Логотип газеты Крестьянский Двор

Агросоюзмаркет

TVS

Импортозамещение как способ кормления городов

Открытое заседание Совета АККОР 22 мая текущего года, по сути, началось не со слов ведущего, нашего земляка Вячеслава Владимировича Телегина, а с реплики лидера ростовских фермеров Александра Максимовича Родина. «Мне кажется, в той ситуации, что сейчас сложилась в стране, я имею в виду принятую «Стратегию устойчивого развития сельских территорий Российской Федерации на период до 2030 года» и смену руководства Министерства сельского хозяйства РФ, нам не стоит обсуждать только текущую ситуацию. Нужно думать о перспективе. Предлагаю изменить акценты в разговоре.

Меня сегодня в очередной раз возмутил настрой только что прошедшей конференции: речь шла о производстве продукции сельского хозяйства, никто не говорил о сельском населении. И это понятно. Потому что все вопросы лоббирует крупный бизнес. А крупный бизнес неизбежно ведёт за собой сокращение населенных пунктов. Все внимательно прослушали доклады про импортозамещение, отметили, как всё замечательно, как всё интересно, а про людей не было сказано ни слова».

Мы за то, что говорит Путин, и против того, что делает правительство

Родин намекал на только что проведенную в рамках чемпионата России по пахоте конференцию «Импортозамещение в АПК России. Продукция сельхозпредприятий – факторы конкурентоспособности», в которой принимали участие все почетные гости, начиная со статс-секретаря – заместителя Министра сельского хозяйства РФ Александра Петрикова и заканчивая депутатом Госдумы, претендующим, судя по всему, на губернаторское кресло Николаем Панковым. «Процесс импортозамещения пошёл уверенными темпами», – заявил после мероприятия нынешний губернатор Валерий Радаев. Многие из присутствующих на конференции подивились его оптимистичной оценке. Приглашенные в Саратов лидеры региональных фермерских ассоциаций оказались в их числе.

Побывавший перед началом чемпионата в числе избранных на мега-комплексе КРС в селе Павловка Марксовского района, принадлежащем ЗАО ПЗ «Трудовой», Александр Максимович Родин скажет: «Кто будет жить и считать своей малой родиной поселок около животноводческого комплекса? Только гастробайторы! Это только безумец будет связывать свою судьбу и судьбу нескольких поколений с промышленным производством, нюхать навоз, отравлять своё здоровье. Пусть министерство сельского хозяйства и занимается этим вопросом. А вопросы сохранения села на себя должна взять АККОР. В соответствии с этим определиться и с финансированием, и с полномочиями. Как организация мы возникли не на пустом месте, и до нас люди жили. До революции существовали сельскохозяйственные общества, которые создали миллион крестьянских хозяйств. Шестнадцать миллиардов рублей в переводе на нынешние деньги выделял Столыпин на поддержку этих структур.

И конечно, это утопия, что ассоциация в том виде, в котором сложилась, может что-то сделать, не имея ни полномочий, ни финансирования. Мы должны власти показать проблему, предложить план решения, а если нет, пусть она несет политическую ответственность за то, что происходит.

То есть не чиновники нам должны определять: вот, мы вам выделили средства на семейную ферму, а на благоустройство денег не хватило. Это мы должны заявлять, сколько нам нужно, чтобы мы могли вернуться на землю, жить и работать достойно, повторить результат, который был показан при Столыпине. Мы должны поставить вопрос ребром: мы за то, что говорит Путин и против того, что делает правительство. Это моё твердое убеждение.

«Стратегия устойчивого развития сельских территорий Российской Федерации на период до 2030 года» принята против крестьян. К этому времени хотят уничтожить ещё два с половиной миллиона жителей деревни. Переезд – это уничтожение человека, который отрывается от своих корней. И никто не говорит о том, что надо обратить внимание на многострадальную часть населения, без которой невозможно обойтись. Еду ведь делает крестьянин, причем самую качественную.

Понятно, что министерство никогда не будет ставить акцент на живого конкретного человека, поскольку с него спрашивают так называемое импортозамещение Кормление городов. У нас крестьянин сейчас выступает приложением, чтобы производить продовольствие. А во всех странах, в принципе, и у нас такое было после отмены крепостного права, – считают, что крестьянин должен достойно жить там, где он родился. А продовольствие – прилагательное, это один из способов обеспечения его достойной жизни. Запад, который это вовремя понял, сейчас не знает, куда продовольствие девать».

Однажды Владимир Фёдорович Башмачников, в то время президент российской АККОР, заметил: «Я не знаю, кому больше повезло: Родину – что на Дону такая фермерская ассоциация, или фермерам – что у них такой лидер, как Александр Максимович». Многие саратовцы, к сожалению, не подозревают, что у региональных фермерских ассоциаций в наше непростое время могут быть такие независимые, такие эрудированные, такие порядочные и такие сильные лидеры. Вот бы нашему Александру Петровичу Кожину, которому слова на Совете не давали, взять пример. Выступая перед узким кругом своих коллег в актовом зале администрации Марксовского района, не рассчитывая на внимание прессы, Александр Максимович говорил о вещах, которые бы сделали честь любому политику самого высокого уровня.

« Мы с вами пережили жестокую войну. Основные потери в ней понесли крестьяне. В войне участвовало 36 миллионов крестьян, из них 12 миллионов погибло. То есть если горожане работали на заводах, то крестьяне в основном воевали. Почти сорок процентов территории было оккупировано, но страна не была голодной. В оставшихся селах надрывались женщины, которые пахали на том, что придется. Ведь технику тоже забрали на войну. Было оккупировано 18 субъектов Российской Федерации, 11 областей и семь автономных республик. На этих территориях было активно развернуто партизанское движение, объединившее 250 тысяч человек и в городах 35 тысяч подпольщиков. Они вывели из строя 650 тысяч единиц живой силы и 4 тысячи эшелонов техники. Конечно, село расплатилось за это: несколько десятков тысяч населенных пунктов были сожжены. Из них в Смоленской области 5 тысяч было сожжено, триста – с населением! В Ленинградской области – 3325, в Брянской – больше тысячи. Все это сказалось на крестьянстве. После войны опять село не восстанавливалось. Наоборот, началась ликвидация так называемых неперспективных деревень. Это привело тоже к потерям. У нас после войны численность населенных пунктов сократилась на 140 тысяч, некоторые области, например, Смоленская, имеют больше половины пустых деревень, где живут до десяти человек. Это тайга в центе Европы. И нам сегодня бесполезно тягаться с крупными животноводческими комплексами, агрохолдингами, спорить, где выше производительность.

Повторяю, есть позиция Президента страны, а есть правительства. Позиция Президента – улучшить демографию и сохранить все существующие населенные пункты. На съезде в Тамбове Путин обещал: в ближайшее время будет принято изменение в «Закон о сельском хозяйстве», который позволит фермерам на своих землях расселяться. Четыре года прошло, а ничего не изменилось. Путин сказал: фермеры – опора страны, возрождение российского села. АККОР очень хорошо себя зарекомендовала, и мы готовы с правительством подписать соглашение по реализации этих программ ЕСТЬ И НАША ВИНА В ТОМ, ЧТО МЫ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНО НЕ БОРОЛИСЬ. Сейчас надо об этом напомнить.

Политически важно, чтобы импульсы пошли в регионы

О задачах и деятельности АККОР в текущей ситуации говорил президент АККОР Владимир Николаевич Плотников:

– Со времени проведения последнего съезда АККОР состоялось несколько знаковых событий, о которых стоит сказать. Во-первых, внесены небольшие изменения в бюджет на текущий год, в которых учтены интересы малых форм хозяйствования. Это не те деньги, на которые мы рассчитывали, но всё равно реакция власти последовала. Еще одно событие – смена руководства министерства. Неделю назад мы с Александром Николаевичем Ткачевым встречались и договорились в самое ближайшее время провести встречу с фермерским активом. На ней мы обсудим проблемы, связанные с развитием фермерского движения.

Когда приходит новый министр, всегда начинается аудит всей аграрной политики, всегда следуют новые кадровые назначения, и нам нужно, чтобы тренд, связанный с начинающими фермерами, семейными животноводческими фермами, с фермерами в целом, получил достойное развитие. Мы знаем, что Ткачев всегда был представителем крупного аграрного бизнеса, но в последнее время он делал заявления, что должны развиваться все формы собственности, присутствовал на недавней конференции краевой ассоциации фермеров.

Сейчас в минсельхозе все меняется, в том числе и сроки проведения коллегии МСХ, посвященной развитию сельских территорий. Кроме того, на июнь запланирована отдельная коллегия, касающаяся развитию малых форм хозяйствования. Это официальный подход для того чтобы посмотреть, как реализуется подпрограмма госпрограммы и наша программа в целом.

Мы должны готовиться как к встрече с министром, так и к коллегии. Поэтому мы ждем из регионов ярких примеров, о которых можно заявить на всю страну. Мы постараемся дать слово представителям областей, и те должны поделиться наболевшим. В целом министр нормально относится к фермерам. Политически важно, чтобы отношения министра, выстроенные с нашей ассоциацией на уровне Москвы, с президиумом АККОР, чтобы эти импульсы пошли в регионы. Потому что сегодняшнее отношение к фермерству нас устраивать не может. Это работа неудовлетворительная. Ведомство полностью переключено на обслуживание крупного бизнеса, мега-ферм, и фермерскую ассоциацию вставляют в повестку дня лишь для приличия. Нам не нужно ничего большего, кроме справедливого отношения к тем объемам продовольствия, которые производят фермеры сегодня. К тем социальным вопросам, которые сегодня решают на селе фермеры. Мы всегда конструктивно поддержим любого министра, если он поддержит фермерство. Про прошлых неудобно говорить, но Федоров вопросы фермерства не выговаривал и фермерство как класс его не интересовал. Очень надеемся, что с Ткачевым мы выстроим рабочие, конструктивные взаимоотношения.

Сегодня все жалуются на работу с банками. Наш любимый Россельхозбанк либо предъявляет к нам невыполнимые требования, либо часто тянет кота за хвост. Берет документы для согласования, начинает мурыжить, затем вдруг переправляет документы в Москву, потом опять следует задержка, а затем окончательный отказ. В целом у нас с его руководством взаимоотношения очень хорошие, но существует море проблем. Потому что банк о своих ограниченных возможностях нам правду не говорит. Откуда проблемы? Деньги набрали крупные предприятия, а проценты не возвращают.

О взаимоотношениях с Росагролизингом. Для фермеров, членов АККОР, компания второй год даёт технику без первоначального взноса и без залога. Правда, не всю линейку, но всё равно мы столько лет об этом мечтали. Информацию об этом надо доводить до всех регионов.

Выполняя это пожелание Владимира Николаевича, сообщаем: в рамках «Программы обновления машинно-тракторного парка» Росагролизинг поставит в хозяйства сельскохозяйственную технику на общую сумму один миллиард рублей. Правда, участниками программы в этом году станут аграрии лишь одиннадцати регионов России - Краснодарского, Приморского краев, Республики Коми, Крыма, Карачаево-Черкесии, Амурской, Архангельской, Воронежской, Курской, Липецкой, Сахалинской областей.

Отсутствие авансового платежа и залогового обеспечения, отсрочка оплаты первого лизингового платежа на 6 месяцев при сниженной ставке вознаграждения общества (3%) делают программу максимально выгодной для отечественных аграриев.

В рамках Программы за 2012-2014 годы в хозяйства страны было поставлено 5,7 тысяч единиц техники на 14,4 млрд рублей. Новые машины позволили хозяйствам увеличить производительность труда, снизить потери урожая, а также сократить расходы на ГСМ и ремонтно-сервисное обслуживание.

В конце 2014 года, когда Программа завершалась, в Росагролизинг поступило большое количество положительных отзывов от лизингополучателей и прямых просьб от глав регионов продлить сроки реализации программы. В соответствии с решением совета директоров Общества реализация Программы в 2015 году продлена.

Квоты на реализацию Программы обновления в текущем году распределялись, прежде всего, на основании платежной дисциплины сельхозтоваропроизводителей в субъектах РФ. В список участников Программы вошли лишь те регионы, в которых лизингополучатели не имеют просроченной задолженности перед Росагролизингом по договорам, заключенным по Программе обновления. Оставшиеся регионы также смогут попасть в программу при условии улучшения платежной дисциплины своих сельхозтоваропроизводителей.

Ещё одна проблема, о которой говорил Владимир Николаевич Плотников, – засилье импортного молока. «Правильные русские компании» по имени PepsiCo, Danone – главные игроки, которые определяют аграрную политику. Она сегодня ориентирована на крупный бизнес, что, добавим, наглядно показал только что закончившийся съезд аграриев в Ростове-на Дону. Фразу «Семейные фермы» только некоторые товарищи начинают выговаривать, да и то пока всуе. Мы подняли газетные статьи Наума Бабаева, создателя ООО «Русская молочная компания», разослали по местам, почитайте, как крупные производители предлагают: давайте сетью семейных ферм накроем всю Российскую Федерацию.

Сегодня закупочная цена на молоко пошла вниз, при этом крупные производители молока на своем съезде заявили, что себестоимость литра продукции у них вырастет на 44 процента. Давайте на передний план выставлять наши конкурентные преимущества: качество и окупаемость производства. Министр, не успев войти в должность, заявил о рентабельности и высокодоходности производства. Настораживает оговорка: а тем, кто не сможет добиться, будем помогать. Надо ему показать, что рентабельность семейных ферм в той же Московской области выше, чем на мега-комплексах.

О кооперации. Владимир Николаевич напомнил, что два предыдущих Всероссийских съезда сельских кооперативов закончились благими пожеланиями, но без денег. Третий пройдет в рамках «Агроруси-2015» в Санкт-Петербурге в конце августа. Кооперация без денег не развивается, что лишний раз доказывает аграрный рынок в Казани. Важно, чтобы кооперация была с реальными производителями, без посредников.

Ещё одна тема – необходимость укрепления рядов АККОР. Ассоциация с такой историей – единственная, она объединяет крестьян. Об этом говорил и Президент России. Мы должны обобщать мнения всех аграриев и научиться их отстаивать. Поправки в статус о крестьянско-фермерском хозяйстве зависают, и это факт. Идёт кавардак. Приведу один пример. Начали считать, у фермеров сейчас находится миллион 70 тысяч коров, в сельхозорганизациях осталось 3 миллиона 430 тысяч. Но сельскохозяйственные организации включают в себя и КФХ, зарегистрированные в статусе ООО, и микропредприятия. Если объединить КФХ с малыми предприятиями, оказывается, что коров поровну. А кто об этом знает? То же самое можно сказать про надои. Когда фермеры отчитывались, было 6,5 тыс литров на корову, а сейчас людей не заставишь правильно вести бухгалтерию, хотя мы с вами первые, кто заинтересован в этом. Почему люди скрывают истинное состояние своей экономики? Да потому что государство не создало для этого ни одной предпосылки! Государство первым обманывает нас.

И вот вам самый яркий пример. Когда члены АККОР говорили, что уровень господдержки надо приближать к европейской, поскольку о равной конкурентной возможности вообще не приходится думать, нам заявляли, что это невозможно. Но вот прошло время, и принято решение о погектарной поддержке в отрасли растениеводства. Второе. Мало того, что уровень погектарной поддержки маленький, её получают всего 15 процентов фермерских хозяйств! Это данные Минсельхоза, не наши.

Мы сегодня в автобусе с руководством Минсельхоза поспорили. И знаете, какие у них аргументы? Да ваши фермеры хорошо упакованы, да они столько зарабатывают на продаже зерна, что они сами от субсидий отказываются! Вы мне покажите такого сумасшедшего, возражаю я им, который бы от своих денег отказался. Не надо представлять, что все крестьяне…никакие! Это условия, созданные в стране, не позволяют крестьянину получить выделяемые по закону государством деньги.

Тайга внутри Европы

Владимир Николаевич и сам не понял, на какую больную мозоль он наступил. Вернувшиеся с очередного съезда АККОР, заместитель председателя правительства-министр сельского хозяйства области Александр Александрович Соловьев и руководитель областной ассоциации «Возрождение» Александр Петрович Кожин дали в пресс-центре ВГТРК пресс-конференцию, от которой я до сих пор опомниться не могу. Специально выписав пару предложений из доклада Плотникова именно на тему незаслуженного лишения фермеров государственной поддержки, я прочла их Соловьеву и попросила прокомментировать. Кожин опустил голову, а его куратор начал рассказывать, что он имеет полное право быть фильтром, поскольку делит средства из областного бюджета. Цинизм достиг такой степени, что Соловьев заявил: «Можно говорить, что не дали, а можно, что не взяли».

У меня всей земли – три цветочных горшка в рабочем кабинете, я не имею никакого отношения к фермером, если не считать, что пишу о них с первого дня их существования, но почему-то было очень стыдно. Из 3630 КФХ Саратовской области помощью государства воспользовались лишь 1774. Это тоже не я придумала, так сказал уважаемый чиновник, курирующий в правительстве области экономический блок.

Два мира- два детства. Пропасть в мировоззрении, огромная пропасть в понимании функций государства. Ничего личного. Просто один гробит наследие, созданное фермерами, а второй, я говорю про Кожина, с разрушителем «работает как бы в одном поле». Это цитата из его выступления на той же пресс-конференции, после чего лично мне стало окончательно понятно: Кожин фермеров, по большому счету говоря, сдал. Как ты можешь находиться в организации, если не поддерживаешь мнения своего президента Плотникова по самому существенному вопросу аграрной политики?

А вот что по этому поводу говорит Плотников. «Есть предложение в некоторых регионах возбудить против особо рьяных чиновников дела и обратиться в суд. Судебными процессами показать пагубность бюрократических барьеров, которые придуманы в регионах и которые не позволяют получать людям деньги. Законные, закрепленные российскими законами. Прошу предоставить информацию по каждому региону и по каждому КФХ в АККОР, чтобы мы могли обратиться в суд на нарушение законодательства Российской Федерации. Этих денег не получили не только фермеры, но и населенные пункты, пенсионеры, которые остались в них доживать, этих денег не получила социальная сфера. Если мы соответствующую «волну поднимем», некоторых чиновников это заставит переосмыслить свои поступки».

Ну и конечно, Владимир Николаевич заговорил о росте рядов. Чтобы с ассоциацией считались. Не поверите, но областная ассоциация «Возрождение», судя по статистике, является одной из самых многочисленных в АККОР. Кто в неё входит, я не знаю, численность тоже тщательно скрывается, но если она объединяет нормальных людей, значит, они полностью разделяют политику своего лидера Кожина. Получается, они тоже не хотят, чтобы деньги делились по-справедливости, они тоже за дискриминацию.

«Нужно активно проявлять свою позицию, – говорит Плотников. – Сильная АККОР, сильная фермерская ассоциация – больше шансов более эффективно решать проблему фермерства».

Шестидесятипятилетний Александр Владимир Шипулин, бывший глава КФХ «Теплый стан» Краснодарского края, член Общественной палаты Российской Федерации, лично мне симпатичен тем, что, помимо двух собственных сыновей, воспитал еще шесть приемных.

Он также подтвердил: фермеры – реальная сила, которая может повлиять на ситуацию.

За последние тринадцать лет сельское население уменьшилось на два с половиной миллиона человек, отток продолжается. Сейчас в России уже не 153 тысячи населенных пунктов, в 20 тысячах нет населения, в 36 тысячах населенных пунктах проживает менее десяти человек. Заработная плата в сельской местности составляет менее 52 процентов от средней по экономике. Целевые показатели принятой правительством «Стратегии» ничего этого не отражают. Поэтому необходимо внести изменения в государственную аграрную политику, и для этого все условия сложились.

Если говорить о Россельхозбанке, Краснодарский край в общем кредитном портфеле занимает около 200 миллиардов, из них 70 миллиардов взяла только одна структура – ЗАО «Маяк». И на протяжении нескольких лет 26,7 миллиарда рублей «увела». Эти деньги были потрачены на приобретение многих тысяч гектаров земель, которых лишились местные фермеры.

Шипулин предлагает после коллегии МСХ провести заседание круглого стола по этим же темам с участием министра Ткачева на площадке Общественной палаты.

Игорь Николаевич Багинский, вновь избранный генеральный директор Фонд развития сельской кредитной кооперации (ФРСКК), ранее возглавлявший Союз сельских кредитных кооперативов, выступил с предложением действовать по принципу «Помоги себе сам».

«Давайте воспользуемся случаем, – сказал он, – и восстановим взаимоотношения между сельской кредитной кооперацией и АККОРом. Удобный случай в чем? Александр Николаевич Ткачев в Краснодарском крае достаточно хорошо развивал тему финансирования через сельскую кредитную кооперацию, ежегодно выделяя от 150 до 200 миллионов рублей на финансирование через второй, а затем и первый уровень средства фермерам. По каким-то причинам фермерские хозяйства из системы сельской кредитной кооперации постепенно вымываются. За пять лет объем займов, выданных в кредитных кооперативах, упал на 30 процентов. Нынешний удельный вес фермеров в членской базе кредитных кооперативов – два процента. Считаю, что систему нужно менять. Самое главное – потеря взаимодействия на уровне руководителя АККОРа и руководителей сельских кредитных кооператив. В течение последнего полугода мы очень активно пытаемся исправить положение. Пример – работа с самим Фондом развития сельских кредитных кооперативов. Я однозначно за то, чтобы удельный вес фермеров в членской базе был совсем иной, потому что фермер для нас не только заёмщик, но еще и помощник в случае возникновения проблем с ЛПХ и мелкими КФХ.

Что предлагается? На протяжении последних трех месяцев говорим в Минсельхозе о том, чтобы развить одно из направлений поддержки – микрофинансирование территории через докапитализацию Фонда. В Фонде большинство голосов у нас: у АККОРа и у Союза сельских кредитных кооперативов. Мы в состоянии влиять на политику и работу Фонда и управлять им. Департамент развития сельских территорий в лице Дмитрия Ивановича Торопова принципиально поддерживает нас, осталось за малым. Важно понять, как это сделать. Предлагается вернуться к опыту 1992-1994 годов, когда на рубль выделенных на это направление средств Фонд обеспечивал дополнительное привлечение средств с рынка.

Чем сейчас мы занимаемся в Фонде? Решаем, что делать с проблемной задолженностью. Я активно работаю с банками, восстановить с ними взаимоотношение можно, как можно выработать взаимодействие по выделению кредитов на фермерские хозяйства и кредитные кооперативы под залог средств Фонда. Денег мало – 80 миллионов, нужны дополнительные средства. У сельских кредитных кооперативов сейчас в обороте 10-12 миллиардов рублей. Рядом находятся кредитные кооперативы, которые работают на тех же сельских территориях и аккумулируют почти 70 миллиардов рублей. При этом, если мы ежегодно падаем на пять процентов в объемах, они прирастают ежегодно на 20 процентов. Мы практически ничем не отличаемся друг от друга, просто на рынке апатия. Считаю, что для АККОР сейчас самый удобный случай сделать конкретные шаги накануне Третьего Всероссийского съезда сельских кооперативов. АККОР нужно собрать коллектив, рабочую группу из представителей тех регионов, где власти поддерживают кредитную кооперацию, подготовить предложения на съезд, проговорить их с Александром Николаевичем Ткачевым о дофинансировании Фонда и взять на себя контроль. А мы должны из этих, скажем, 100 миллионов сделать 400. По тем же существующим чувашской, вологодской, краснодарской системам. Вологда получает на рубль бюджетной поддержки 80 рублей! Астрахань – восемь! Чувашия – двадцать! Почему выигрывает от докапитализации Россельхозбанк? Он на один рубль даёт восемь-десять. Делать из денег деньги мы умеем.

Лидер Общероссийского общественного движения сельских женщин России (в него входят представительницы из 49 субъектов Российской Федерации) донская казачка из Егорлыкского района Надежда Викторовна Безбудько начала своё выступление с напоминания: в сельской местности выше доля малоимущих семей. При том, что доля сельского населения от общей численности населения составляет 26 процентов. Из 153 тысяч сел и деревень газифицировано только 56 процентов, питьевой водой обеспечено только 59 процентов. Сорок пять тысяч населенных пунктов не соединены с цивилизацией дорогами с твердым покрытием. По сравнению с 2000 годом численность объектов здравоохранения сократилось: ФАПов – на 22 процента, поликлиник – на 65 процентов, станций скорой помощи – на 11 процентов, численность медперсонала – на 9 процентов. Сеть учреждений культуры сократилась на 23 процента. Сто пять тысяч сел и деревень вообще не имеют учреждений культуры! Число школ в сельской местности с 2008 года сократилось более чем на 12 тысяч. В то же время, по данным Роспотребнадзора, 33 процента юношей и 20 процентов девушек, начиная с 13 лет, ежедневно употребляют алкоголь, ежегодно около ста тысяч молодых людей в возрасте от 13 до 30 лет гибнут от злоупотребления наркотиками. Это данные государственной статистики.

Поэтому члены ДСЖР считают: развитие сельских территорий нужно начинать с семьи. Многие сельские женщины не имеют работы, а, следовательно, они несут тройную нагрузку, не имея трудового стажа. Власть просто обязана думать про их занятость и социальный статус. Нам очень важно проводить в Москве хотя бы три-четыре мероприятия в год для сельских женщин, чтобы они могли обсудить свои проблемы, почувствовать собственную значимость. Сельские женщины сейчас самый угнетенный класс, который не в силах противостоять складывающимся обстоятельствам.

Очень много проблем затронул в своём выступлении Владимир Фёдорович Башмачников, почетный Президент АККОР, но я сознательно не хочу ещё и его боль выкладывать на страницы этого номера. И вот по какой причине. Судя по трёхчасовой встрече в администрации Марксовского района, где проходило заседание Совета АККОР, наша ассоциация находится в очень сложной ситуации. Похоже, всё идёт по кругу. Созданная в самые тяжелые годы, когда людей за идеи преследовали, их детей изгоняли из школ, а жен с работы (наглядный пример – КФХ «Фортуна» Калининского района, портрет главы КФХ Виктора Ивановича Чунакова размещен на первой полосе этого выпуска), наша ассоциация оказывается почти в такой же ситуация. Во многих регионах власть требует сменить неугодного лидера местного фермерского движения (да мы сами помним, как тот же Кожин был обвинён в коррупции, этим, наверняка, и объясняется его теперешнее желание жить с властью дружно). Во многих регионах фермеры просто потеряли веру в общественные организации типа АККОР. Да и как не потерять, если, я уже об этом писала, до сих пор официально профессии фермера не существует, зато есть профессия коллектора, который изымает долги у наших бедных граждан. Видя всё это и слушая старого «большевика» Башмачникова, который, несмотря на возраст, продолжает мотаться по стране, я понимаю: в какой-то степени и сами фермеры, руководство АККОР, виновато, что с ним не считаются. Пытаясь договориться, подстроиться под очередного министра, оно приносит в жертву вещи, которыми поступаться нельзя. Впрочем, мне хорошо рассуждать, мне терять нечего.

02.07.2015Светлана ЛУКА  142

Поделиться статьей в соц.сетях:

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Инфляция борща

    Ольга КОСМАКОВА

    Приезжай, а то мы...

    Светлана ЛУКА

    Общее дело

    Иван ГОЛОВАНОВ

    Новые записи
    Моя корова Владислав Ρунцев  28 мая 2015, 13:27

    Животноводство
    Чем кормить кроликов зимой? Владислав Ρунцев  28 мая 2015, 13:26

    Животноводство
    Последние комментарии
    Ручная дойка Количество комментариев статьи: 1
    Лучшие на ферме Количество комментариев статьи: 1