база – будет и червяк, много червяков.

А в общем, анализируя разные подходы к обработке почвы, способам её восстановления и обогащения, Владимир Владимирович пришел к мысли, что самый правильный способ обработки почвы – максимально приближенный к природным условиям. Идеальный вариант – работа с многолетними травами, хотя можно в качестве сидерата использовать рожь, редьку масличную, горчицу белую.

Имея на картофеле в потенциале массу болезней, Гоферберг лишний раз убеждается: его путь – «бактериальный». И потому что скорость размножения бактерий не сравнима с червяками, и потому, что «хорошая» бактерия может победить «плохую», надо только научиться этим процессом управлять.

Как? Чувствуя огромный дефицит знаний, наш фермер готов за эти знания платить, но кому? Везде в основной своей массе коммерсанты, которые сами владеют очень поверхностной информацией. Нужен фанат-единомышленник, который бы помог бактериям проявить себя по-максимуму в крайне короткий срок вегетации растений.

Копаясь в литературе, вычитал однажды наш герой притчу про «богородскую землицу». Один батюшка подходил к грядкам, благословлял будущий урожай и давал по две горсти земли с напутствием разбросать её по рядкам. И случалось чудо. Объяснение простое: он к себе в погреб затаривал корзину с живыми бактериями, они не замерзали зимой, а весной раздавал прихожанам. И случался бактериальный взрыв, почва начинала работать на две-три недели раньше чем остальная.

…Слушая его многочасовые импровизации на заданную тему, друзья-фермеры из Широкого Карамыша и Невежкино начинают шутливо ужасаться: «Расстрелять такого можно, а умище, умище-то куда девать?»

 Что китайцу хорошо, то немцу смерть

 Зададимся вполне логичным вопросом: почему не сектант, не фанатик, не богач Владимир Гоферберг не пытается загнать в свои грядки кучу селитры или ещё чего-нибудь «покрепче» ради раннего урожая, ради прибыли?

– Меня, да и моих друзей тоже, экономика в сельском хозяйстве интересует постольку поскольку. Нам в принципе всего хватает, да и рабочие получают по 15-20 тысяч рублей зарплаты плюс премиальные. Если бы им не хватало, они давно бы от меня ушли, потому что везде действуют законы рынка.

Человеку не так много в жизни и надо. Однако я был бы неправ, если бы отрицал, что фермер – это не только образ жизни, но и коммерция. Мне нравится заниматься овощами, выращивать их, и при этом не нравится возить их в Калининск и Лысые Горы. Но куда деваться, если надо выживать? Однажды мне пришлось торговать на Сенном рынке в Саратове кабачками; пока выслушал всех покупателей, кому чего подавай, чуть инфаркт не получил. Лишний раз понял, что коммерция не моё. А куда деваться?

Сегодня хозяйство Владимира Гоферберга – это 60 гектаров орошения с бонитетом почвы 24-36, на них работают три итальянские катушки Ocmis и пять-шесть «Волжанок», верных тысяча тонн картофели и овощей плюс 500-600 тонн зерновых. Урожайность картофеля находится на уровне мировых стандартов – 43 тонны с гектара, при средней урожайности по стране 15 тонн, а можно получать в два раза больше, как это делают в Астрахани. Но весь вопрос – зачем? Если ты хочешь произвести экологически чистую, вкусную, способную без проблем храниться картошку, 50 ц/га – это предел. Если гонишь «валовку», то и 100 тонн с гектара на селитре можно накопать.

Обращаю ваше внимание на то, что это фермерское хозяйство принципиально отказалось получать из бюджета субсидии, не связываясь с неблагонадёжной, как показалась щепетильному немцу, системой их выдачи. Владимир Владимирович Гоферберг искренне считает: если бы деньги от сельского хозяйства направили, например, на строительство дорог, никто бы из аграриев существенно не пострадал. Зато дороги были бы (если б деньги не разворовали, конечно).

Вернёмся к теме. Девятого апреля, мы тому свидетели, у Гофербергов закончился семенной картофель – спроса не рассчитали. Не учли, что не только окружающие села, но и Саратов стал активно «затовариваться» на их оптовых складах. А впереди вторая половина апреля и май. Покупатели разогревают телефоны, аграрии разводят руками и строят на будущее планы, связанные не с расширением сети, а с увеличением объема реализуемых овощей и улучшением сервиса.

Владимир Гоферберг в свое время проехал полстраны – Питер, Москва, Самара, Пенза, Сызрань… – чтобы выяснить, где поставщик семян понадёжней, и в Кисловодске, в знаменитых «Меристемных системах» столкнулся с тем же самым «леваком». То, что выросло, совсем не соответствовало аннотациям, ну и цене, конечно же. С тех пор КФХ реализует только те семена, которые прошли испытание в Лысогорском районе. Чтоб потом не краснеть. Сор-та известные: Невский, Ильинский, Зекура (голландский сорт с жёлтой мякотью, очень вкусный). В разные годы количество сортов разное. Что касается семян овощных культур, то КФХ потихоньку отходит от Семинис в сторону Бейо, капуста сплошь отечественная: Колобок, Престиж, Подарок. Далее для ассортимента – огурец, перец, баклажаны.

Ещё одна коммерческая культура – томат. Сеется он безрассадным способом, семенами прямо в поле, поспевает не ранее сентября, как раз к массовым заготовкам. Люди приезжают на уборку со своей посудой, набирают, какая кому глянется, любого цвета, на любые цели. Два-три гектара помидоров ежегодно отдаются на откуп такой вот анархии, при этом все довольны, хотя многое вытаптывается.

 Завидная органика

 «Органика» – это не только про почву, «органика» – это про его отношение к жизни, про его отношения в семье. Никакого невроза, никаких метаний, никакого надрыва, сверхзадач и прочего, от чего у русского интеллигента обычно возникает либо язва, либо тихая ненависть к людям. Один из кумиров – Василий Робертович Вильямс, русский и советский почвовед-агроном, который разработал и обосновал травопольную систему земледелия. Считает, что он был ближе всех к природе. Кредо: «Здоровый сам, здоровая семья, здоровое питание, здоровый продукт, который я предлагаю людям». «В идеале, конечно, хотелось бы понять почву, но это в принципе невозможно, потому что её никто не понял, даже древние шумеры. Для начала же – чтобы мой продукт не навредил людям. Вдвойне опасно – когда ты понимаешь, что вредишь и всё равно продолжаешь это делать».

Тяжело, наверное, с таким отцом жить под одной крышей, давит эрудицией и авторитетом? А двадцатипятилетний Евгений Гоферберг (на снимке вверху), выпускник факультета агроэкологии СГАУ, и не живёт. Недавно родители помогли ему и его жене Елене построить в Белом Озере отдельный двухэтажный дом. Почему я пишу слово «помогли»? Да потому что Евгений, в отличие от отца, – прирожденный коммерсант, который с 12 лет мотается по деревням, выполняя заявки покупателей. При его непосредственном участии создана разветвленная клиентская сеть, это он развозит овощи по оптовкам, он отбивается от многочисленных комиссий (в 2013 году было шесть проверок), он советует отцу, как менять ассортимент. Так что по жизни они большие друзья и деловые партнёры.

Создать оптовые базы для продажи овощей собственного производства заставили… покупатели. Дважды в неделю – по вторникам и четвергам – дням, когда приезжала машина из Белого Озера в Лысые Горы – выстраивались они в огромную очередь, создавая страшный ажиотаж. Понять их можно: всегда продукция Гофербергов была самой качественной и самой дешевой. Сбить спрос не помогало ни увеличение машин, с которых шла торговля, ни расторопность продавцов, ни огромные размеры овощных сеток. Посоветовавшись, решили больше не гонять технику за сорок километров туда-сюда, а организовать оптовый склад. Первого августа 2011 года его открыли на территории бывшей ПМК в подвальном помещении, где летом температура держится на уровне плюс 12, а зимой плюс 3 градуса. Холодновато, но старший продавец Надежда Николаевна Клочкова (на снимке) довольна: в день проходит до двухсот покупателей, которые давно забыли, что такое тяжелые сетки и мешки. Люди уверены в постоянном ассортименте, его разнообразии и качестве. Популярность торговой точки достигла такого размера, что здешний картофель везут не только в Саратов, а и в Краснодар, где собирают по два урожая «второго хлеба». Оказывается, наш вкуснее.

Обнаружив, что идея вызвала горячее одобрение у населения, открыли вторую точку – в Калининске, в районе РТИ. Три раза в неделю Евгений объезжает базы, пополняя ассортимент, сейчас собирается устанавливать холодильники для самой ранней скоропортящейся продукции.

…Как шутят в тех краях, даже в кино бывает рекламная пауза. Возьмём паузу и мы. Дождёмся лета, чтобы заглянуть в хозяйство Владимира Владимировича Гоферберга и его дружной семьи в разгар сезона. Признаюсь, минувшей зимой мне очень не хватает его картошки.

24.05.2014Светлана ЛУКА  67

Понравилась статья? Поделись:

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.