Логотип газеты Крестьянский Двор

Агросоюзмаркет

TVS

Мне не жалко ни времени, ни энергии, чтобы рассказать о том, что я люблю

– Андрей Вадимович, давайте-ка воспользуемся моим служебным положением и поговорим сегодня об… избранности. Бог его знает, откуда, но я, например, живу с ощущением, что не такая, как все. А вы испытываете это чувство? Мне кажется, что у вас, как у потомственного дворянина, обязательно должно быть хоть немножко спеси.

– Я чувствовал себя другим с детства. Причём окружающие меня за это не хвалили, а наоборот.

Родители видели, что я меньше занимаюсь уроками, чем другие и ругали за это. Но мне больше и не надо было.

Учителя ругали, что я слишком быстро отвечаю на вопросы и решаю задачки, не проверяя ошибок. Но контрольные у меня всегда получались, и олимпиады я выигрывал.

Сверстники, говорили, что я прикидываюсь в понимаю химии, джаза, абстрактной живописи.

Но я не прикидывался. Стал биохимиком, вёл джазовый клуб и модернистская живопись которую полюбил сорок лет назад вошла в наш быт.

И сейчас надо мной хихикают, что я в отпуск еду то в Москву посидеть в архиве, то хожу по музеям в Голландии или Германии, а не лежу у бассейна в Анталии, где всё включено. Кроме мозгов.

– Задам ещё более странный вопрос. Зачем вам, знающему себе цену, снисходить до обывателя, до простого мещанина, который не очень ловко умеет пользоваться Интернетом, вряд ли когда зайдёт на ваш сайт «Старый Саратов» и никогда не увидит ваших пеших прогулок по историческим местам в программе «Ракурсы прошлого», которая идёт по tvsar.ru? Ну зачем?!

– Желание поделиться тем, что знаю, во мне живёт давно. Я большой меломан, у меня гигантская коллекция виниловых дисков. Во времена комсомола в начале семидесятых годов вёл дискотеки, обязательно предваряя танцы рассказами о серьёзной рок-музыке. Тогда же стал показывать слайды и рассказывать о модернистской живописи, что вызывало настоящий культурный шок у слушателей. После окончания аспирантуры создал джаз-клуб, несколько лет вёл его, публиковал статьи в «Заре молодёжи». Честно говоря, я и сам не знаю, откуда что взялось, но мне всегда хотелось поделиться информацией, заставить полюбить окружающих то, что мне казалось интересным.

Когда я занялся генеалогией своей семьи, а это началось в начале 2002 года, поневоле накопил гигантский материал по истории Саратова. Для большинства жителей нашего города – это Terra Incognitа, неизвестная земля. Он скопился у меня в многочисленных папках, оставалось лишь перенести их содержимое в компьютер, а затем перетащить в Интернет. Чтобы все читали, смотрели и прониклись интересом к истории нашего города.

Наше досье:

Андрей Вадимович Кумаков родился в 1955 году. Окончил школу № 13 (нынешний ФТЛ), затем - биологический факультет СГУ им. Чернышевского с красным дипломом и аспирантуру в Москве при АН СССР.

Со студенческих лет библиофил и меломан. Его библиотека и фонотека уникальны по своему содержанию. А коллекция открыток с репродукциями картин художников со всего мира крупнейшая в Саратове.

Параллельно с учебой, в 1978-1979 годах, проводил дискотеки в «Торговом Центре», в 1985-1986 годах руководил джаз-клубом в ДК «Кристалл».

В 1990 году стал заведующим отделом генетики и цитологии СГУ, читал лекции по генетической инженерии.

В 1992 году ушёл в бизнес. Начинал в коммерческой фирме при НИИСХ Юго-Востока, а с 1998-го бизнес вёл самостоятельно.

С 2004 года Андрей Кумаков публикует свои статьи в научных исторических сборниках. В 2010 году открыл свой сайт «Старый Саратов». В 2012-м выпустил первую книгу о Саратове. В настоящее время при его участии вышло  пять книг. Скоро на прилавках появится ещё несколько изданий.

С 2013 года ведет видеопрограмму о любопытных эпизодах из истории нашего города под рубрикой «Ракурсы прошлого» на tvsar.ru.

В настоящее время Андрей Вадимович Кумаков - директор ООО «Гибриды Поволжья», официального дистрибьютора компании «Сингента», региональный представитель компании «Аутспан Интернешнл», крупнейшего экспортёра российского зерна.

– Была ли какая-то корысть в идее этого сайта?

– Мне, конечно же, хотелось с его помощью найти своих далёких родственников, я знал, что они существуют. Второй побудительный мотив – получить информацию по истории губернии от людей, которые живут в других городах, но знают про нас что-то такое, чего не знаем мы. Благодаря сайту, я нашел и своих дальних родственников, и уникальные воспоминания одного из своих двоюродных дедушек, который был белогвардейцем. Сейчас буду писать книгу о его семье и его судьбе в изгнании.

Мне нравится выступать перед аудиторией. Заражать своими интересами. И это не честолюбие, а желание иметь единомышленников.

– Какие чувства вы испытываете к вашим предкам? Как вы относитесь к тому же Виктору Антоновичу Шомпулеву, прадедушке вашего дедушки, предводителю дворянства Саратовской губернии? Снисходительно? С пиететом? На равных? Вы ведь, наверняка, общаетесь с ним как с живым.

– Судя по письмам, у нас много общего. Представьте себе, ему 72 года, он едет за границу с любовницей, выхлопотав ей паспорт как племяннице, иначе бы её с ним из России не выпустили. Дама на 30 лет его моложе (я нашёл в архиве её «загранпаспорт») и она сообщает: первое, что он делает – ходит по музеям, смотрит архитектуру, нанимает русскоязычных гидов. Это безумно дорого, но по-другому он не может. По дороге он заезжает в Петербург, чтобы послушать певиц Варечку Панину, землячку Веру Петрову.

Так и я ещё ни разу не выезжал за рубеж, чтобы просто развеяться и покупаться в море. Езжу в основном в европейские страны, сразу же заказываю массу экскурсий, и везу оттуда сумками книги. Недавно за счёт компании Басф побывал во Франции. Там набрал столько книг, что боялся, как бы багаж из-за лишнего веса не завернули, пришлось распределять покупки между членами делегации, коллеги надо мной хохотали.

Сейчас в офис хожу с сумкой, которую мне подарили в одном из книжных магазинов Парижа, чтобы я смог покупки до гостиницы донести: нашёл в университетском магазине такие альбомы по изобразительному искусству, которые в Россию даже и не пытаются ввезти.

– На какие рецепторы человеческого организма воздействует музыка, я имею представление, а вот каким образом на вас влияет изобразительное искусство?

– После похода в музей я испытываю самую настоящую эйфорию, восторг. Особенно когда я понимаю, что хотел сказать своим произведением художник, чувствую, что мы с ним одинаково мыслим. Это всё равно что попасть в клуб себе подобных.

Последние двадцать лет занимаюсь зерновым бизнесом, он требует определённого напряжения, например, я привык плотно работать по 10-12 часов в сутки. Так вот, лучше чем музыка, живопись или книги, на меня ничего не действует. И самое главное – это отрыв от материального мира, который занимает, к сожалению, незаслуженно большую часть нашего бытия. Покидая выставку, всякий раз уношу умиротворение, понимание: не хлебом единым жив человек. В жизни я поневоле бываю циничен и даже груб, но это маска. Романтичного сентиментального человека, увлекающегося живописью, поэзией и джазом, всерьёз мало кто воспримет, поэтому гораздо проще ходить в защитном костюме. Ты тогда сливаешься с окружающей средой.

– Я примерно таким Вас и представляла, Андрей Вадимович. Но среди наших с вами общих знакомых есть люди, которые Вас считают коммерсантом чистой воды. Причём коммерсантом расчётливым, хладнокровным. Как в Вас это всё сочетается?

– В моих занятиях, действительно, есть большая доля прагматизма. Очень боюсь того момента, когда придётся уйти с работы по, скажем, возрасту или состоянию здоровья. Сталкивался с массой случаев, когда активные люди, оказавшись на заслуженном отдыхе, либо угасали, либо деградировали. Я так не хочу. Когда мне окончательно опостылет зерновой бизнес, я хочу быть активным участником краеведческого сообщества, помощником, пропагандистом, автором газетных и прочих публикаций, телепередач. Я хочу быть востребованным. Да я уже сейчас очень востребован, как историк-популяризатор, продюсер, если хотите.

– Крайне обидный вопрос, хочу заранее за него извиниться. Мне многие годы из-за воспитания и характера приходится жить с клеймом чокнутости на челе. А вы…

– И я такой же. Да краеведы или музейные работники все немного не от мира сего. Нам с вами даже представить трудно, как люди, получающие мизерную заработную плату, совершают подлинные исторические открытия. Но им негде о них рассказать, им трудно этими находками поделиться с широкой публикой. И мне захотелось им в этом помочь. Собирая свыше десяти лет краеведческую литературу, вижу её скудость. На первый краеведческий сборник, вышедший в 1995 году на простой газетной бумаге, рассыпающийся в руках, смотреть стыдно. А ведь там были интереснейшие статьи, например, Максимова о мукомолах братьях Шмидт. И опять, к сожалению, такого материала было мало. Преобладали узкоспециальные научные статьи. Сборник был выпущен на бюджетные деньги для любителя. Любителя она сформировать вряд ли могла. Не было заказчика, который был бы заинтересован в коммерческом успехе книги.

– Книгоиздатель Сытин был крестьянского происхождения…

– Я не Сытин, но местные краеведы уже пересказывают слух: появился де сумасшедший, готовый их издавать. И действительно, когда вышла одна книга, вторая и третья, два путеводителя, они убедились, что мы их не обманываем.

Издательство «Орион» год назад выпустило отличную книжку Юрия Каргина «Прогулки по Балакову». Мало того она очень красива, похожа на мой сайт «Старый Саратов». Алексей Юрьевич Кашанин, редактор журнала «Тектоника плюс», доцент кафедры архитектуры СГТУ, сделал качественный по тексту, но малобюджетный путеводитель по Хвалынску. Надеюсь, что скоро саратовцы увидят качественные, красивые путеводители в полном смысле этого слова по Вольску, Пугачеву и Марксу. Нашел в Саратове единомышленника. Молодого и энергичного, сейчас директора собственного издательства «Волга» Антона Графченко, который высокопрофессионально реализует наши задумки.

– Про Аткарск не забыли?

– Пока маловато материала. Думаю, может, объединить Аткарск и Петровск. Не знаю.

А дальше я хочу издать две книги, которые будут иметь несомненный коммерческий успех, если мы их правильно издадим. Одна – документальная хроника революции 1917-1918 годов в Саратове, в которой не будет никаких рассуждений, только факты. Обязательно поместим воспоминания Антонова-Саратовского, интеллигентов и мещан, которые из окошек наблюдали за тем, что происходит. Далее пойдут Декреты и постановления Советской власти, они также безумно интересны, поскольку написаны в духе современности. По современным понятиям, в годы революции власть захватила самым коварным способом террористическая, частично обученная за рубежом, организация и, не щадя никого, начала строить своё утопическое государство, руководители которого якобы знали, как идти в будущее.

Четвёртый раздел – газетные статьи. Социализм, который мы с вами помним, строился не быстро. В те годы происходила национализация всех промышленных предприятий и реквизиция всей частной собственности: квартир, автомобилей, дач, земельных участков, драгоценностей и так далее. А вот как это делалось – безумно интересно. Причём не только мне. Если статьи о дворянах на сайте old-saratov.ru прочитало двадцать-тридцать тысяч человек, то раздел, касающийся Гражданской войны, просмотрело свыше ста тысяч человек. Книгу таким тиражом в наших экономических условиях издать просто нереально.

Вторая книга, вернее вторая цель, – это издание регулярного краеведческого альманаха, чтобы все саратовские историки, у кого есть интересный материал, могли в нём публиковаться. Вначале хотели его сделать по примеру серии книг «Годы и люди» Каткова. Но, думаем, что издание на газетной бумаге с минимумом иллюстраций сегодня не прокатит. Наверное, он больше должен напоминать иллюстрированный двухтомник «Вольная губерния», но с ещё более качественной полиграфией, сжатым, уникальным и интересным текстом.

– Что в нём будет от краеведа Кумакова?

– От себя я планирую поместить рассказ по делу полковника артиллерии Якубинского. В 1846 году племянник известного саратовского миллионера Устинова убивает полковника артиллерии Якубинского на своём собственном дне рождения. У него в гостях священник, лекарь, стряпчий, исправник. Они оформляют документы о самоубийстве, отпевают и закапывают. Проходит время, и одного из крепостных, который участвовал во всех этих делах, бьют батогами. В отместку он обращается в полицию и сообщает: «А Якубинский-то не сам застрелился!». Дальше – настоящий детектив. Их всех сажают, в Сибирь уходят исправник, лекарь, стряпчий. Священника отлучают от церкви. А Устинов выходит на свободу и становится депутатом дворянского собрания и затем уездным предводителем. Причем, он из тюрьмы управляет следствием. Все возмущены ходом следствия. Дело передают в Сенат, но ничего не меняется: все куплены. Интересный материал?

– Интересный!

–Это и многое другое можно обнаружить в архиве. Однажды там мне в руки попало одно из дел Чрезвычайной Комиссии (ЧК). Её документы до сих пор закрыты, а это просто случайно оказалось под другой обложкой. Я тогда интересовался судьбой одного из своих родственников депутата Государственной Думы Михаила Готовицкого, у которого вначале был расстрелян, как заложник, младший брат, потом и он сам, просто за то что «бывший». В деле были собраны все документы, начиная с момента его ареста. «Тайны» следствия ЧК поразили меня.

Когда я что-то пишу, чтобы быть в теме, непременно изучаю старые фотографии, читаю газеты того времени. Обнаруживаю такое обилие интересного материала, который никем и никогда ранее не был востребован. Представляете, за прошедшие 90 лет эти газеты никто толком ни разу не смотрел. Но когда я начинаю рассказывать про «революционный проект», у большинства слушателей загораются глаза, они выражают горячее желание купить будущую книгу.

– Краеведческий альманах будет выходить один раз в год?

– А мы посмотрим. В данном случае я беру на себя функции коммерческого редактора, хотя такой должности, конечно же, в природе не бывает. Просто как предприниматель, я хочу чтобы книжки продавались, деньги возвращались, и в результате - выходили новые. Мы хотим, чтобы наши книги были интересными и читаемыми.

– В одном из своих интервью Вы признались, что было в вашей жизни время, когда вы могли себе позволить сидеть в архиве по два-три месяца. Что это был за период?

– Это начало двухтысячных годов, тогда я участвовал в авансировании сельхозтоваропроизводителей. Сезон заканчивался в декабре, до марта работала только бухгалтерия, я согласовывал её действия и отправлялся на полдня, а то и на целый день, в архив. Так продолжалось лет пять.

– Сколько сейчас вы отводите времени своему любимому занятию?

– В выходные дни я часто работаю в библиотеке, причём с фотоаппаратом в руках. Вообще-то это делать не положено, но мне в виде исключения разрешают, я отщёлкиваю нужные страницы, а потом читаю их на компьютере дома по вечерам. В Государственный архив Саратовской области я захожу всего лишь на несколько минут, там ко мне сотрудники хорошо относятся. Они знают, что я сижу в архиве не из-за любопытства и обязательно поделюсь тем, что найду, а это для них крайне важно. Публиковаться я начал ещё в 2006 году, и к сегодняшнему дню уже есть пятнадцать чисто научных статей.

– Да и книга следует за книгой. В конце прошлого года мы радовались выходу мемуаров вашего прапрадедушки Виктора Антоновича Шомпулева «Записки старого помещика». А в конце мая 2013 года поздравляли Вас как одного из победителей областного конкурса «Лучшая книга 2012». Альбом «Саратов в изобразительном искусстве», созданный при вашем участии, был удостоен диплома первой степени в номинации краеведческая литература.

Две совершенно противоположные и по содержанию, и по художественному замыслу вещи, но две сенсации. Первая, например, наполнена «криминальными и любовными (в том числе и известных лиц) историями, а также свидетельствует о том, как губернаторы наши блудили…». Так что же в этих мемуарах было такого, что на них постоянно ссылались по-настоящему великие писатели, а сестра олигарха Михаила Прохорова из издательства «Новое литературное обозрения» отвалила «сумасшедшие деньжищща»?!

– Да, издательство, действительно, приобрело у меня готовую рукопись, над которой я работал свыше девяти лет, за мою сегодняшнюю месячную зарплату. Я не просто набрал текст мемуаров, а проверил практически все факты, изложенные в них, и убедился, что книга строго документальна. Виктор Антонович написал 28 заметок, 25 из них было опубликовано до революции в различных журналах. Я всё это собрал и прокомментировал. Шомпулев описывает Саратов с конца 18 века - от нашествия Емельяна Пугачева до губернаторства Столыпина, событий 1904 года.

Альбом «Саратов в изобразительном искусстве» содержит более ста изображений Саратова XVII — XXI веков, сделанных зарубежными путешественниками, русскими картографами, профессиональными художниками. В издание включены произведения, принадлежащие Государственному Русскому музею, Государственной Третьяковской галерее, Саратовскому музею имени А. Н. Радищева, Саратовскому областному музею краеведения и другим музеям Саратова, Государственному архиву Саратовской области, наследникам художников, коллекционерам, современным мастерам изобразительного искусства. Стоит это подарочное издание от семисот рублей до одной тысячи.

– Давайте поговорим о людях, к которым вы испытываете глубокую симпатию, – о провинциальных батюшках.

– В Хвалынске, на родине моей матери, где многие дома построены из кирпича, произведённого моим дедом, есть удивительный человек отец Виталий. Ему чуть больше тридцати, но он уже отреставрировал три церкви, а сейчас строит православную гимназию, здание под которую ему передал город. До него в этом районном центре не было ни одной специализированной школы, он создаёт первую. В гимназию дети отбираются по конкурсу, в классах учатся от силы шесть-семь человек. Отец Виталий верит: если этого не делать, мы останемся без будущего, земля канет в бездну. А ещё он хочет создать нечто похожее на элитный интеллектуальный клуб, чтобы местное общество не уподоблялось болоту. Он зовёт меня выступить перед местной интеллигенцией, а такому человеку всегда помочь хочется. При этом я обычный грешник и от грехов не откупаюсь.

– Кто о чём, а вшивый о бане. Ну почему Вы со своим талантом не написали книги, так или иначе касающейся сельского хозяйства?

– Всё впереди! Просто я сейчас беру то, что лежит прямо на поверхности, что будет востребовано, что быстро окупится, что сделает мне имя. Чтобы потом уже писать то, что хочется, а не то, что продаётся. В жизни всегда должен быть какой-то баланс.

– Ваше отношение к смерти? Поскольку вы часто смотрите на фотографии ушедших людей, не возникает ли у вас обострённого чувства, что жизнь быстротечна, что скоро умирать, а ты, в сущности, ничего и не успел в этой жизни сделать?

– Я не знаю, насколько оно обострённо, но сейчас чем больше я получаю информации по истории города и края, тем сильнее хочу оставить что-то после себя. Я хочу уникальные сведения по истории успеть превратить в интересные для моих детей и для окружающих книги, статьи, сайты. Моё представление о бессмертии заключается не в том, чтобы застрять где-то в астральном мире, а чтобы частица моего духа осталась в виде книг, или цифровых записей в Интернете. И это, кажется, получается. А моим потомкам останется лишь постараться увидеть моё Я в этих посланиях. Потому что, когда я слушаю музыку великого саксофониста прошлого века Колтрейна или смотрю на картину Коровина, я чувствую, что они живые, я чувствую, что они переживали, когда творили.

– Крайне обывательский вопрос: зачем вам это надо?

– Меня все об этом спрашивают, включая супругу. Понимаете, мне интересно всё знать и всё видеть. Да и информация приходит к тебе сама в руки, если ты что-то делаешь, а не просто сидишь и ждёшь. Когда я организовал джаз-клуб, познакомился со многими музыкантами и коллекционерами, у меня не было проблемы найти любую пластинку. То же самое с поисками интересующего меня краеведческого материала. Когда я прихожу в музей, сотрудники выкладывают мне всё, что у них есть, понимая, что я, как никто другой, по достоинству оценю эти «богатства» и расскажу о них многим.

– Андрей Вадимович, мне было крайне важно продемонстрировать читателям, что Вы из себя представляете как человек, а теперь обратимся к моей любимой теме – сельскому хозяйству. Аграрий Вы у нас, прямо скажем, нетипичный…

– Отвечая на вопрос, аграрий я или не аграрий, напомню, что по образованию я биолог и работал в своё время в НИИСХ Юго-Востока. Когда жизнь вынудила пойти в бизнес, работал с Николаем Ивановичем Давояном, затем в коммерческом центре «Саратовские семена». Почему я двадцать лет продержался в этом бизнесе? Сегодня я и сам не отвечу на этот вопрос, однако признаюсь: мне нравится общение с крестьянами, поскольку они азартные творцы. Мне симпатичны успешные в этом бизнесе люди, предприимчивые и талантливые. Ведь работа на земле – это творчество, основанное на любви к своему делу. Правила успеха нигде не прописаны. И я, как биолог и коммерсант, хорошо это понимаю.

Приехав в хозяйство, никуда не спешу, не думаю, удастся ли мне сегодня заключить сделку или не удастся и по какой цене,– я просто стараюсь найти то общее, что меня может объединить с руководителем сельхозпредприятия или фермером. И лишь поняв, чего человек хочет, предлагаю ему приобрести те или иные семена компании «Сингента». Хороший, правильный бизнес держится на взаимном уважении, а не на конкуренции интересов. Коммивояжёром я не могу быть, да и не хочу!

– Похоже, вы и в аграрной теме на чём-то одном не зацикливаетесь?

– Торговля зерном, именно с неё я и начинал свой путь в коммерцию, позволяет мне до сих пор зарабатывать на кусок хлеба. Участие в хозяйстве в Михайловке Саратовского района совместно с Александром Кузовкиным я воспринимаю как практическую школу ведения аграрного бизнеса. А торговля семенами компании «Сингента» позволяет мне не только проявлять своё творческое начало, но и общаться с лучшими предпринимателями региона.

Мне нравится «игра в бизнес». Свою первую баржу с зерном я отправил ровно пятнадцать лет назад и понял, что мне нравится этот азарт. На кризисе 1998 года компания, в которой я трудился, получила сказочную прибыль. В 2009 году, в разгар другого кризиса, чтобы выжить, я за ничтожную прибыль отгрузил 30 тысяч тонн зерна. Шесть судов подряд! Работал круглые сутки, использовал десятки «КамАзов», и оказался кормильцем для коллектива элеватора.

– Ну, тогда вы просто не можете не быть хорошим аналитиком зернового рынка!

– Да, это так, но я не люблю это делать вслух. Ведь есть вещи экономического и неэкономического порядка. Экономику просчитать можно, а ажиотажный спрос – нет. Поэтому когда подсолнечник стоил 22 рубля за тонну, все понимали: это ненормально и скоро рекорд рухнет. В прошлом году все отрезвели. В этом году, похоже, складывается равновесие.

– Два слова про дружбу с фермером Александром Кузовкиным?

– В своё время я помог ему выбраться из долгов кризисного периода. Мы стали деловыми партнёрами, попутчиками, поскольку вместе движемся в одну сторону. Участвуя в производстве «изнутри», хотел видеть своими глазами технологии выращивания зерновых и технических культур, иметь возможность просчитывать экономику производства, влиять на бюджет. Когда я приезжаю в хозяйство, мы с Александром Станиславовичем непременно делимся наблюдениями, обобщаем увиденное, планируем на перспективу. Для меня связь с землёй не менее важна, чем с историческими корнями.

– Зачем Вы решили пригреть «у себя на груди», часть опытнических делянок НИИСХ Юго-Востока?

– Всё началось с предложения директора Торгового дома «Янтарный» Аркадия Ивановича Шарова организовать исследования, которые бы лишний раз доказали: трёхполка для Саратовской области разумна и приемлема, а ограничения посевов подсолнечника до 15 процентов – это необоснованная административная блажь. И учёные об этом знают. Во Франции, например, нормой считается, когда чередуются озимые, подсолнечник, пар. Пяти- и семиполка не панацея, а экономически зачастую просто убыточна.

Поскольку я сам институтский и отец мой оттуда, не раздумывая, дал согласие. Стали решать, где проводить данные исследования. Понадобилось небольшое поле, куда будут ездить сотрудники института и это докажут. И мы его дали.

Мы готовы изыскать у себя несколько тысяч рублей в год, лишь бы к нам приезжали специалисты, осматривали делянки, а заодно и наши поля.

Разумеется, институт принял эту идею с энтузиазмом. Во-первых, учёные откровенно бедствуют. Во-вторых, находясь в стесненных обстоятельствах, они не видят, что происходит в хозяйствах, занимающихся новыми технологиями. Если сотрудники НИИСХ Юго-Востока будут наблюдать за состоянием почвы, посевов, сорняков, в любом случае от этого толк будет.

– А как вы относитесь к «мальчикам», к молодому поколению аграриев, которым мы с вами годимся в родители?

– «Мальчики» меня процентов на девяносто расстраивают. Они умницы, но они – может быть, оттого что выросли на готовом – не научены непрерывным трудом создавать что-то конкретное и отвечать за свои действия ежечасно.

– Они хотят заработать много-много денег, потом залечь на дно и ничем не заниматься?

– Это стандартное желание: придумать такую идею, которая будет приносить деньги. Что нужно повторить подвиг Марка Цукерберга, самого молодого миллиардера мира, который создал социальную сеть Facebook.

Они смотрят, как я всё время кручусь с телефонами в руках, видят, насколько это тяжелый труд, и не спешат присоединяться. Чтобы заработать нужно всё время в уме чётко считать деньги и тонны. Я никогда не ложусь спать, пока не разгружен последний «КамАЗ». Если бы не музыка и не история, даже не знаю, что со мной было бы.

На протяжении десяти лет пытаюсь найти помощника, но бесполезно. Может быть, моя энергия подавляет коллег? И почему-то вокруг меня обычно пристраивается много «пассажиров». Мне не раз приходилось отказываться от компаньонов, которые, как только налаживался бизнес, сразу же опускали руки.

– Работать приходится много, однако ООО «Гибриды Поволжья» при директоре Андрее Вадимовиче Кумакове и при патронате со стороны Торгового Дома «Янтарный» – успешная, процветающая компания.

– Надо признаться, поддержка «Янтарного» с его бюджетом неоценима. Весной этого года благодаря этой поддержке мы вложили в сельское хозяйство региона значительные средства. Мы имели возможность поставить сельхозтоваропроизводителям высококачественными семенами с отсрочкой платежа. Что бы там ни говорили, я верю в компанию «Сингента», в качество её продукции, которое ещё никто не смог превзойти. И саратовские сельхозтоваропроизводители это понимают: уже почти каждый второй гектар подсолнечника в регионе засеян семенами компании «Сингента». Однако я бы не сказал, что при такой мощной конкуренции – со стороны Дмитрия Шабарова и Петра Викторовича Федотова вести бизнес легко. Ведь и ООО «СНАП», и ООО «РегионАгроСервис» так же успешно торгуют гибридами подсолнечника компании «Сингента».

– По «детям» прошлись, давайте и «отцов» потихоньку «заденем». Как вы думаете, почему при всём при том, что очень много руководителей маются в духовном одиночестве, в Саратовской области не работают общественные объединения вроде Дворянского собрания, Клуба землевладельцев Саратовской области, движения «Не дадим деревне умереть»?

– Наверное, потому что в нашем поколении не так много смелых романтиков. Многие ведь трусят экспериментировать, многие слишком прагматичны, многие просто закостенели …

– Оттого я и живу с большой печалью в душе.

– У меня такое же чувство.

– Как же Вы излечиваетесь от депрессии?

–А смысл в неё впадать? Моё любимое времяпровождение – это внук. Я его очень люблю, но иногда с тоской думаю, в какой стране он будет жить. Я пока пытаюсь его хоть как-то материально защитить, но вот что будет со страной? И так думает каждый. Тот, кто более-менее активен, понимает, что мы падаем в никуда. Но коль мы уж начали наш разговор с тщеславия, в глубине души я тешу себя мыслью, что мои книжки помогут это падение притормозить. Подобно тому, как шесть выпускников хвалынской гимназии отца Виталия могут стать точкой будущего пассионарного взрыва.

Он построит гимназию, я издам книжку, кто-то напишет музыку, кто-то её сыграет. А все вместе мы попытаемся сделать хоть что-то, чтобы не превратить окончательно нашу страну в сырьевую колонию. Это искренне!

17.10.2013г.Светлана ЛУКА  271

Поделиться статьей в соц.сетях:

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Новые записи
    Моя корова Владислав Ρунцев  28 мая 2015, 13:27

    Животноводство
    Чем кормить кроликов зимой? Владислав Ρунцев  28 мая 2015, 13:26

    Животноводство
    Последние комментарии
    Ручная дойка Количество комментариев статьи: 1
    Лучшие на ферме Количество комментариев статьи: 1