Логотип газеты Крестьянский Двор

BASF заголовок

«Союз» нерушимый

Сельскохозяйственный потребительский снабженческо-сбытовой кооператив «Союз» – это семь гектаров земли на краю промышленной зоны Красного Кута; небольшое административное здание на улице Урожайной, аппендикс железнодорожного пути, компактная погрузочная площадка и четыре элеваторных банки на 2 тысячи 100 тонн в общей сложности. Но только в прошлом году отсюда было отправлено 1 100 (!) вагонов или почти 70 тысяч тонн пшеницы, ячменя, нута, проса. Если б не дефицит парка зерновозов, было бы еще больше.

Единственным на всю страну фермерским кооперативным элеватором руководит Тамара Васильевна Лапшина, исполнительный директор и, без ложной скромности, «законодательница мод», человек, который в течение многих лет держит самые высокие закупочные цены на зерновые в регионе. По ней, как по Цельсию, определяют «температуру» рынка, к ней идут, когда возникают споры, ее уважают и немного побаиваются. А еще ее очень… не любят, потому что и она сама, и ее кооператив – серьезная помеха в деятельности многочисленных перекупов. Словно бельмо на глазу. 

По итогам прошлого года Тамара Лапшина вновь вошла в списки «бизнес-леди» страны, о чем свидетельствует сертификат, который она тщательно прячет. Как она считает, ни одного дня за последние 20 лет бизнесом не занималась. Вместе со своим небольшим коллективом, состоящим преимущественно из представительниц слабого пола, просто добросовестно оказывает услуги фермерским хозяйствам в реализации их продукции.

Как только в Саратовской области приступают к уборке, Тамаре Лапшиной, исполнительному директору краснокутского сельскохозяйственного потребительского снабженческо-сбытового кооператива «Союз», начинают названивать специалисты регионального минсельхоза, начальники районных отделов и управлений сельского хозяйства, руководители элеваторов и сельхозпредприятий, фермеры. Беспокоят одним единственным вопросом: по какой цене она будет зерно закупать. Все знают: больше «Союза» не даст никто.

Также всем отлично известно: Лапшина никогда не тянет со сроками расчета. Три-четыре дня – максимум. Даже в неурожайный 2015 год, когда за пределы района было отправлено всего 18 тысяч тонн и кооператив оказался в тяжелейшей финансовой ситуации – впервые в жизни она взяла многомиллионный кредит под 22%, но все обязательства выполнила, рассчитавшись с банком досрочно.
Почему небольшому предприятию дали такую значительную сумму? Рисковая Лапшина заложила не только имущество «Союза», но и свое собственное добро, залог внес председатель кооператива Юрий Сисенбаевич Кушаев, один из фермеров, не раздумывая, отдал банку технические паспорта на новенькие «Кировцы». В общем, выжили.
А что покупатели? С ними «Союз» работает только по 100-процентной предоплате. «Царицу Тамару» (или «Маму», некоторые ее зовут именно так) фиг кто обманет. Она даже седовласых мужей ласково называет «мальчиками», благо возраст позволяет. «Мальчики, – говорит она, – ищите дураков на стороне».
Никогда не боялась, что по каким-то причинам может сорвать контракт. И никогда конфликтов с покупателями не было. Хотя сформировать партию зерна требуемого качества очень и очень непросто. Вот почему она лучше многих районных глав саратовского Левобережья знает, что у кого на полях растет, а что до поры до времени прячется в складах.
Только она может посреди ночи разбудить фермера словами: «Дай КамАЗ зерна, не хватает вагон нужного качества загрузить», и никто еще ни разу не отказал. Продирают глаза: «Мамуля, ты погляди на время», а проснувшись, командуют: «Ну, присылай». И поднимают своих людей на погрузку, включают мехтока, открывают склады.
Из-за маленькой территории и невозможности расшириться (первую безуспешную попытку приобрести землю у муниципалитета она сделала еще в 2006 году) «Союз» не может поставить ни мощной сушилки, ни высокопроизводительной системы очистки, поэтому не связывается с подсолнечником, отправляет зерно «с колес». Спасают опять же взаимовыручка и порядочность фермеров – членов кооператива, которые либо стараются приобретать дорогостоящие импортные комбайны с качественной системой обмолота и очистки, либо они у себя в хозяйствах подвергают урожай дополнительной подработке. А уж сколько амбаров они в прошлом году у себя в хозяйствах понастроили?! Уже не из-за жадности перекупщиков, а из-за дефицита вагонов. По 3,5 рубля за килограмм многие вынуждены были отдавать продовольственную пшеницу и ячмень. Сердце кровью обливалось при взгляде на то, что с мужиками делает рекордный урожай, поэтому в этом году у Тамары Васильевны есть два надежных человечка про запас, которые обещали помочь с вагонами.
Очень сильно по «Союзу» в прошлом году ударила африканская чума свиней, из-за которой даже в Красном Куте, где не было зарегистрировано ни одного очага, категорически запретили вывозить фуражное зерно. Малодушный руководитель руки бы опустил, сославшись на форс-мажорные обстоятельства, а эта поступила прямо по поговорке: «На каждую хитрую гайку найдется болт с резьбой». Не будем выдавать всех ее секретов, но то, что Лапшина своими ответственностью и настойчивостью спасла в прошлом году многие фермерские семьи от нищеты, – это правда.

Главное украшение ее кабинета – большая стеклянная «линза» лауреата Национальной премии имени П.А. Столыпина за 2007 год. За вклад в развитие сельскохозяйственной потребительской кооперации. Председателем правления «Союза» тогда был известный краснокутский фермер Евгений Александрович Хохлов.
За год до этого лауреатом этой же премии в номинации «За вклад в развитие фермерского движения в Российской Федерации» стал Вячеслав Владимирович Телегин, председатель Совета Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России. Уроженец Красного Кута. Один из создателей этого кооператива и многих других.

Спасибо обстоятельствам, которые заставляют нас двигаться вперед

Если вдруг встретите Ашота Хачатуровича Навасардяна, бывшего директора краснокутского элеватора, передайте ему большой привет. Не без его «стараний» у монополиста возник достойный конкурент – СПСК «Союз». Да еще такой, что элеватор-стотысячник сейчас просто вынужден создавать для клиентов преференции, учитывая политику «Союза».
В 1997 году в здешних краях случился рекордный урожай, пшеница легко давала по 50 ц/га. А Навасардян так же легко и беззастенчиво платил за нее по 695 рублей за… тонну. И фермеры в очередь к нему становились – деваться было некуда.
1998 год многим из нас запомнится дефолтом. В Саратовской области,
и конкретно в Краснокутском районе, к нему добавилась жесточайшая
засуха. Комбайны в поле загоняли лишь бы набрать соломки для скотины. Люди тряслись над каждым килограммом пшеницы и над каждым заработанным рублем. Но элеватор, словно нарочно, срезал на качестве. Мелким фермерам, которые в прошлой жизни были механизаторами, комбайнерами, бригадирами, ветврачами, учителями, инженерами (в те годы в районе было зарегистрировано 114 КФХ), чтобы доказать правоту, не хватало знаний, оборудования, напористости, а главное, объемов. Ну как ты продашь
50 тонн по достойной цене?! Все понимают, что торговать лучше крупными партиями.
Историю про то, как фермеры заставили себя уважать, грамотней всего мог бы рассказать, наверное, Вячеслав Владимирович Телегин, агроном орошаемого земледелия по образованию, закоперщик по духу и в то же время профессиональный политик, создатель и первый руководитель районной фермерской ассоциации «Возрождение», отец-основатель нескольких проектов разной степени успешности, «вождь», «идейный папа» – так его называют бывшие «братья по оружию».
Ныне Телегин является председателем Совета АККОР, живет в Москве, мотается по стране, в Красный Кут приезжает лишь для того, чтобы отсеяться и собрать урожай с собственного КФХ «Живица». Однако Тамаре Васильевне Лапшиной продолжает звонить не реже раза в неделю, чтобы узнать, как себя чувствует его «крестница» – именно он в 1999 году уговорил ее войти в «Возрождение» ассоциированным членом.
В отсутствие Телегина мы хотели вспомнить лихую молодость с теми, кто под его предводительством создавал районную ассоциацию, а затем и снабженческо-сбытовой кооператив. Выяснилось, что первую легендарную десятку уже не собрать, – кто-то из района уехал, а кто-то умер. Но, слава Богу, здравствуют Макеев, Шаламанов, Семочкин, есть что рассказать Хохлову, Зайцеву, Пивненко и многим другим. На приглашение Тамары Васильевны, перечитавшей накануне нашей встречи самые первые протоколы заседаний правления кооператива, откликнулись четверо смелых: Виктор Анатольевич Стрельцов, Василий Александрович Мочалин, Юрий Владимирович Клоков, Василий Владимирович Харенко.
Вполне достаточно, чтобы узнать, например, личное мнение того же Клокова (он руководил районной ассоциацией с 1991 по 1996 годы), чем мы обязаны еще одним наставникам – программе Европейского Союза TACIS «Продвижение кооперативов независимых фермеров». Саратовская область попала в число пяти прогрессивных регионов, где фермерское движение пыталось найти новые формы развития и выживания. Иностранные специалисты под началом француза Анри Барнабо несколько лет работали в Красном Куте, обучая местных фермеров принципам кооперации, благодаря им в один год, 1999-й, были совершены две поездки во Францию.
По мнению участников тех событий, чужестранцы их здорово сплотили. Но, главное, что «Союз» получил от них, – грант, бесплатное оборудование общей стоимостью 4 тысячи евро. Это очень серьезная поддержка, без которой они бы еще долго работали «на дядю Ашота».
Однако не надо забывать: самые первые деньги на нужды будущего кооператива сдали 9 полуразоренных фермеров. Так им «задурил голову» Вячеслав Телегин – вместо того, чтобы закрывать брешь в собственных хозяйствах, они складываются по 5 тысяч рублей на организационные расходы. Для сравнения: средняя зарплата по стране в 1999 году составляла 1 523 рубля или 55,9 евро.
Да, Телегин умел завести, заразить идеей. А потом звонить и спрашивать: «Ну как, получается?» С его подачи облазили все окрестности Красного Кута. Сначала загрузочную площадку хотели делать в местном МСО, потом решили обосноваться на территории Агроснаба, им в то время руководила Лапшина. Историческое собрание, посвященное созданию «антиашотовской коалиции», состоялось поздней осенью 1998 года, 21 апреля 1999 года кооператив был официально зарегистрирован и тогда же на территории будущей загрузочной площадки вбили первый колышек.
Название «Союз» родилось как бы само собой, за него проголосовали единогласно. Прочтя его, французы тут же вспомнили про своих мушкетеров. Так появился на логотипе девиз: «Один за всех и все за одного».
Прежде чем затеваться со строительством, Тамара Васильевна съездила к соседям, в Палласовку Волгоградской области, изучала принцип работы элеватора-гиганта, вмещающего в каждую банку по полторы тысячи тонн зерна. Посмотрела-посмот-рела, а вернувшись домой, заявила первому исполнительному директору кооператива Николаю Александровичу Школину: «Я бы по такому пути не пошла. У них сухо, галерея находится в земле, а у нас грунтовые воды близко. Мы свой объект должны ставить на сваи». Потом так и сделали.
Далее Лапшина связывается с «Элеватормельмашем», едет в город Кропоткин Краснодарского края и заказывает там 4 емкости по 530 тонн. До сих пор считает, что это наилучшее для мини-элеваторов решение.
То же самое произошло в 2002 году, когда потребовалось оборудование для боковой выгрузки автопоездов. Нашла, где производят технику, изучила, отправилась в город Анна Воронежской области, на местный элеватор, посмотреть в действии. Заказала почти такой же механизм, но уже с учетом своей специфики.
Не дожидаясь, пока иностранные «спонсоры» их облагодетельствуют, летом 1999 года краснокутцы установили простенькую загрузочную площадку-самоделку, с задним выгрузом автомобилей, и начали отправлять зерно прямо с колес. 31 декабря 2000 года из Франции, наконец, прибыло долгожданное оборудование.
Как свидетельствует Тамара Лапшина, дирекция «Союза» ни одного дня не жила с иждивенческим настроением. Автомобильные и железнодорожные весы – последнее, что было приобретено фермерами вскладчину, каждый дал по 250 тысяч рублей. Следующие весы, лабораторное и иное оборудование, даже земля покупались уже за счет собственных средств.
Нельзя сказать, что члены кооператива держат Лапшину и ее коллектив, состоящий из двадцати с лишним человек (4 бухгалтера, 4 лаборанта, 2 весовщика, 2 водителя, 3 сторожа, начальник разгрузочного цеха, пять рабочих, ну и начальство) в черном теле. Но без правления (сюда входят семь человек) и без наблюдательного совета (три человека) на сторону не уйдет ни одна копейка, не будет принято ни одного серьезного решения. На заседании правления утверждаются расценки, по которым работает «Союз». Отсюда и содержание штата, и зарплата, и стоимость услуг.
Двум автомобилям кооператива – «Волге» и «Жигулям» – исполнилось по 12 лет. Члены правления заикнулись: пора бы семидесятилетней Тамаре Васильевне «для престижу и здоровья» пересесть на иномарку. Но та наотрез отказалась, заявив, что машины – самые настоящие раритеты, никакого урона ее имиджу не наносят, уж лучше перекрыть крышу на административном здании да навести в помещениях красоту. Так и сделали.
Как шутят некоторые, после отъезда Телегина в Москву с идеями было покончено, зато закипела работа. Бойкая и хваткая Лапшина реализовать свои организаторские качества по полной программе. Кооператив не просто выжил, но и закрепился на рынке. Только в прошлом году он продал сельхозпродукции на сумму свыше 600 миллионов рублей. Как вы понимаете, почти все они ушли на расчетные счета фермеров.

Есть только одна правильная мотивация для бизнеса – менять мир

Три последних года подряд «Союз» шел на оправданный риск, заключая контракты на поставку зерновых и зернобобовых культур чуть ли не в мае. Тамара Васильевна засыпАла своих фермеров деньгами, предоставляя им в виде беспроцентного кредита под зерно будущего урожая до миллиона рублей. Была уверена: не ошибется, указанная в договоре цена совпадет с рыночной. А сейчас она сидит в своем кабинете и перебирает на столе бумажки. Потому что и в Сибири, и в Ростове, и в Санкт-Петербурге, и в Москве ей посоветовали не дергаться, не суетиться, поскольку никто не понимает, каким будет урожай, какую цену обозначать в договорах, сколько заказывать вагонов. Юг уже начал убирать, но цены не установились до сих пор.
С началом уборки у двухэтажного здания на ул. Урожайной, 20, машин бывает столько же, сколько перед саратовской областной думой. Многие фермеры везут образцы зерна на проверку качества именно в «Союз», потому что здешним девчонкам-лаборанткам нет совершенно никакого резона обманывать клиентов. Кооператив зарабатывает исключительно на объемах отправленного груза: берет по 500 рублей с тонны.
В борьбе за репутацию дело доходит до «идиотизма». Лапшина сама звонит покупателю и предупреждает: «В партии есть вагон, который меня не вполне устраивает по качеству. Что делать?» Если клиент говорит: «Меняй», она тут же его заменит, чего бы это ей ни стоило. За 19 лет было только два спорных случая, когда пришлось ездить в Иваново и Подольск, доказывая свою правоту.
И доказали. Дело в том, что в Красном Куте мягкая вода, такой вода и должна быть при отмывании клейковины. Поэтому оценка качества объективная, а покупатели, которые начинают с ней работать, становятся постоянными клиентами.
А что с проверками? Как она общается с контролирующими органами? Наученная горьким опытом, наша героиня на эту тему не распространяется. Приходится собирать информацию по телефону от самих фермеров. Однажды наша «Мамулька» попробовала быть смелой, решив, что пенсионерке терять нечего. Написала в Москву, в Рос…надзор (специально не указываем контору), пространное письмо, в котором обозначила все претензии и советы. Тут же в офис «Союза» нагрянула комиссия. Да не рядовые инспекторы – чины такие, что погоны на плечах гнулись. Нервы помотали. Отделались «легким» испугом: кооператив не тронули, саму Лапшину как руководителя предприятия оштрафовали на 20 тысяч рублей за невыполнение распоряжения, о котором она не подозревала. Поблагодарив за науку, она так наловчилась собирать бумажки, что комиссиям даже скучно у нее работать. Тем более что она всегда начинает со слов: «Солнышко мое, зачем ты пришел ко мне на сей раз?».
Опытнейшие руководители хозяйств, битые жизнью не по одному разу, откровенно признаются: «Мы поражаемся, как у нее хватает терпения молчать и платить всем бездельникам – тому же фумигационному отряду, который ничего не делает, ведь шашки закладывают ее рабочие, но за справки деньги берет, тем же ветеринарам, которые в вагоны даже не заглядывают, но за каждую
подпись насчитывают по 540 рублей. И так далее». Неслучайно тот, кто знает, сколько вокруг «Союза» кормится «нахлебников» и «прилипал», говорит: кооператив существует до тех пор, пока в нем работает мужественная и стойкая Тамара Васильевна Лапшина. Стоит ей уйти на заслуженный отдых – сожрут, уничтожат, как саранча.

Полный текст читайте в печатной версии газеты «Крестьянский Двор» (№22 от 7.06.2018г)

Понравилась статья? Поделись:

Комментарии (6)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.