Логотип газеты Крестьянский Двор

Агросоюзмаркет

TVS

«Живая жизнь», или Беседа на краю пшеничного поля

ФГУП ОПХ «Красавское» вновь приглашало всех аграриев Саратовской области посетить День поля на Самойловской земле и вновь устроило замечательный праздник, оценивать который можно только в превосходных степенях.

НИИСХ Юго-Востока, Сергей Николаевич Гапонов, День Поля, Самойловский район, ОПХ "Красавское"Все-таки умеет директор хозяйства Сергей Анатольевич Щукин и его команда настолько радушно принимать гостей, что те охотно, с большой пользой для себя и общего дела проводят несколько часов у делянок с сортами и гибридами ведущих компаний-производителей семян. В этот раз новинки подсолнечника и кукурузы представляли «Лимагрен РУ», «Сингента», «КВС», «Байер», «БДА Капитал», «Коссад», «Маисадур семанс», «Асприя», «Паритет-Арго».

Однако главная сцена, безусловно, была отдана 22 сортам зерновых отечественной, преимущественно саратовской, селекции, где были озимые и яровые пшеницы НИИСХ Юго-Востока и Ершовской ОСОЗ, краснокутские ячмени ну и модная нынче полба, куда ж без нее? Но если кому надо, «Красавское», помимо шести сортов пшеницы, готово реализовать и подсолнечник Саратовский 20, и суданскую траву Саратовская 1183, и гречиху Дикуль, и просо Золотистое, и овес Рысак.

Сообщаем об этом факте на первой полосе газеты неслучайно. Нашелся в этот день один не очень трезвый чудак с амбициями, который заявил, что Щукин занимается пропагандой иностранщины, кондитерский подсолнечник российской селекции специально загнал в угол и что вообще завтра о данном факте узнают в Саратове и в Москве.

А что, мы не против. Коль высокое областное начальство не спешит заглядывать ни на здешние делянки, ни в стены института, мы готовы сами рассказать, насколько патриотично настроены селекционеры и их деловые партнеры.

На прошедшем недавно ученом совете врио директора института Сергей Николаевич Гапонов (на снимке), он же председатель ученого совета, напомнил производственникам: «Делаем одно общее дело. Мы начинаем, а вы подхватываете». Да так, собственно говоря, и старались работать.

Ученые института настолько свои в этих краях люди, что Сергей Щукин сразу же дает им слово, а сам вмешивается в разговор только однажды. Когда хочет показать на примере ячменя, что значат сроки сева.

Гапонов не знает, как реагировать на поздравления с окончанием уборочной, у него в институте она только начинается. У селекционеров зимней спячки не бывает. На работу в качестве врио директора Сергей Николаевич вышел 22 июня и с тех пор только одна проблема: постоянно вылезающие на свет кредиторы. Долги института, по самым скромным прикидками, превысили 20 миллионов рублей. Спешно закрывается задолженность по налогам на конец 2016 – начало 2017 года. Как это могло произойти, в голове не укладывается. Впрочем, сейчас думать надо о другом.

В коллективе почти 200 человек, из них 106 научных сотрудников. И надо к каждому найти подход, как это делал учитель Николай Сергеевич Васильчук. Сейчас бы очень пригодились и его умение общаться с людьми, и его способности фонтанировать идеями. И есть главная цель – сохранить Школу.

 * * *

Ведущий научный сотрудник лаборатории селекции и семеноводства яровой твердой пшеницы НИИСХ Юго-Востока кандидат биологических наук Галина Ивановна Шутарева впервые побывала на таком масштабном мероприятии, как День поля на Самойловской земле. Обычно она пропадает на институтских делянках, а демонстрационные посевы зерновых в ОПХ «Красавское» у Сергея Анатольевича Щукина курирует Георгий Васильевич Шубитидзе, старший научный сотрудник лаборатории севооборотов и агротехнологий, кандидат сельскохозяйственных наук. Однако «экскурсоводами» всегда выступают селекционеры, авторы сортов.

В прошлом году эту роль играл врио директора института Сергей Николаевич Гапонов. Сегодня очередь «соблюдать традиции» дошла до скромницы Шутаревой, которая, как и Гапонов, считает себя ученицей Николая Сергеевича Васильчука, доктора сельскохозяйственных наук, профессора, член-корреспондента Россельхозакадемии, награжденного Золотой медалью им. П.П. Лукьяненко. Фамилия Васильчука будет постоянно звучать в нашем с ней разговоре, потому что именно он по возвращении из Америки в декабре 1984 года создал в институте лабораторию селекции и семеноводства яровой твердой пшеницы. Шутарева пришла в нее работать 3 января 1985 г. Своим появлением в институте она обязана еще одному известному саратовскому селекционеру – Евгению Николаевичу Золотухину. После окончания биофака СГУ она, выпускница Ершовской средней школы №1, 2 года работала в отделе генетики учебно-научного центра «Ботанический сад» СГУ у Валерия Степановича Тырнова, доктора наук, профессора, чья деятельность отмечена Международной медалью С.Г. Навашина. На улицу Тулайкова, в километре от «Ботанического сада», ее переманили возможностью получить хоть какое-то жилье.

Галина Ивановна ШУТАРЕВА, ФГУП «Красавское», Сергей Анатольевич Щукин, НИИСХ Юго-ВостокаВ НИИСХ Юго-Востока, в лаборатории Васильчука, все было по-другому, но это тоже была «живая жизнь», поскольку здесь было интересно и здесь никогда не считались со временем. Мало кто думал, что совершает нечто грандиозное, однако и тогда, и сейчас понимают: «Мы занимаемся самым благородным трудом на земле, потому что и военные, и космонавты, и студенты – все люди хотят кушать. Лаборатория селекции и семеноводства яровой твердой пшеницы была создана не на пустом месте, она вышла из отдела яровых пшениц, возглавляемого Алексеем Павловичем Шехурдиным, Валентиной Николаевной Мамонтовой и их последователями». Добавим, в том числе и Галиной Ивановной Шутаревой, которая отсчитала здесь 32 полевых сезона, однако «долгожительницей» ее назвать нельзя. Ведущий научный сотрудник лаборатории Валентина Михайловна Попова (кандидат сельскохозяйственных наук, выпускница Тимирязевской сельскохозяйственной академии, оказавшаяся в Саратове по личной протекции Лидии Герасимовны Ильиной) и научный сотрудник Тамара Михайловна Паршикова (выпускница СХИ, дочь легендарного председателя новоузенского колхоза имени Ворошилова Михаила Илларионовича Китаева, члена Верховного Совета СССР, известного тем, что на свои личные сбережения во время войны приобрел самолет) отработали-отслужили здесь почти 40 лет.

Было дело, в 1997 году Шутарева с Паршиковой уходили работать в лабораторию оценки качества зерна, посмотрели на работу селекционера с другой стороны, поняли, что вкладывается в слово «качество», сколько это весит в «граммах». Вот почему Николай Сергеевич считал Паршикову своими руками. Шутарева тоже слывет универсальным специалистом, селекционером и технологом в одном флаконе.

В мае этого года Николаю Васильчуку исполнилось бы 70 лет. Он скончался в сентябре 2011 года, успев за 25 лет создать 13 сортов твердой пшеницы, обладающих самым главным из достоинств – клейковиной высокой силы. Среди них сорта, которые мы увидели на Дне поля в Самойловском районе, – Саратовская золотистая, Аннушка, Валентина, Елизаветинская, Николаша, Луч 25. Семеноводством этих замечательных сортов пшеницы очень ответственно занимается коллектив ОПХ «Красавское». Но кроме этих селекционных достижений еще есть Саратовская 57, Саратовская 59, Людмила, Ник, Золотая волна, Крассар, Лилек. Выдающиеся сорта, которые широко используются в качестве доноров во многих научных центрах страны, в том числе и в Краснодарском НИИСХ им. П.П. Лукьяненко. До этого Краснодар занимался только озимыми культурами, но в 2001 году там было принято решение о возобновлении селекции яровой твердой пшеницы. Для ускоренного получения практических результатов саратовские ученые передали коллегам 700 линий всех питомников и 300 гибридных популяций. В результате реализации совместной селекционной программы двух институтов были созданы три сорта: Крассар, Николаша и Лилек. Все отличаются высоким потенциалом продуктивности и устойчивостью к болезням. Только Крассар отличается высокими темпами начального роста, раннеспелый Николаша из всех выделяется засухоустойчивостью и повышенной устойчивостью к полеганию, а Лилек ко всем достоинствам предшественников добавляет еще и очень высокое качество зерна: белка – 18,3%, сырой клейковины – 35,7%. Цвет макарон, обратите внимание, лимонный. Названия давали краснодарцы.

Сорт Николаша назван в честь Николая Сергеевича Васильчука, руководителя селекционной программы. Крайний получил имя преподавателя кафедры КубГАУ Лилии Владимировны Зиневич. Слово «крайний» мы используем не из-за суеверия, а потому что в 2005 году краснодарцы уже без нас по собственной инициативе скрестили Николашу и Лилек. В 2016 году в систему Госсортиспытаний был передан сорт Ясенка, который перенял от своих предшественников тенденцию к снижению высоты растений, устойчивость к полеганию, устойчивость к многим болезням. И конечно же превосходное качество.

Если провести небольшой исторический экскурс, то самым первым сортом был сорт яровой твердой пшеницы Саратовская 57. Список авторов еще возглавляла доктор сельскохозяйственных наук Лидия Герасимовна Ильина, которая в то время руководила отделом яровых культур, и Васильчук счел нужным назвать всех корифеев. Саратовская 57 – самый скороспелый сорт, период от всходов до колошения – 51 день, это позволяет ему уходить от нарастающей весенне-летней засухи саратовского Заволжья. Сорт практически не поражается пыльной головней и за счет выполненной соломины не подвергается поражению стеблевыми хлебными пилильщиками. Первый сорт, районированный в саратовском Заволжье, который сочетает высокую засухоустойчивость с отличным качеством клейковины.

Затем специалистами лаборатории для орошения был создан сорт Саратовская 59 (с укороченной соломиной специально для борьбы с полеганием), хотя и в условиях богары он давал в производстве до 40 ц/га. Имя доктора сельскохозяйственных наук Николая Сергеевича Васильчука с его мантрой «качества» выходит на первый план. Саратовская 59 характеризуется хорошей стабильностью теста при замесе, а также эластичностью. Кулинарные достоинства макаронных изделий просто превосходные: Саратовская 59 обладает прочной клейковиной, что характеризуется высоким показателем SDS-микроседиментации (до 54 мл против 45 мл у Саратовской золотистой).

Тамара Михайловна Паршикова, НИИСХ Юго-ВостокаТретьим по счету сортом стала – заметим, в списке ее авторов присутствуют и Тамара Михайловна Паршикова, и Галина Ивановна Шутарева – Саратовская золотистая, знаменитый сорт, мировой рекордсмен по содержанию в зерне каротиноидов (провитамина А). В 1,5-2 раза больше, чем в лучших отечественных и зарубежных сортах! Лучшая в мире манная каша варится из нее!

Напомним, провитамин А не синтезируется в нашем теле, но очень необходим нам. При его недостатке возникают проблемы с кожей и слизистыми оболочками, запускаются воспалительные процессы в дыхательных и мочевыводящих путях, снижается устойчивость к различным простудным заболеваниям и вирусам. Исследования ученых позволяют сделать вывод, что у лиц с низким потреблением каротиноидов (менее 5 мг в день) риск заболеть раком повышается в 3 раза.

Несмотря на возраст, в 2018 году ей исполнится 25 лет, Саратовская золотистая до сих пор востребована и до сих пор НИИСХ Юго-Востока для ОПХ «Красавское» выращивает питомники размножения. А ОПХ «Красавское» Самойловского района снабжает всех желающих чудо-сортом, мука которого из-за обилия пигмента кажется золотой дымкой.

Когда-то корреспондент газеты «Саратовские вести» Светлана Лука примчалась в институт Юго-Востока к заведующему лабораторией Николаю Васильчуку за сенсацией. Как же, хлеб неестественного желтого цвета! Выяснилось, что очень даже естественного, здорового. Цвета элитной пшеницы! Из-за высокого содержания каротиноидов ее закупают макаронные предприятия, добавляют в другие сорта твердой пшеницы, что объясняется производственной необходимостью.

Неслучайно саратовские макароны из Саратовской золотистой и макароны, приготовленные из тогдашнего сорта-стандарта Харьковская 46, отличались как небо и земля. Вместо грязно-серого цвета паста получалась яично-желтая цвета. Что касается вкуса, то тут надо честно признаться: у всех твердых пшениц он отменный.

Ученик Васильчука Сергей Николаевич Гапонов считает, что успех новой лаборатории в какой-то степени объяснялся именно тем, что ее руководитель был в курсе, как мы бы сейчас сказали, мировых тенденций. Америку одно время очень здорово на рынке продовольственного зерна подвинула Аргентина. Анализируя причины, американцы поняли, что дело в качестве, и даже создали специальную программу, позволяющую решить проблему в кратчайшие сроки. Васильчук попал за рубеж в тот момент, когда американцы начали заново отвоевывать рынок. Руководствуясь принципом: если у твердой пшеницы нет качества, так ею вообще не стоит заниматься. И это правильно.

Поэтому когда Николай Сергеевич Васильчук вернулся после 9-месячной стажировки из Америки, он тут же взял на вооружение спектрофотометр Spekol-11 (для измерения коэффициента пропускания или оптической плотности твердых, жидких и газообразных проб различного происхождения). На нем начали определять наличие каратиноидов и индекс желтизны. Предложенный метод оценки качества зерна – SDS-седиментация, простой, требующий ограниченного количества химических реагентов и небольшую навеску всего в 1 грамм. Этот метод, до сих пор применяемый в России довольно редко, позволил уже на самых ранних этапах селекции определять качество клейковины, получать огромное количество информации и сократить усилия по доработке материала.

Сорт Саратовская золотистая был обнаружен совершенно случайно, на столе в разборном сарае. При Лидии Герасимовне Ильиной считалось, что самый хороший цвет образца – лимонный. А этот внешне был, можно сказать, невзрачным, как внешне неприглядна затвердевшая живица древнейших хвойных деревьев.

Бывший сотрудник лаборатории Виктор Иванович Касатов (ученик Василия Ананьевича Крупнова) отправил образец на анализ, и вдруг выяснилось, что содержание каратиноидных пигментов вместо 400–500 миллиграммов на килограмм подскочило под тысячу. Сначала подумали, что это ошибка. Анализ повторили. Показатели остались те же. Обратили внимание на зерно. А оно янтарное. Такое ощущение, что в руках, действительно, кусочки ископаемой смолы. Хотя искали традиционно лимонное по цвету зерно.

При прежних методах оценки наверняка проскочили бы мимо открытия и даже не заметили, потому что в лаборатории ежегодно исследуется свыше 7 и даже 9 тысяч образцов. С получением такого количества образцов с низким, средним и высоким содержанием каратиноидов появилась возможность на отражающей приставке Spekol-11 сделать шкалу и рассчитать формулу, с помощью которой по длине двух волн мы определяем истинную желтизну. И этот метод тоже применяется на ранних этапах селекции, потому что химический метод определения содержания каратиноидов – занятие трудоемкое, зависящее от множества факторов.

А Тамара Михайловна Паршикова умудряется без проблем обрабатывать сотни образцов. Да, это косвенный метод, но он позволяет собирать необходимую информацию по наличию желтизны, а дальше работать привычными способами.

– Внешне зерно грубоватое, невзрачное, но внутри изюм, чистый изюм, – любовно характеризует Тамара Михайловна результаты многолетней селекции и удивляется, почему до Васильчука было не так.

– Мы живем в трехцветной системе координат, а чтобы определить желтизну, нужно всего два цвета, – итожит Сергей Николаевич.

…Вернемся, хотя бы мысленно, на 30 лет назад. Брежнев доживает последние месяцы. 11 августа 1984 года произошел инцидент в прямом радиоэфире: не зная, что микрофон включен, Рейган объявил «Россию навеки вне закона», отметив, что «бомбардировки начнутся через 5 минут». Шутка вызвала международный скандал. С приходом к власти в марте 1985 года в СССР Михаила Горбачева в отношениях между странами началось потепление. В Женеве в ноябре 1985 года СССР и США объявили, что ядерная война никогда не должна быть развязана. В общем, и тогда лозунг «импортозамещения» не терял своей злободневности.

Николай Васильчук, 37-летний красавец и умница, собирает вокруг себя команду, ничуть не сомневаясь: достаточно одного звонка и люди откликнутся. Потому что здесь «живая жизнь», неправильное с точки зрения здравого смысла и филологии выражение, но по сути чистая правда. Тамара Михайловна Паршикова ему нужна была из-за наработанного бесценного опыта проведения всякого рода анализов. И хотя она прекрасно зарабатывала в лаборатории одного из оборонных заводов (140 рублей вместо 70), но вернулась к живому делу Паршикова. С Валентиной Михайловной Поповой и Людмилой Георгиевной Агибаловой Васильчук работал раньше в отделе яровых культур, знал их потенциал. Неслучайно один из сортов назван в ее честь Людмилой. Галину Ивановну Шутареву взяли, как она смеется, за старательность. Сергей Николаевич Гапонов попал в лабораторию благодаря своему институтскому преподавателю Николаю Архиповичу Емельянову, доктору сельскохозяйственных наук, профессору, заслуженному работнику сельского хозяйства РФ.

НАША СПРАВКА

В эти дни в НИИ СХ Юго-Востока состоялось историческое событие: на прошедшем заседании по итогам голосования новыми членами ученого совета стали руководители ФГУПов и селекционно-опытной станции, многие годы работавшие в опытной сети НИИСХ Юго-Востока: Сергей Щукин (ФГУП «Красавское»), Нурлан Таспаев (Краснокутская селекционная опытная станция), Виктор Кандалов (ФГУП «Солянское»), Сергей Куковский (ФГУП «Ершовское»). Как считают в институте, участие в работе ученого совета опытных руководителей поможет укрепить связь науки и производства, добавит принимаемым решениям больше взвешенности и прагматизма.

В 1986 году студентом он пришел в НИИСХ Юго-Востока на практику, затем был на преддипломной практике, так и остался. В общем, случайных людей здесь не было. Руководитель лаборатории, безусловный генератор идей, признанный лидер, он понимал, что светлых мыслей явно недостаточно, нужен коллектив, который претворит их в жизнь. И здесь все важно – от завязывания бантиков на мешках с образцами до прополки мотыгой.

– Никогда не видела Николая Сергеевича не то что злым, это слово для него вообще не подходит, но просто рассерженным. Он всегда улыбался, когда с тобой говорил. А когда его не стало, мы первое время ждали: вот-вот дверь откроется и он войдет.

Я сюда пришла работать в 1985 году. Советскому Союзу оставалось жить недолго, но я застала то время, когда было общежитие, давали жилье, у нас была приличная зарплата. Помню случай. Заехал однажды к нам Владимир Федорович Дроздов из Советского района и заявил: «Да у вас Николай Сергеевич получает больше, чем я, директор совхоза». И действительно, кандидат наук, заведующий лабораторией НИИ получал 320 рублей в месяц. Труд ученого раньше оценивался адекватно.

А сейчас здесь работают одни пенсионеры, которые даже без этой мизерной зарплаты не проживут, да и дело свое они бросить не могут. Из-за чувства моральной ответственности. Сказывается прежнее воспитание.

А каков выход? Выход не к нам, выход – к правительству. Оно должно думать о молодежи, которая сюда должна прийти работать. Самому молодому нашему сотруднику Наталье Михайловне Цетва 37 лет.

Иногда мне кажется, что мы науку селекцию придумываем сами для себя. У меня уже такие мысли возникают.

У себя в лаборатории они придумали два повода для встреч: день рождения (19 мая) и день памяти (29 сентября) своего учителя. Обзванивают всех друзей, кто его помнит и уважает. Приходят человек пять-семь, самые близкие, и каждый сидящий за столом рассказывает какую-нибудь историю, посвященную Николаю Сергеевичу. От водителя Володи Рябихина, который с ним ездил, до Евгения Золотухина, кандидата наук, создателя нескольких знаменитых сортов проса, который пришел в институт одновременно с ним, все вспоминают о нем.

Коллектив был предан своему руководителю настолько, что и передать невозможно. Неслучайно и сегодня в двух комнатах, где располагается «женская» часть его лаборатории, стоят три портрета, запечатлевшие Николая Сергеевича в разном возрасте. Снимки не висят на стенах, как это делается с портретами умерших корифеев, а именно стоят, подчеркивая, что Учитель навсегда остался с ними. И сегодня они продолжают его дело, нисколько не стесняясь признаться, что черпают из колодца, вырытого предшественниками. Неслучайно Николай Сергеевич очень любил повторять фразу Исаака Ньютона: «Если я видел дальше других, то потому, что стоял на плечах гигантов».

пшеница, Безенчукская 82, Краснокутка 10, Луч 25, НИИСХ Юго-Востока– Мы его называем и будем называть своим Учителем, вкладывая в это слово и размах его мысли, и взгляд его в будущее, и подтверждение его идей, которыми он нас заражал. – Галина Ивановна отвечает на вопрос, верно ли писать про Николая Сергеевича Васильчука как про выдающегося российского ученого. – Какое-то время у него внутри коллектива не было оппонентов: прежде чем возражать, нужно было дотянуться до его уровня, ведь в селекцию с ходу не вникнешь. И вот прошло время, и мы видим его Школу. Все это оставлено Николаем Сергеевичем для нас. И для нас он ученый-энциклопедист, известный, великий, – пишите, как хотите. Для нас он Ученый с большой буквы. С кем бы он ни встречался, он никогда никому не отказывал в консультации, ни директору большого научного учреждения, ни простому фермеру. Вы поинтересуйтесь, очень многие производственники до сих пор помнят, кто такой Николай Сергеевич Васильчук и все его сорта. Безусловно, это человек, который оставил заметный след в науке.

Неслучайно в декабре этого года будем оформлять документы на новый сорт памяти нашего учителя, он так и называется Памяти Васильчука. Колос будет красным. В конкурсном испытании показал урожайность, сейчас принято говорить в тоннах – 4,2 т/га.

До этого больше для правого берега, чем для левого, для того же Балашовского района, где работает ООО «МакПром», был создан Луч 25. В 2009 году нашей лаборатории исполнилось 25 лет, мы хотели его назвать Лучший, поскольку в нем практически нет «черного зародыша», но остановились на Луче.

– В яровой мягкой пшенице селекция сознательно ведется по двум направлениям: для правого (селекция на интенсивность) и левого (селекция на засухоустойчивость) берега Волги, – продолжает тему Гапонов. – Что касается твердой пшеницы, то никто такого разделения не делал. Наши сорта либо универсальны, либо просто по факту получается, где они лучше приспосабливаются.

Напомню, 30 лет назад производство твердых сортов пшеницы было сосредоточено в основном в левобережных районах Саратовской области. В силу климатических условий именно там была высока (до 70%) вероятность формирования качественного белка в зерне. На правом вероятность держалась на уровне 40–45%. При этом правый берег давал больший урожай, а левый – меньший. За счет селекции для современных сортов твердой пшеницы не принципиально, где они возделываются. И сейчас большая часть твердых сортов пшеницы перебралась на правую сторону Волги, где более благоприятны природно-климатические условия, гарантирована стабильность урожаев, ну а высокое качество закреплено генетикой.

Взять тот же сорт Саратовская золотистая. Он не идеален, многие производственники вполне справедливо его критикуют, но все равно продолжают присылать заявки, потому что все минусы компенсируются преимуществами. Семена приобретают не только местные сельхозпроизводители, в очередь стоят аграрии Оренбургской и других областей. То же самое можно сказать про прекрасный сорт Елизаветинская, которая по содержанию каратиноидов стоит ближе всех к Саратовской золотистой, она постоянно наращивала посевные площади, пока не появились более новые, лишенные прежних недостатков, сорта.

Каждый новый сорт – это шаг вперед либо в урожайности, либо в качестве, либо в устойчивости к болезням и вредителям. Универсального, идеального сорта просто не бывает.

– К примеру, – говорит Сергей Николаевич, – сорт Ник выращивается на Аркадакской опытной станции у Виктора Петровича Графова, отличается устойчивостью к вирусным заболеваниям и пятнистостям, но у него чуть хуже натура зерна. Не критично, но если вы внимательно будете рассматривать его, то увидите ребристое зерно. Сорт Валентина, который представлен на поле у Щукина, совершенно уникален по форме зерна. Оно очень крупное, выполненное, поэтому натура очень высокая. Кроме того, Валентина обладает повышенной устойчивостью к вирусу желтой карликовости ячменя, отличается засухоустойчивостью, скороспелостью, высокой урожайностью. Сорт Аннушка (назван в честь дочери Сергея Николаевича Гапонова) сочетает устойчивость и к заболеваниям и к полеганию. Качество клейковины у них выше, чем у Саратовской золотистой. Самый новый сорт Луч 25 по урожайности превосходит все остальные сорта при великолепном качестве. В родословной у Николаши есть Ник, а это помимо всего прочего самый засухоустойчивый сорт лаборатории. В ОПХ «Ерусланское» по одну сторону дороги росла Людмила, а по другую – Ник. Ник дал по урожайности в два раза больше, чем Людмила. Николаша вообще получился универсальным. С одной стороны, он вобрал все положительные качества, которые исходно присущи сортам нашей лаборатории. И в то же самое время прошел огонь, воду и медные трубы по набору болезней, в том числе и тем, которые у нас не встречаются, но в Краснодаре уже есть. У него отличная устойчивость к полеганию. И на фоне этого он сохранил устойчивость и к условиям повышенного увлажнения и жесточайшей засухи. Поэтому, уверяю, ОПХ «Красавское» и его директор Сергей Анатольевич Щукин плохого нашим аграриям не предложит.

Если вы помните, в свое время семеноводством твердой пшеницы в Саратовской области занимались ОПХ «Ерусланское», ОПХ «Чернышевское» Федоровского района, ОПХ «Елизаветинское» Аткарского района, приказавшие долго жить. На правом берегу твердую пшеницу всегда сеяли в «Красавском» и периодически на Аркадакской опытной станции. В ФГУП «Красавское» умеют работать с этой культурой, и у них всегда отданы ей большие площади. Как ни менялись руководители хозяйства и агрономы, какие экономические и политические тучи не сгущались над нашими семеноводческими хозяйствами, но к твердой пшенице здесь всегда относились с пиететом. Будучи главным агрономом Сергей Анатольевич понимал, что нужно дать этой культуре, чтобы она раскрыла весь свой потенциал. Ну а став директором, вообще стал проявлять к ней особую заботу.

Для нас, селекционеров, хорошо то, что хозяйство большое, есть несколько отделений, несколько мехтоков, есть возможность в разных точках выращивать разные сорта и разные репродукции. К специалистам ФГУП «Красавское» нельзя относиться без должного почтения. Три-четыре сорта и плюс несколько репродукций – это очень серьезная нагрузка. Добавим сюда несколько сортов озимой пшеницы, несколько сортов яровой мягкой, полбу – поверьте, чтобы со всем этим справиться, нужно наладить не просто семеноводческое хозяйство, а построить самый настоящий завод. А в прайс-листе мы с вами еще обнаружим просо, гречиху, подсолнечник, суданскую траву.

Нашей лабораторией создано почти полтора десятка сортов, а семеноводство мы ведем фактически по четырем. Поэтому каждый год сдавать новые сорта, создавая конкуренцию самим себе, нет необходимости. А вот краснодарцы намеренно пошли на сокращение срока жизни сорта. У них есть возможность за счет очень высокой урожайности вбросить в производство две-три тысячи тонн семян и, собственно говоря, забыть про этот сорт. Им семеноводством не надо заниматься. А у нас при нашей-то урожайности иногда 10, 15, 20 центнеров накопить за время испытания просто невозможно. Поэтому, соответственно, у нас требуется большее количество времени на то, чтобы раскрутить, что называется, этот сорт, довести его до производственников, получить от него отдачу. Поэтому у нас по существующим сортам семеноводство ведется в течение ряда лет. Вот допустим, если мы передали в ОПХ Саратовскую золотистую, то у себя в институте делаем новый питомник. Пройдет два-три года, очередь дойдет до элиты, и мы сможем дать оригинальные семена.

Был в истории института случай, когда французы передали российской стороне целую фуру семян под предлогом, что нашим ученым больше не стоит голову ломать и заниматься созданием своих сортов. Типа заграница вам поможет. Пришло очень большое количество образцов, часть из них вынуждены были даже высевать в ОПХ. Из того, что они нам привезли, только процентов 30 выколосилось, остальное просто сгорело. Когда пришло время подводить итоги, организовали такой же День поля, встретились, и выяснилось, что у них для каждого региона допущено одновременно 40 сортов. И каждый фермер выбирает, какой сорт подходит к его полям. Если брать наши семена, самарские, воронежские сорта, допущенные к использованию, то тоже выбор получается неплохим.

Глядя на делянки, задаемся вопросом: почему в Саратовской области, да и в стране вообще, так плохо обстоит дело с площадями, занятыми твердыми сортами пшеницы. Мало их, в смысле площадей. Вроде и к здоровью стали относиться лучше, и про средиземноморскую диету все слышали. По мнению Сергея Николаевича, все замыкается на уровне жизни населения, на его покупательной способности. Если кошелек позволяет приобретать качественные продукты питания, возникает спрос на макаронные изделия из твердой пшеницы, макаронные фабрики начинают закупать зерно, колхозники – семена, семеноводы обращаются к селекционерам за питомниками. В общем, цикл работает. Как только покупательная способность снижается, цепочка рвется. В прошлом году твердая пшеница закупалась по 24 тыс. руб./т, в этом году цена рухнула ниже 10 тыс. руб./т.

В советские годы существовала плановая экономика. Государство думало, чем кормить население, поэтому твердые пшеницы только в нашем регионе занимали 800–900 тысяч гектаров. Почти столько же, сколько сегодня подсолнечник. И это не считая Самару, Оренбург, Казахстан. Сергей Николаевич предлагает нам с Галиной Ивановной вспомнить фильм «Иван Бровкин на целине». Кто-то рассматривал в фильме главных героев, а Гапонов углядел в кадре твердую пшеницу.

На Дне поля в Самойловском районе и Гапонов и Шутарева были нарасхват. Люди подходили, советовались, что-то рассказывали. Один сентябрьский день оказался праздничным в череде рабочих дней, когда идет обработка полученного материала и выбраковка, самое трудное в их работе.

…Умирая, Николай Сергеевич Васильчук поставил перед сотрудниками своей лаборатории новую задачу. Если среди твердых пшениц рекордсменом по содержанию каратиноидов является Саратовская золотистая (содержание каратиноидных веществ 800 миллиграммов на килограмм), то в Испании бьет рекорды мало кому известная культура тритордеум, гибрид ячменя и твердой пшеницы (1400 мг/кг). Разница ощутимая, и нашим героям хотелось бы, конечно, дорастить цифру 800 хотя бы до тысячи. Сейчас происходит скрещивание, подрастают семьи в питомнике первого года.

Подводя итоги сказанному, задаем на прощание вопрос:

– Вас не обижает, когда говорят, что лучшая твердая пшеница все-таки алтайская?

– Абсолютно нет! Нисколько. Мы с алтайцами работаем. И в наших сортах есть «кровь» алтайской, а в алтайской пшенице присутствует «кровь» наших сортов. Потому что Николай Сергеевич Васильчук никогда не прятал свои достижения. Он делился с людьми.

Понравилась статья? Поделись:

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.