Логотип газеты Крестьянский Двор

Агросоюзмаркет

TVS

Апокалипсис отдыхает

Кто-то из умных изрёк: люди доедают остатки того, что не доели на полях  болезни и вредители. Сегодня мы обсуждаем эту тему с  кандидатом биологических наук  старшим научным сотрудником лаборатории защиты растений (группы по борьбе с болезнями растений) НИИСХ Юго-востока  Юлией Евгеньевной Сибикеевой. В прошлом номере нашей газеты мы писали о том, что благодаря ТД «Янтарное» наша героиня  с 2006 года вплотную занимается болезнями подсолнечника. С него и начнём.

- Юлия Евгеньевна, ни для кого не секрет, что в погоне за рентабельностью растениеводства, сельский товаропроизводитель, вопреки рекомендациям научно обоснованных систем земледелия, увлекся производством подсолнечника. Как по-вашему сказывается эта увлеченность на фитосанитарном состоянии в регионе? С какими трудностями мы сталкиваемся, и с чем нам предстоит еще столкнуться?

– Экономический кризис девяностых годов прошлого века, запустил деструктивные механизмы в сельском хозяйстве Саратовской области. Игнорирование классических севооборотов, нарушение технологии возделывания, резкое снижение объемов проведения химических обработок оказали крайне негативное влияние на формирование агроценозов многих сельскохозяйственных культур, в том числе и подсолнечника.

Подавляющее большинство фермерских хозяйств, как в Правобережье, так и в Левобережье Саратовской области стали практиковать трёх-четырёхпольный севооборот, с обязательным включением в него подсолнечника как одной из наиболее востребованных и экономически выгодных культур. Размещение подсолнечника по подсолнечнику, сохранение на полях пожнивных остатков, сильное засорение посевов различными видами сорняков, многие из которых поражаются теми же грибными заболеваниями, что и подсолнечник, существенно затрудняют реализацию высокой потенциальной урожайности возделываемых сортов и гибридов этой культуры.

– Юлия Евгеньевна, сейчас активно идут продажи семян подсолнечника, устойчивого ко всем расам заразихи. Как вы относитесь к подобной рекламе?

– Нам, действительно, привозят много посевного материала различных зарубежных фирм с оговоркой, что он устойчив к шести расам заразихи (A-F). Я с этим согласна, он действительно устойчив к шести расам заразихи, но, простите, присутствуют ли именно эти расы заразихи в Саратовской области. Какой вид заразихи имеется в виду? Как мы можем смело об этом утверждать, если мы даже её видового разнообразия в Саратовской области не знаем? Скорее всего, у каждого вида заразихи есть несколько рас, так же как и у заразихи подсолнечниковой, о расах которой в данном случае идет речь. По данным ученых Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского А.Г. Еленевского с соавт., выпустивших в свет «Конспект флоры Саратовской области» изд. Наука, 2008 г. у нас как минимум 9 видов заразихи, не считая подсолнечниковой. Три вида могут паразитировать и на подсолнечнике в том числе, кроме сорняков, переходить с сорняков на подсолнечник.

Заразиха подсолнечниковая паразитирует главным образом на подсолнечнике, из других растений поражает лен, сафлор, полынь и др. Заразиха египетская, или бахчевая, поражает около 70 видов растений, в том числе картофель, табак, капусту, томат, тыквенные. Заразиха ветвистая, или конопляная, заражает в основном табак, томат, также коноплю, капусту, морковь, дыню и др. (замечена в Перелюбе). У нас есть и заразиха белая, и заразиха бледноцветковая, и заразиха высокая, которая может паразитировать на подсолнечнике. Оспаривается присутствие заразихи синеватой.

Учеными было установлено, что заразиха и растение-хозяин находятся в непрерывном эволюционном процессе. Эти взаимоотношения существуют тысячи лет, и наивно было бы предположить, что одной только селекцией мы решим проблему этого паразита. Тысячелетия растения, на которых паразитировала заразиха, подвергались изменениям, вслед за изменениями в природе. Паразит же вслед за своим «хозяином» также видоизменялся, и ни на одном эволюционном витке эта связь прервана не была. Наоборот, спектр поражаемых растений расширялся. После завоза подсолнечника в Европу (а ареал заразихи охватывает именно Евроазиатский континент) паразит видоизменился до форм, поражающих эту культуру. Вот так началась история паразита. Что же касается селекции подсолнечника на устойчивость к заразихе, то она должна проводиться постоянно. И история имеет свои подтверждения тому. В России первыми имунными сортами стали Саратовский 169, Саратовский 206, Круглик А-41 ещё в 1910-1920 годах. Эти сорта начали широко возделываться и заняли лидирующие позиции. Казалось бы, проблема заразихи была решена. Но к середине 30-х годов в ряде южных районов СССР сложилось тяжелое положение с возделыванием подсолнечника в связи с массовым его поражением заразихой. Ситуация выходила из-под контроля, подсолнечник как сельскохозяйственная культура оказался на грани исчезновения. Причиной тому стала особенность заразихи к образованию новых рас, причем новые расы были куда более агрессивными и жизнеспособными. Новая раса B на сто процентов поражала все ранее выведенные сорта. Борьба между человеком и заразихой продолжилась и уже к настоящему моменту мир знает 8 рас паразита.

 Генетики знают: для производства определенного гибрида подсолнечника используются одни и те же материнские и отцовские формы. Допустим, что на этом гибриде появилась хотя бы одно растение заразихи (ее эволюция тесно сопряжена с эволюцией подсолнечника). Это растение переопылится с другими растениями-заразихами того же вида, но той или иной генетической расы. Заразиха – перекрестно опыляемое растение. Таким образом, потомство заразихи тоже получится гибридным. Оно уже преодолеет генетическую устойчивость используемого ранее гибрида подсолнечника, и часть растений того же гибрида подсолнечника в следующем году может поразиться. А коэффициент размножения у заразихи во много раз больше, чем у культурного растения.

– Как помочь учёным?

– Создать специальную программу, открыть финансирование. Наш известнейший селекционер по подсолнечнику доктор сельскохозяйственных наук Виталий Федорович Пимахин попросил меня собирать для него в командировках материал, но кто его будет анализировать? На это должны быть брошены серьёзные силы. Это чрезвычайно кропотливая работа – изучать, какая заразиха может быть на полыни, осоте, в брошенном посеве подсолнечника-падалицы с примесью тех же сорняков, а вдруг заразихой заражены площади, которые вообще не возделываются и остаются бесконтрольными. Во время наших обследований мы обратили внимание на то, что на сорняках заразиха преобладает на ранее культивируемых угодьях, вдоль лесополос, заброшенных участках и т.д. Саратовская дерновая степь, даже если там есть полынь, в меньшей степени поражена заразихой.

– Заразиха хранится в почве около 11-12 лет, что же делать? Вообще подсолнечник не сеять?

– Саратовская степь, там, где есть полынь австрийская и осот, может быть заражена заразихой. По литературным данным заразиха, паразитирующая на полыни и на осоте (латуке) поражает и подсолнечник. Мы это уже наблюдали.

Гербицидом Евролайтнинг заразиха хорошо удаляется, но только первая её волна. Евролайтнингом можно обрабатывать подсолнечник только в фазе два-четыре листа. В крайнем случае, можно дотянуть до шести листьев подсолнечника с потерей урожая.

Выступая на одном из совещаний, я предложила такую схему действий.

В том случае, если на засоренном заразихой поле Евролайтнинг не применялся:

1.Осенью, проведя глубокое рыхление или неглубокую обработку почвы после подсолнечника, можно сеять яровую пшеницу либо другую яровую злаковую культуру. Здесь смысл в том, что бы оставить падалицу подсолнечника лежать неглубоко в земле, что бы она сразу проросла и вытащила с собой часть заразихи. Разумеется, пожнивные остатки подсолнечника должны быть хорошо размолоты обработкой. Весной всходы яровой пшеницы будут сильно засорены падалицей подсолнечника, которая спровоцирует и прорастание заразихи. Если не планируется посев яровых злаковых, можно посеять озимые по глубокому рыхлению через химический пар, с удалением падалицы подсолнечника гербицидом вместе с появившейся на них заразихой до ее цветения.

2.Падалица подсолнечника и всходы заразихи очень чувствительны к гербицидам, содержащим 2,4Д. Проведя обработку посевов такими препаратами, можно вычистить поле и от падалицы, и частично от заразихи. Тем не менее, ее семена сохраняются в почве долго и могут прорастать с глубины до 40 см. Обработать гербицидом нужно до цветения заразихи.

3. Известно, что многие культуры провоцируют прорастание заразихи (Например, кукуруза, суданская трава, горох), и их можно ввести в севооборот после зерновой культуры с коммерческой выгодой. «Спровоцированная заразиха» в таких посевах погибнет, не имея возможности питаться. К сожалению, из севооборота придется на время исключить такую выгодную культуру как лен, который тоже может поражаться заразихой.

4. Если поражение подсолнечника заразихой было очень сильным, то следующий, попавший на это поле подсолнечник должен быть пригоден для возделывания по системе Clearfield с обязательным применением Евролайтнинга.

Таким образом, ежегодно мы будем хоть как-то её сдерживать. Единственное, что надо учитывать: нут – неподходящий предшественник для подсолнечника. После него желательно было бы опять сеять яровые зерновые. Все бы хорошо, только сеять яровые зерновые фермеры не хотят: не выгодно.

Из-за разрушения всей системы семеноводства в НИИСХ Юго-Востока трудно достать качественный семенной материал именно для нашей засушливой зоны, а следовательно, и большого урожая от посева массовой репродукции ждать нечего. На зерновые нет гарантированного сбыта по приемлемой цене.

– Как вы относитесь к директивам сокращать посевные площади подсолнечника?

– Запретить проще всего, на это большого ума не надо. А вот как восстановить севообороты и продумать агротехнику для каждой микрозоны? Севообороты надо восстанавливать, да так, что бы наша научная возня не привела бы к падению валового сбора маслосемян в области – это необходимое сырье для наших маслозаводов и основное средство дохода для наших сельхозпредприятий. Маслосемена – это не только продукты питания, это рабочие места и налоговые сборы.

– Простите, но мы сеем почти миллион гектаров!

– Мы сеем больше, но получаем-то сколько?! Двенадцать центнеров с гектара? Сингентовские гибриды должны давать за тридцать, около 40 ц/га, они и могут давать столько, надо просто элементарно соблюдать технологию, так как это делают Вячеслав Королев или Леонид Волков. В Саратовской области есть сельхозпредприятия, где полностью реализуется указанный потенциал урожайности гибридов фирмы Сингента. Для того чтобы уменьшить посевные площади подсолнечника без потерь для перерабатывающего производства, нужно повышать урожайность. На сколько повысили урожайность – на столько и сократили площадь. За счет чего? За счет правильного подбора сортов и гибридов, за счёт правильного подбора технологий возделывания и аккуратности их выполнения.

На пять центнеров можно поднять урожайность, применяя по вегетации фунгицид, и масличность на 2-3% таким же образом можно повысить. Выращивая подсолнечник на миллионе гектаров, мы в среднем тратим 4300 рублей на гектар и получаем в среднем 10 ц/га, то есть миллион тонн. Давайте пересчитаем те же затраты, скажем на 700 тыс. га, получается 6100 рублей на га, то есть если усилить технологию на 1800 рублей, направив их на борьбу с болезнями растений или сорняками, и получив дополнительно порядка 5 ц/га, в валовом эквиваленте это примерно тот же миллион тонн маслосемян!

– За годы засухи накоплено очень много грибных инфекций?

–Да. Те, что были во влажные годы, хранятся, будут лежать 8-12 лет и непременно покажут себя во влажный год, но плюс к ним ещё появились сухая гниль, макрофомина и новая – южная базальная гниль. Откуда она взялась? Возможно, она паразитировала на сорняках. Появились сложные инфекции, которые вообще никто никогда не описывал. Все говорят об одном вертицилле, я отсеваю два. Verticillium dahlia и Verticillium lateritium. Оба гриба – почвенные полифаги. Источник инфекции – дауэрмицелий, микросклероции и конидии сохраняющиеся в почве, на растительных остатках культурных и сорных растений и на их семенах. Поражение подсолнечника начинается, как правило, с нижнего яруса листьев и продвигается вверх, включая корзинку. Соотношение Verticillium dahliaе Kleb. и Verticillium lateritium Berk. бывает различным в зависимости от условий произрастания растения- хозяина. Отмирающие участки листьев, пораженные грибами рода Verticillium, заселяются сапрофитом Alternaria tenuis. В результате лист подсолнечника становится полосатым. Хотя в литературе пишут об одном вертицилле – белого цвета, я нашла вертициллиум лотеритиум- красного цвета. Причём красный Verticillium присутствует почти везде. Их токсикология не изучалась вообще. Между ними, конечно же, в природе происходит конкуренция. Если они начинают конкурировать между собой из-за питания, они будут выделять токсины. Это ещё сильней подавит субстрат - подсолнечник.

Симптомы поражения подсолнечника грибом Phoma oleracea var. helianthi становятся заметны в фазу бутонизации. Вероятнее всего, это связано с явлением активной гуттации с одной стороны и наличием в воздухе спор возбудителя заболевания – с другой. Чем сильнее загущен посев подсолнечника, чем больше в нем различных представителей сорной флоры, поражающихся этим патогенном, тем интенсивнее развитие заболевания. После цветения хорошо видны яркие черные пятна на стеблях на месте прикрепления черешка листа. Такой же механизм заражения и у фомопсиса Phomopsis (Diaporthe) helianthi.

– Что делать?

 – Я рекомендовала внедрять «невыгодную, дорогостоящую» технологию с опрыскиванием по вегетации системными фунгицидами, обязательно протравливать семена перед посевом, если они не протравлены. Потому что ситуация в Ивантеевском и в Новобурасском районах с ложной мучнистой росой и с серой гнилью очень тяжелая. Предлагаю два зарегистрированных препарата разных фирм, те, что были у меня в разработке, в эффективности которых я абсолютно уверена. Понятно, что обработки приведут к большим финансовым потерям, но они несоизмеримо меньшие, чем просто взять и оставить только 16 процентов посевов подсолнечника в области. Или если не обрабатывать его вообще.

– Как реагирует на ваши предложения наше министерство сельского хозяйства?

– Ежегодно выпускается обзор состояния посевов и прогноз развития вредных объектов, небольшая книжечка, в которой написано, в каком районе каким патогенном поражались различные культуры. На мой взгляд, неправильно указывать процент распространения. У нас в каждом районе выращивают гибриды и сорта многих отечественных и зарубежных фирм с различной генетической устойчивостью к патогенам. Одно поле поражено больше, другое – меньше, технологии выращивания разные. В таких случаях нужно исчислять взвешенную распространенность. Прогноз выглядит так, цитирую: «…болезни будут проявляться повсеместно, интенсивность каждого вида болезни будет складываться от погодно-климатических условий, соблюдения систем земледелия и качества протравливания семенного материала».

И так из года в год. Смогли специалисты Россельхозцентра куда-то доехать, они доехали, не смогли, не доехали, и мы понятия не имеем, что на той территории происходит.

Что в действительности происходит с луговым мотыльком? У меня есть фотография. Это когда рядом с отличным посевом подсолнечника, слегка повреждённым по краю - участок в 500 гектаров с сорняками в мой рост, вернее с тем, что от них осталось - одни жилки. На каждом растении 10-15 штук упитанных гусениц, то есть больше 100 штук на квадратном метре. Впечатляет и аппетит саранчи.

Сознательно повторюсь, все годы засухи накапливались насекомые-вредители. Хорошо, что вредная черепашка в 2011 году тяжко болела, но я думаю, что она уже восстановилась, потому что когда она выходила из зимовки весной 2012 г. я насчитывала по пять-шесть штук на один квадратный метр.

Мы проанализировали эпифитотийную ситуацию на подсолнечнике за последние 5 лет. Каждый год характерен своими погодными условиями – от нормальных до крайне засушливых, каждый год происходит ротация гибридов и сортов, но каждый год, независимо ни от чего, из всего спектра болезней хотя бы 1-2 преобладают и несут за собой потери.

В 2008 году я ждала, что будет массовое распространение фомоза, но в начале июня грянул мороз - минус восемь градусов в течение 12 часов, и – листья погибли, гуттация, а с ней и заражение фомозом, не состоялось. Но в 2009 году фомоз на сорняках опять появляется. В 2010 году для его развития слишком жарко и место фомоза занято макрофильными грибами – ризопусом и макрофоминой. В 2011 году поражение фомозом незначительное, зато прогрессирует вертициллезное увядание. В 2012 – поражение фомозом и вертициллезом отмечалось сильное.

В любом случае обработка фунгицидами необходима!

 

Заразиха  в Перелюбском и Калининском районах

 

– Апокалипсис отдыхает!

– Светлана Тимофеевна, вы когда-нибудь видели эпифитотию бурой ржавчины на пшенице? Когда выходишь из пораженного поля, вся одежда выкрашена в красный цвет, споры ржавчины парят в воздухе. В носоглотке они прорастают и гибнут, выделяя токсин, оказывающий эффект сильнейшего аллергена. Когда эпифитотия, смотреть на ярко-красный посев просто страшно. Урожайность зерновых снижается до 60 процентов.

В 2012 году в одном из хозяйств Екатериновского района была отмечено сильнейшее поражение озимой пшеницы.

На подсолнечнике паразитирует другой вид ржавчины. Считалось, что она большой вредоносностью не обладает. В 2012 году ржавчина подсолнечника уничтожила листья в августе и резко снизила урожайность.

Мы в прошлом году в лаборатории знаете, что сделали? Как только совершенно здоровый подсолнечник начал отцветать, мы удалили с него все листья. Корзинки созрели, но масла на испытуемом растении мы получили на 2 процента меньше, чем на обработанном фунгицидом. Но, как мы предполагаем, патогенный грибок выделяет в растение токсин. Поэтому вся энергия уходит на борьбу с ним, не до масла. Контрольные - пораженные растения – снизили масличность на 4-5%. Если сейчас опять начать возделывать зерновых столько, сколько нужно, очень много проблем на подсолнечнике исчезнет, потому что он в севообороте окажется на своём месте.

– А лён масличный?

– Он поражается и заразихой, и вертициллезом. Очень хорошая, выгодная культура, потому что уборочная происходит в конце июля - августе. Но как его всунуть в те огрызки севооборотов, которые мы сейчас имеем, чтобы он никому не мешал? Между нутом ( его стали закупать)? Между яровыми и озимыми зерновыми, которые несколько лет демонстрировали полный ценовой провал? И между подсолнечником, на который в Саратовской области всегда есть спрос?

– Мы только три года назад боялись, как бы заразиху в Саратовскую области не занести.

– Да, а теперь она есть в каждом районе. У неё очень мелкие семена с недоразвитым зародышем (споры). Поэтому они легко переносятся ветром, вместе с пылью, тем более что в лесополосах все берёзы и подлесок в 2010 году погибли, многие лесополосы просто выгорели. Они уже ничего не сдерживают. Заразиха может преспокойно лежать в земле три-четыре сезона и прорасти только в засушливые годы, отреагировав на выделения с корневых волосков. В связи с этой напастью надо думать об обработке почвы. Если подсолнечник убрать и вспахать с отвалом, часть семян заразихи мы похороним на глубину вспашки. Но следующая отвальная вспашка её вытащит обратно в верхний слой почвы. Тогда перед химическим паром надо применять глубокорыхлитель, чтобы пласт не переворачивать.

А что делали у нас последние три года некоторые сельхозтоваропроизводители? Убрали «озимый подсолнечник» - падалицу подсолнечника, не затратив на производстве ни рубля, центнеров по пять с гектара получили, первыми сдали по самой высокой цене на маслозавод и ещё в выигрыше оказались. А сколько у нас таких предприимчивых, знаете? Или приведу другой пример. Пропала по каким-то причинам озимая пшеница, семян яровой не нашли. Зато нашли позднеспелый гибрид или сорт подсолнечника. Посеяли в середине июня, а убирают в конце февраля– начале марта. А сколько таких полей будет не убрано вообще?! Мало того, эти поля полностью забиты сорняком, инфицированным теми же патогенами, что и наш подсолнечник!

Ситуация очень тяжелая, без фунгицидов, я уверена, не обойтись. И директивными указаниями тут не поможешь. Слишком много было подсолнечника в последние годы, поэтому сейчас вся проблема упирается в дефицит зерновых. Нужны зерновые и восстановление севооборотов. И ещё, конечно, нужна чёткая аграрная политика. Метания, кидания вовсе стороны губительны.

– Как вы считаете, создана ли в области по-настоящему серьёзная служба защиты растений? Спрашиваю сугубо личное мнение, потому что понимаю, как на него отреагируют чиновники

– Грамотных специалистов по защите растений в регионе очень мало, несмотря на то, что Саратовский аграрный университет ежегодно выпускал и выпускает молодых людей с дипломами защитников. А ведь все мы помним, как ещё в начале девяностых в области имелась отдельное учреждение – областная станция защиты растений и в каждом районе – многочисленная служба, сейчас всё сжалось до одного человека в районе.

Кстати, я хочу вам показать, как в День защитника Отечества меня поздравили с Днем защитника растений. Вот моя шляпа, вот мой микроскоп, вот моя маска – а вместе они составили мой портрет.

Задача меня как ученого в течение последних полутора лет сузилась – я уже выявила и описала микопаразитов, которые паразитируют на возбудителях болезней подсолнечника – на фомозе, фомопсисе, белой гнили, то есть питаются именно ими, сохраняя подсолнечник. Это их естественные враги в природе, обитающие именно у нас, в Саратовской области. Значит, есть надежда, что правильно подобранная агротехника сама по себе способна поддерживать баланс между паразитическими, микопаразитическими и сапрофитными формами грибов и почвенных бактерий в наших посевах.

– Учёными двигает ведь не народный контроль, не окрики руководства?

– Нет, конечно. Нами двигает задор и интерес, мне самой страшно интересно, что я делаю. У меня сейчас, к сожалению, нет под рукой колоний, чтобы вам показать, но когда исследуемый материал посеян на среды, он выглядит красивее кораллов. Но при всем этом, как правило, они содержат сильнейшие яды и канцерогены. В них содержится зеараленон, Т2, трихоцетин, афлатоксины и прочие токсины. Работа с ними требует внимания.

– Люди сейчас вынуждены сами себя убивать?

– В принципе, это так. Слишком многие хотят хорошо жить, не думая о последствиях. Что плохого хорошо поесть, особенно в приятной кампании? Ничего! Но мы же хотим обожраться до отрыжки, а потом болеем, коря себя за это. Я думаю, что точно так же происходит и с деньгами. Человеку на самом деле не так много и надо для радостной жизни. Ему нужно интересное дело, качественная одежда, вкусная еда, хорошее жильё для семьи, возможно машина. Вот и всё!

– Как так получилось, что аспирантка, написавшая диссертацию по теме: «Изучение генетической изменчивости признаков в связи с андрогенезом IN VITRO у мягкой пшеницы» стала специалистом в области защиты растений?

– Совершенно случайно. Я действительно училась в аспирантуре у Василия Ананьевича Крупнова, в лаборатории генетики и цитологии, перед этим два года отработала в клеточной селекции. Диссертация посвящена прямому получению линий яровой пшеницы с заданными генетическими свойствами из отдельной микроспоры из потомств отдаленных гибридов с пыреем и эгилопсом из коллекции лаборатории генетики. Выделены на питательную среду отдельные пыльники, получены эмбриоструктуры, из них гаплоидные растения. Путем обработки колхицином – получены продуктивные диплоиды, за 1 год. На получение интересной нерасщепляющейся линии обычным путем уходит 7-10 лет. Заданные генетические свойства – это генетическая устойчивость к листовой бурой ржавчине от пырея и эгилопса, сопряженная с высоким качеством пшеничной муки. Материалы диссертации опубликованы в основном за рубежом (Германия, Англия, США, Индия). Тот факт, что супруги Сибикеевы работают в одной лаборатории, считался некорректным. По этой и более уважительной причинам я ушла преподавать в СГАУ. В мой выпуск попал Станислав Борисов, будущий руководитель областной станции защиты растений, вот так мир тесен. Но преподавать в вузе не смогла: это не моё, мне важен собственный путь в науке, – в общем, я вернулась в институт, не теряя добрых отношений с вузом, и попала в лабораторию озимых культур. Покойный Владимир Борисович Лебедев, заведующий лабораторией защиты растений, доктор наук, профессор, перетащил меня под своё крыло. Перешла к нему лабораторию, затем нас объединили с отделом земледелия, получился очень хороший коллектив, я в него органично вписалась. И всё бы ничего, но в 2000 г. поступило предложение заниматься подсолнечником. Работу по защите озимой пшеницы прекратила и занялась подсолнечником.

Поскольку по своей основной специализации я не фитопатолог, пришлось всех «терроризировать» вопросами, готовить препараты и среды, содержать постоянные коллекции, разбираться с тем, что происходит на территории области. Лет пять ушло на классификацию грибов – патогенов, которые у нас есть. Спасибо лаборатории О.Л. Рудакова за постоянную помощь в определении новых карантинных болезней. То, что не в состоянии была определить сама, – отправляла в пробирках в Москву (ВНИИФ). Получала письменные объяснения и указания на сделанные ошибки. Помогали все защитники: сотрудники кафедры СГАУ, сотрудники ВНИИМКа (Краснодар), сотрудники Грузинского филиала НИИ фитопатологии (г. Кобулети) многие производственники, карантинная служба растений, оставалось лишь прилежно делать своё дело.

Благодаря премии удалось приобрести фотоаппарат, я вовремя успела все коллекции заснять, аккуратно каждую чашку. Потом в институте в нашем корпусе произошёл страшенный потоп, и коллекция погибла. Результат многолетнего труда остался только в моей голове и в фотографиях. Часть результатов уже опубликовано в научных журналах, часть передано в печать. Молодёжи будет начинать тяжело, опираясь только на картинки. Жалко, очень жалко.

– Вы говорите, что встреча с Аркадием Ивановичем Шаровым сыграла решающую роль в продвижении настоящей науки. В ТД «Янтарное» есть своя лаборатория?

– Лаборатории пока нет, но у предприятия есть машина и водитель, который способен героически работать на абсолютном бездорожье и в любую погоду, есть понимание и научный задор у сельхозтоваропроизводителей, контактирующих с ТД «Янтарное» желающих внедрять на своих полях новые разработки и лучшие гибриды. Очень благодарна сотрудникам элеваторов и менеджерам, помогавшим мне в 2006-2007 годах делать маршрутные обследования, когда основной костяк фермерских хозяйств еще не сложился. Теперь у меня имеется возможность организовывать опыты в любой микрозоне, собирать материал о новых гибридах различных фирм, всё описывать, всё документировать, всё фотографировать. Есть возможность проводить эти работы вместе с представителями зарубежных фирм, испытывать новые препараты и технологии. Аркадию Ивановичу удалось организовать четкую взаимовыгодную работу многих сельхозпредприятий на общее дело. У нас ежегодно проводятся семинары, где выступают  сами фермеры, представители разных фирм, зарубежных в том числе. Это отличное обучение. Докладываю там итоги своей прошлогодней работы, отвечаю на возникшие вопросы.

По три раза за сезон мне удавалось побывать на обследованных полях, за сутки проезжая по 700-800 километров. За эти годы пару раз вокруг земного шарика я уже обскакала.

14.03.2013г.Светлана ЛУКА  203

Поделиться статьей в соц.сетях:

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.