Логотип газеты Крестьянский Двор

Агросоюзмаркет

TVS

«Богато жить мы не будем, но и с голода не умрем»

В минувшую пятницу губернатор Валерий Радаев встретился в Белом зале правительства с руководителями сельскохозяйственных предприятий области и фермерских хозяйств, чтобы оценить степень готовности региона к весенне-полевым работам.

Знаменитый петровский фермер Вячеслав Королев в очередной раз воспользовался шансом, чтобы беззастенчиво пропиарить компании, которые поставляют ему технику и средства защиты растений, а заодно вручить губернатору банку семян выращиваемого в хозяйстве Скипетра. Сырем Байзульдинов, внезапно ставший финансовым директором собственного ЗАО «Племзавод «Трудовой» Марксовского района, по сложившей годами традиции просил денег: много и, разумеется, на чрезвычайно важные нужды.

Равза Энвяровна Акчурина, успешный директор ООО «Осень» Озинского района, отмеченный даже Москвой, прочла свой небольшой самоотчет по бумажке, как в застойные времена. «Проблем у нас нет», – сказала она, не понимая, что, сосредоточившись у подножия Уральского хребта на выращивании одних зерновых и не занимаясь всерьёз животноводством, она рискует разориться в один момент.

Айслу Ерёмина, хозяйка небольших виноградных плантаций в Саратовском районе, благодаря своему «благодатному настроению» произнесла речь, проникнутую такой советской признательностью партии и правительству за всё, что они для садоводов сделали, – части аудитории перед губернатором даже неловко стало. По крайней мере, балаковскому фермеру Василию Кулагину, попавшему в число собеседников Радаева, сразу же после встречи захотелось взять микрофон и извиниться перед ним: «Разве ж можно в такое тяжелое время заниматься саморекламой?». Дело дошло до того, что Василий Дудкин, заместитель генерального директора ОАО «Саратовнефтепродукт» – вечный «мальчик для заслуженного битья» на подобных совещаниях – начал жаловаться на низкую маржинальность (от 1,5 до 4%) бизнеса и пропагандировать новую услугу: перевозку горючего бензовозами компании. Словно мы успели забыть, как «Саратовнефтепродукт» закрыл на большей территории области нефтебазы, не позволив перекупить и сохранить установленные ещё во времена социализма ёмкости. Зато теперь мы в одном бензовозе емкостью 30 кубических метров и больше за свои же деньги можем, скооперировавшись, привезти солярку для нескольких хозяйств чохом. По цене 35 400 рублей за тонну!

Отрезвил всех Геннадий Правдин, хозяйственный работящий председатель СПК «Абодимовский» Петровского района, умеющий, когда надо, прикидываться простаком. Случайно оказавшись в тренде (многие годы не берёт в банках кредиты. А это, по мнению губернатора Радаева, очень хорошо), Правдин выразил то, что на самом деле думали многие из собравшихся: «Богато жить мы не будем, но и с голода не умрем. Всё равно банкиры нас, крестьян, не сломят, если продержится такая закупочная цена, как сейчас, и если будем заниматься животноводством». Не в укор «товарищу Королеву», Геннадий Фёдорович посетовал: в районе многие занимаются растениеводством, однако ни коровку, ни ягнёнка стараются не держать. «Я понимаю: посеял, убрал, и шесть месяцев за границей». В зале раздался смех. Королев, за полчаса до этого рассказывавший о своих многочисленных зарубежных поездках, начал оправдываться: «Всю зиму готовим семена», но его уже никто не слушал.

«Мы не дарим деньги банкирам, чтобы они строили в центре Москвы многоэтажные особняки»

Николай Гераськин, председатель СХПК «Индустриальный» Екатериновского района, известен больше как руководитель крупнейшего растениеводческого хозяйства, получившего в прошлом году свыше 30 тысячи тонн зерна. Недаром он себя причисляет к животноводам-любителям. Поэтому его выступление в защиту отрасли прозвучало неожиданно. Но очень аргументировано. По его мнению, «животноводством занимаются мало, потому что оно затратно, трудоёмко и низкорентабельно. Его развитие сдерживают слабые финансовые стимулы. Молоко – социально значимый продукт, и государство вряд ли когда-нибудь отпустит цену на него. Но можно попробовать лоббировать его производство с другой стороны – той же несвязанной поддержкой. Она очень небольшая, – говорит Гераськин. – Так зачем же мы её распыляем? Может быть, львиную долю надо направить на стимулирование труда животноводов. Понимаю, предлагая такое, я рискую приехать к себе в Екатериновский район, и меня там коллеги отпорют. Но все-таки, если говорить по-справедливости, 200 рублей на гектар не помогут ни Королёву, ни мне. Я в прошлом году получил от реализации продукции 300 миллионов рублей, а по несвязанной поддержке – в пределах 3 миллионов. Думаю, правильней эти деньги направлять на помощь животноводам. И тогда я, если решусь заниматься животноводством, буду больше получать от государства. Деньги пойдут на развитие производства, а не на празднование Дня работника сельского хозяйства».

Николай Гераськин работает председателем СХПК 15 лет и только один раз, в 2008 году, брал в банке кредит на 3 миллиона рублей по весьма уважительной причине. Два года отчаянно боролся с самим Наумом Бабаевым (для всех он был и остается символом ГК «Черкизовский» и основателем «Русмолко». - ред.), но всё-таки не отдал ни пяди родной земли. Два года кооператив не обновлял основные средства, но выкупил у своих пайщиков земельные участки.

Гераськин не работает даже по лизинговым программам, однако с июля по декабрь прошлого года вложил 70 миллионов рублей в обновление основных средств и ещё 90 миллионов рублей вложит до уборки. Полностью модернизирован технический парк хозяйства. «Мы не дарим деньги банкирам, чтобы они строили в центре Москвы многоэтажные особняки. Поэтому я ребят призываю хотя бы два года как-то перекантоваться, перебиться, но уйти из банков. И тогда будет как в Китае: один процент на десять лет, условно говоря».

Но пока этого нет

Вячеслав Анатольевич Шаповалов, заместитель директора Саратовского филиала Россельхозбанка, похвастался: пока с ресурсами проблем нет. Главная уважительная причина, которой прикрывается в последнее время Россельхозбанк, – неполный пакет документов, предъявляемый сельхозтоваропроизводителями.

Алексей Иванович Нарыкин, управляющий Саратовским отделением № 8622 АК Сбербанка РФ, подтверждает ставку 20 процентов годовых плюс-минус 2% в зависимости от состояния баланса. Дешевле у него нет. «Мы повысили процентную ставку по всем действующим кредитам на 3 пункта, потому что другого выхода у нас нет. В целом по Сбербанку прибыль снизилась в шесть, а по Саратовскому отделению – в 2 раза. Причина – в удорожании кредитных ресурсов. Трехмесячные кредиты мы берем в ЦБ под 16,75.Снизит ЦБ ставку, будем выдавать под более дешевые проценты, однако колебания будут минус один, максимум минус два.

Документы на субсидирование процентной ставки будем готовить мы, и подавать в минсельхоз тоже мы. Россельхозбанк делает то же самое. Ресурсы для выдачи на весенне-полевые работы у нас есть в полном объеме. У вас есть интерес к нам, у нас есть интерес к вам. К сожалению, больше мне добавить нечего».

В отличие от многоопытного Нарыкина, Василий Васильевич Дудкин, заместитель генерального директора ОАО «Саратовнефтепродукт», изображал из себя жертвой обстоятельств малоубедительно, называя по ошибке присутствующих товаросельхозпроизводителями. Первым, кто ему не поверил, оказался губернатор Радаев, который поинтересовался, почему в самом начале года цены на все ГСМ были снижены. А как только в воздухе потеплело, начался рост. «Акциз поднялся в полтора раза», – отбивался Дудкин. « Но и цена на нефть упала со ста долларов до пятидесяти», – наступал Радаев.

Алексей Михайлович Кондрашкин, директор ЗАО «Ульяновский» Ртищевского района, заявил, что в январе-феврале приобрел 300 тонн дизтоплива по цене 31200. «Вот видите», – воскликнул Валерий Васильевич. «Если закупка идёт по 35 тысяч, я топливо должен по 33 продавать?» – не уступал Дудкин. «Что акциз? А сколько вы акцизов заплатили? Производитель вашей же компании заплатил за два месяца на один миллиард рублей меньше. А формировать бюджет как? Мы обязательно выйдем на депутатов более высокого уровня, чтобы хоть как-то увязать поддержку с ценами на горючее. Иначе мы даже моральной компенсации не получаем, не говоря уж про материальную».

Мнение животновода-профессионала

«От кредитов пусть не зарекается, – так прокомментировал выступление Гераськина Сергей Захарович Байзульдинов. А за поддержку животноводства – огромное спасибо. Сложнейшая отрасль, это должны все понять».

Байзульдинов воспользовался встречей с губернатором, чтобы пожаловаться на энергетиков, а заодно и на управление «Саратовмелиоводхоз»: «Мелиораторы повысили цену на двух насосных станциях за кубометр воды на 32 процента! Сильнее всех ударило по тем, где на насосных станциях работают агрегаты мощностью свыше 670 киловатт. А потом ещё говорят, что в июле поднимут на 25 процентов. Мне надо заготовить 80 тысяч тонн силоса и сенажа, во что мне корма обойдутся?! Надо подумать над этим вопросом. Ударили по сельхозтоваропроизводителям именно с этого года.

Попытавшийся его прервать Соловьев уточнил: «Насколько мне известно, удорожание произошло буквально на три-пять процентов…» Байзульдинов, не слушая, обратился к губернатору с просьбой выплатить дотации из областного бюджета за молоко, все-таки ценный социальный продукт. «Я понимаю, области трудно, но мы всё-таки надеемся на вас. В Свердловской области в течение восьми лет из областного бюджета получают по 3 рубля за литр произведенного молока. И ещё один вопрос – компенсация за полив в размере 70 процентов. В прошлом году не было постановления правительства области. В этом году нет. Год сложный, мы вас просим. Я понимаю, кризис. Посмотрите, пожалуйста», – унижался старый директор на глазах у своих коллег. Те опустили глаза, уже не слушая, что «Трудовой» нарастил производство молока с 70 до 100 тонн в сутки, производя 70 процентов районной валовки и 26 процентов областной. Закупочные цены на молоко остались теми же, а затраты на соевый шрот, который Байзульдинов возит из Липецка, выросли непомерно. Одиннадцать миллионов тратится только на его приобретение. А откажешься, останешься без молока.

Благодаря Сбербанку в 2014 году племзавод потратил 350 миллионов рублей на приобретение нетелей. Но зато в этом году 500 нетелей будет продано уже самим племзаводом.

Мы – идиоты?

Больше политик, чем сельхозник депутат областной думы Олег Александрович Алексеев занял семь минут чужого времени, чтобы выразить благодарность Путину, Радаеву, Панкову и иже с ними за то, что ни военный, ни аграрный бюджет не урезаны, что государство оказывает селянам хоть какую-то помощь. Взамен этого, судя по его же собственным словам, регионы продолжают находиться в дискуссиях и совещаниях, и при этом до сих пор ничего конкретного и существенного не предпринято.

По примеру многих, Алексеев поднял тему зерновых интервенций, необходимости проводить в их начале уборки урожая, чтобы поднять закупочную цену. В зале опять оказались скептики, которые сравнили объем интервенционного фонда в 3 миллиона тонн с объемом убираемого страной зерна в 100 миллионов тонн. То есть мы опять предлагаем тушить огонь с помощью стакана воды.

Губернатор Радаев высказал мнение о необходимости заявлять закупочные цены уже в начале посевной, чтобы аграрии уже сейчас решали, выгодней сеять яровую пшеницу или подсолнечник.

Еще один « благодетель» – первый заместитель генерального директора Балаковского филиала АО «Апатит» Максим Владимирович Кузнецов, сообщил о том, что в результате многочисленных совещаний и консультаций между объединением и минсельхозом области было подписано соглашение, а также определена реализационная цена. 22 346 рублей за тонну с учетом 800-килограммовой упаковки на условии самовывоза. (Как покажут дальнейшие встречи с аграриями, Кузнецов ввел губернатора в заблуждение, цена выше). По соглашению в первый квартал должно было быть отгружено 1700 тонн, поступило 13 заявок на 2306 тонн, счетов выставлено на 1294 тонны, поэтому потребовалось письмо министра Соловьева о перераспределении лимитов со второго квартала на первый. « Мы закроем все заявки саратовских сельхозтоваропроизводителей».

Сергей Захарович Байзульдинов, у которого 5600 гектаров орошения со стопроцентным внесением жидкого аммиака, поинтересовался ценой на него. После уточнения, Александр Соловьев назвал – 22138 рублей. Сидящие за круглым столом люди начали шептаться: «Мы – идиоты. Все наши партнёры повышают цены буквально на всё, а цены на продовольствие контролируют сто инстанций. И ты ничего не моги».

Назовите рентабельность!

Ровно через час после начала встречи слово досталось одному из «фаворитов» министра сельского хозяйства Соловьева – Василию Петровичу Кулагину, работающему по системе no-till. Кулагин ночью вернулся из Самары, с научно-практической конференции: «Кукуруза и соя: экономическая эффективность и особенности возделывания в условиях Поволжья», где произвел самый настоящий фурор, рассказывая про технологию прямого посева. Собравшиеся со всей страны сторонники сберегающего земледелия ему аплодировали, потому что фермер подробно, во всех деталях, расписал экономику производства, вплоть до кадров. Однако для подавляющего большинства коллег-земляков, он инопланетянин и чудило, такой же, как Королев. Причина – никто в правительстве и в минсельхозе всерьёз не хочет объективно разбираться в плюсах и минусах применяемых агротехнологий, нет заказа на серьёзные научные исследования. Все ограничивается туристическим, поверхностным отношением к происходящим в производстве событиям: посмотрите направо – это Слава Королев, посмотрите налево – это Вася Кулагин. Соловьеву чертовски интересно путешествовать по области, изучая передовой опыт прогрессивных фермеров, но «выхлопа», «сухого остатка» и прочего до сих пор не видно. Неслучайно в своём докладе, предваряющем встречу, министр Соловьев отчитался о многочисленных семинарах, которые проводят зарубежные компании «Сингента», «Басф», «Байер» и так далее. Они, действительно, учат, как могут, опыту использования своих препаратов и гибридов. А где легендарная ассоциация «Аграрное образование и наука», которая в прошлом году потратила на содержание собственного штата почти миллион триста тысяч рублей?! Где двадцать два хваленых специалиста, которые берут деньги от фермеров за оформление каждой бумажки, а в этом месяце начали выпускать информационный бюллетень «СаратовАгро» с минимумом аналитики и максимумом рекламы?! Неудивительно, что после выступления Вячеслава Королева не в первый раз раздаются выкрики: «Ты нам рентабельность, рентабельность давай!» Даже если бы Королёв назвал в пятницу уровень рентабельности в триста процентов, ему бы никто не поверил, потому что серьёзного экспертного мнения в регионе нет. Нет, и взяться ему неоткуда.

Заметно уставший от выступления в Самаре, Кулагин говорил без пафоса, в ритме стенограммы. Система no-till не спасла и его, на двух тысячах гектаров пшеница не взошла совсем, потому что запасов влаги в метровом слое не было. Посеет три тысячи гектаров кукурузы, в основном импортной, две тысячи гектаров гибридов подсолнечника, сплошь импортного, остальные – ячмень и суданская трава. Двадцать пять миллионов рублей требуется, чтобы закрыть расходы на семена, десять миллионов – на приобретение химии, на удобрения не потратит ни рубля.

Основной вопрос – к Сбербанку в связи с изменением программы по присвоению рейтинга. Из-за того, что ждали его полгода, перекредитоваться было нельзя, поэтому вся продукция ушла за бесценок. Наконец, вопрос решился: до конца года 28 миллионов выделено под 23 процента. Вроде радоваться надо, но подъем животноводства в хозяйстве опять откладывается на год.

Парадокс: как только банкиры узнали про существование отрасли животноводства, и рейтинг хозяйства упал, и проценты увеличились, и кредитная масса скукожилась. Абердин-ангуссы с ежесуточными привесами в один килограмм и свиньи с привесами в 600 граммов оказались для банкиров отягчающим обстоятельством. Кулагин, ещё вчера радовавшийся тому, что есть, в этом году присоединил три тысячи гектаров земли. Почва, как он говорит, совсем под no-till неподготовленная, поэтому там огромные риски с огромными долгами. Вся техника импортная, и сама техника, и запасные части подорожали на 80 процентов, но когда выдавался кредит и просчитывался залог, амортизационно техника заметно подешевела даже в сравнении с прошлым годом. 8-миллионная сеялка Джон Дир сегодня стоит примерно 15 миллионов, но оценивают её по старым ценам. Для аграриев действуют механизмы возмещения процентной ставки, но чтобы спасти животноводство, фермер уже сейчас заложил будущий подсолнечник под 45 процентов годовых и будет вынужден отдавать его кредиторам за копейки.

 «Мне тоже не понятно, почему при расчете не учитывается курсовая разница, – признался Алексей Иванович Нарыкин. – Что касается программы, то она разработана наверху, её поправить невозможно. Вбиваешь цифры из баланса предприятия, а она автоматически выдаёт рейтинг».

«Я получил самую большую в районе дотацию, по 400 рублей на гектар, но 2 миллиона 300 тысяч для меня совершенно не имеют никакого значения. Хотя это самый лучший, на мой взгляд, механизм по определению качества работы».

«Нас спасёт только животноводство», – считает Кулагин и далее приводит один пример. Стокилограммовые свиньи закупаются в Волгоградской области на откорм, через пять месяцев их стоимость удваивается, до 24 тысяч рублей. Это способ очень быстрого наполнения рынка мясом безо всякого строительства новороченных корпусов. Но банками он никак не рассматривается, даже несмотря на то, что свиней можно застраховать и они могут являться прекрасным залогом. «Я получаю 80 рублей валовки с одной свиньи в день при вложении 35 рублей в виде зерна. Всё остальное – доходность. Мясо – это очень дорогой продукт. Стоит сейчас этот механизм завести, мы осенью может создать в экономике спасательный круг на случай, если ячмень опять будет стоить по 6 рублей за килограмм». Алексей Иванович Нарыкин признался, что свиноводство всегда рассматривалось банкирами как неликвидное обеспечение, в отличие от КРС. Как будет к нему относиться матобеспечение, надо смотреть. «Пока что техника побеждает, – резюмировал губернатор. – Очень правильно вы сказали о приоритетности животноводства. Мы сами чувствуем: без него аграрный производственный цикл не объединить».

Дайте достойную цену!

Уважаемый Равиль Абдурахманович Шамьюнов, генеральный директор ООО «Дергачи-птица» Дергачёвского района, патриарх и совесть саратовского АПК, позволил себе заметить, что в условиях степного левобережья главным элементом технологии является все-таки «дождичок», осадки. Хозяйство в прошлом году впервые с 1970 года получило 14 тысяч тонн зерна, работает с семенами ершовской селекции. Сорта Джангаль и Левобережная 3 в прошлом году давали до 44 ц/га при обычной классической технологии. С семи тысяч гектаров зерновых получили в среднем 20 ц/га. Однако большой радости от большого хлеба не испытали. Из-за текущих проблем Шамьюнов вынужден был 6 тысяч тонн зерна реализовать по цене 6,6 руб./кг, потеряв на разнице в ценах 20-24 миллиона. «За несвязанную поддержку, конечно, спасибо, она очень нужна», – сказал Равиль Абдурахманович (получили свыше 300 рублей на гектар, почти 2 млн 700 тыс. руб.), но главное, на что надо обратить внимание, – это ценовая политика. Без разумной ценовой политики на продукты сельхозпроизводства нам не выжить.

И вторая проблема, которую он озвучил, – цена горюче-смазочных материалов. Все-таки почти половина стоимости ГСМ – это дорожные акцизы. «Почему бы государству, наконец, не понять: аграрии ездят по полям, а не по дорогам, и оставить в стоимости бензина-солярки только технологические расходы на производство полевых работ. Наверняка, цена бы снизилась до 15-16 тыс. руб. за тонну. Этот шаг стал бы серьёзной поддержкой государства наших аграриев».

Мы должны производить больше

«Хорошо», – сказал губернатор. – Но всё-таки у нас сейчас должен быть другой ориентир – достойная цена. Будет пшеница на старте полевого сезона стоить десять рублей, мы будем стремиться произвести больше. Больше и качественней. Тогда у нас будет оборот. Надо хотя бы миллион тонн отправлять на экспорт, и тогда все вопросы будут решены».

Ругая науку, надо честно признать, что мы её тоже не больно слушаем. Ирина Федоровна Суханова – профессор кафедры «Маркетинг и ВЭД» ФГБОУ ВПО «Саратовский ГАУ» – не далее как полтора месяца назад на совещании в СГАУ камня на камне не оставила от главного губернского лозунга – «самообеспеченность территории». Цель должна быть не политической, а экономической, поэтому нам не нужно расшибаться головой об стенку, чтобы произвести ещё сколько-то тысяч тонн сахара и отчитаться: каждый житель губернии имеет по сахарной голове. Тем более что государство, создав машины грузоподъемностью 40 тонн для перевозки той же свеклы, придумало разорительную систему штрафов за перегруз, до пятисот тысяч рублей. Об этой проблеме рассказал собравшимся знаменитый свекловод Алексей Михайлович Кондрашкин из Ртищевского района. 32 года назад, став руководителем, он получал 2 тысячи тонн, в 2014 году произвел 60 тысяч, в 2015 году должно быть 100 тысяч тонн корнеплодов. Но как такую массу увезти, не потеряв по дороге миллионы?

В конце разговора от дури российского масштаба перешли к дури местной, губернской. Магомедрасул Магомедович Рашидов, глава КФХ Духовницкого района с 2003 года, обрабатывающий 30 тысяч гектаров земли, не может заняться животноводством, имея на своей территории старые, полуразрушенные свинарники. Пока они бесхозные, но стоит ему в них войти, отремонтировать, и местная администрация по закону может их выставить на аукцион. И ещё не известно, кому они достанутся.

«Давайте мы этим позанимаемся», – пообещал губернатор.

Светлана ЛУКА

На совещании у губернатора области В. В. Радаева по вопросу «О подготовке к проведению весенне-полевых работ в 2015 году» также присутствовали:
Михаил Фёдорович Болтухин, начальник ГУ «Саратовский областной центр по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды»;
Виктор Владимирович Щербаков, заместитель председателя комитета Саратовской областной Думы по аграрным вопросам;
Анатолий Петрович Андрющенко, генеральный директор ООО «Покровская птицефабрика» Энгельсского района;
Сергей Петрович Бобров, председатель СПК «Преображенский» Самойловского района;
Александр Анатольевич Бурмистров, глава КФХ «Колос» Турковского района;
Сергей Иванович Дзюбан, председатель СХПК «Штурм» Новобурасского района;
Дмитрий Анатольевич Губер, глава КХ «Степь» Энгельсского района;
Виктор Викторович Кортель, глава КФХ «Вега» Краснокутского района;
Нурлан Султангалиевич Таспаев, директор ФГУП «Краснокутская СОС» Краснокутского района;
Андрей Иванович Марискин, заместитель директора ООО «Ягоднополянское» Татищевского района
Анвер Мансурович Насыров, директор ООО «Русь» Дергачёвского района;
Владимир Евгеньевич Одиноков, глава КФХ Одиноковой И.К. Лысогорского района;
Александр Петрович Паращуков, директор ООО «СХП «Элита С» Вольского района;
Магомедрасул Магомедович Рашидов, глава КФХ Духовницкого района;
Рушан Харисович Тугушев, директор ООО «Роща» Базарно-Карабулакского района;
Павел Юрьевич Щеренко, глава КФХ Энгельсского района;
Василий Викторович Щетинин, директор ЗАО «Красный Партизан» Новоузенского района;
Сергей Анатольевич Щукин, директор ФГУП «Красавское» Самойловского района.

Поделиться статьей в соц.сетях:

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    От Корифея до Богатыря: четырнадцать початков сезона

    Максим Малютов, специалист по развитию продуктов компании KWS

    Круговое движение

    Иван ГОЛОВАНОВ

    Новые записи
    Моя корова Владислав Ρунцев  28 мая 2015, 13:27

    Животноводство
    Чем кормить кроликов зимой? Владислав Ρунцев  28 мая 2015, 13:26

    Животноводство
    Последние комментарии
    Ручная дойка Количество комментариев статьи: 1
    Лучшие на ферме Количество комментариев статьи: 1