Логотип газеты Крестьянский Двор

Агросоюзмаркет

TVS

Заложники молока

Печальное наследие ушедшего года: объем производства молока падает, а закупочные цены и доля импорта растут. Участники рынка ждут от государства решительных шагов. 2013 год начался с планомерного падения объемов производства молока, повышения закупочных цен и роста доли импорта молочной продукции на рынке. Эта тенденция продолжается и сейчас. Несмотря на то, что цена на товарное молоко выросла за год почти на 30%, государство не торопится вмешаться и как-то исправить ситуацию. Прошлый год для молочной отрасли ознаменовался дефицитом кормов, связанным с плохим урожаем 2012 года и очень высокой ценой на зерно. Прибавились к этому инфляционные издержки по топливу, удобрениям и другим статям расходов. Кроме того, сказались серьезные задержки выплат дотаций от государства. В результате производители молока экономили на всем, включая корма, многие вынуждены были снизить объемы производства или вовсе прекратить работу.

Куда убежало молоко

По словам председателя правления Национального союза производителей молока «Союзмолоко» Андрея Даниленко, снижение объема производства привело к устойчивому росту цены на сырое молоко. В среднем по 2013 году рост цены составил более 30%. «Это создало серьезные проблемы для перерабатывающих предприятий, у которых рентабельность из-за высокой себестоимости сырья стала стремиться к нулю, – говорит эксперт. – Чтобы остаться на плаву, они вынуждены были экономить: либо сворачивать часть производства, либо искать более дешевое сырье (сухое молоко, сухую сыворотку или растительные жиры)».

Ситуация усугубляется еще и тем, что большая часть производителей и молокоперерабатывающих предприятий – это инвестиционные проекты, которые еще не окупились. Узнав о запуске национального проекта по развитию молочной отрасли 2006−2008 годов, бизнес поверил государству и инвестировал в огромное количество молочных проектов, поясняет Микаэл Нанушнян, заместитель руководителя рабочей группы экспертного совета при Правительстве по развитию АПК. «В то время окупить эти проекты при поддержке государства было реально, однако условия, которые государство должно было обеспечить для ведения выгодного молочного производства, не были созданы, – констатирует эксперт. – В итоге сегодня мы имеем провал цены. Череда засух увеличила себестоимость молока, и соотношение себестоимости и стоимости реализации молока, которое было при запуске инвестпроектов очень привлекательным, сейчас ушло в минус».

Недостаточная роль государства как регулятора в области обеспечения необходимого уровня цен на продукцию для того, чтобы молочный бизнес мог выгодно работать, – вот ключевой фактор, который сегодня негативно влияет на отрасль, убежден эксперт. И решения Минсельхоза об увеличении срока льготного кредитования производителей молока до 15 лет, по мнению Нанушняна, тут недостаточно.

«Необходимо, чтобы государство выполняло роль регулятора и давало возможность производителям все эти 15 лет расти и развиваться, – подчеркивает эксперт. – Ведь бизнес рад бы, но не может выйти из проектов, потому что все стали заложниками ситуации. Практически все руководители подписали личные поручительства, когда банки предъявили повышенные требования по залоговой базе. И сегодня в большинстве случаев даже если предприятие уже почти банкрот, оно вынуждено тянуть время, ожидая, что ситуация изменится».

Однако критическая ситуация наблюдается далеко не во всех молочных хозяйствах. «У нас в Угличском районе засухи в этом году не было, – рассказывает Сергей Ключников, коммерческий директор холдинга «АгриВолга» (Ярославская обл.; молочное и мясное животноводство). – А так как корм мы производим сами, то и зависимости от рыночных цен у нас нет. Поэтому поголовье молочного скота мы не уменьшали. Что касается так называемого «молочного кризиса», то он проявился лишь в том, что предложений купить молоко поступает больше, чем мы можем продать». По словам Ключникова, если в 2012 году средняя цена молока в его холдинге составляла 15−15,5 руб./кг, то в прошлом году превышала 18 руб./кг. При этом в ноябре цена достигла 21,2 руб./кг, доволен коммерческий директор.

Кому нужно молоко

Единственный относительно позитивный момент в сложившейся ситуации заключается в том, что, несмотря на нехватку сырья, в стране удалось сохранить объем потребления молока и молочной продукции. Так, по данным Минсельхоза РФ, ситуация на молочном рынке в настоящее время свидетельствует о росте потребительского спроса на молоко на фоне снижения его производства. Более того, в результате определенного дефицита товарного молока создается благоприятная среда для производителей сырого молока, считает директор Департамента животноводства и племенного дела Владимир Лабинов. При этом растет объем производства цельномолочной продукции – главного сегмента потребления товарного молока. Однако аграриев и переработчиков столь оптимистичные заявления Минсельхоза РФ немного озадачивают. «По сравнению с позапрошлым годом, экономика крайне негативная. Это привело к росту цен на готовую продукцию и, как следствие, остановке роста потребления. Возможно, в дальнейшем мы увидим падение потребления», – прогнозирует Даниленко.

«Создается впечатление, что главу государства и председателя Правительства уводят от понимания ситуации, в которой находится наша молочная отрасль, – огорчен Сергей Байзульдинов, руководитель племзавода «Трудовой» (Саратовская обл.). – В то же время все, кто работают в отрасли, прекрасно видят, что происходит. Например, в этом учебном году в аграрный университет им. Тимирязева никто на зоотехников и ветврачей не идет, потому что некуда будет идти работать после окончания».

Между тем, сейчас, когда рынок России открыт для импорта, принципиально важно сохранить долю собственного рынка молока и молочной продукции и обеспечить продовольственную безопасность страны. Впереди нас ждет серьезная проблема отмены квот в Евросоюзе на ограничение производства молока, что колоссально увеличит нагрузку на наш рынок, а в 2016 году будет резкое снижение импортных пошлин в рамках вступления в ВТО, говорит Даниленко из «Союзмолоко». «Мы сегодня финансово неконкурентоспособны в Евросоюзе, что приводит к резкому увеличению доли импорта, которая только за прошлый год выросла как минимум на 20%. Сейчас наша самообеспеченность молочной продукцией в лучшем случае достигает 60%. И если такая тенденция продолжится, мы очень скоро приблизимся к отметке 50% или даже еще меньше. При этом чем больше будет доля импортного рынка, тем сложнее нам будет диктовать условия по ценообразованию», – комментирует эксперт.

Государство не слышит

«Мне кажется, мы тащим этот обоз – молочную отрасль – как лебедь рак и щука, в разные стороны, – рассуждает Байзульдинов из «Трудового». – Вот в августе 2013 было совещание в Екатеринбурге, собрали 56 регионов. Министр выступил перед нами, но из нас никого не послушал и на другой день улетел. Директора выступали уже после. А кому докладывать, если начальства нет?» – возмущен аграрий.

Согласен с этим и Нанушнян. «Прогнозы о падении производства и отрицательных результатах новой политики Минсельхоза в отношении отрасли были даны с самого начала, и сейчас мы получили подтверждение этих прогнозов, – констатирует независимый эксперт. – Ведь так называемая форма поддержки неудобна, она не дает никакого стимула для развития. Но, к сожалению, разговор производителей с властью – это разговор глухого с немым».

«На сегодняшний день госпрограмма не обеспечивает вектора развития, она лишь замораживает ситуацию, которая во многом негативна, – подтверждает его слова Вячеслав Телегин, председатель совета АККОР (ассоциации КФХ и сельскохозяйственных кооперативов России). – Президент говорит на съездах только одно: «слушайте бизнес-сообщества». Получается, что нас слушают, но не слышат. И те предложения, которые бизнес-сообщества через ассоциации доводят до руководства отрасли, не принимаются в нормативно-правовых документах».

К слову, в Минсельхозе РФ к многочисленным жалобам аграриев прислушиваться все же пытаются. По словам директора Департамента животноводства и племенного дела Владимира Лабинова, Минсельхозом России подготовлены предложения о внесении изменений в «Правила предоставления и распределения субсидий из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на возмещение части затрат сельскохозяйственных товаропроизводителей на 1 литр (килограмм) реализованного товарного молока».

Начиная с 2014 года, изменения предусматривают снятие обязательств с субъектов Российской Федерации по недопущению снижения объемов производства молока, молочной продуктивности коров и выходу телят на 100 коров по отношению к соответствующему периоду прошлого года. Также с 2014 года снижаются требования к сельхозтоваропроизводителям по росту молочной продуктивности коров и выходу телят на 100 коров. «Например, начиная с 2014 года, у сельхозтоваропроизводителей со средней продуктивностью коров (7 тыс. кг молока и выше) допускается снижение молочной продуктивности до 5% по отношению к соответствующему периоду предшествующего года», – говорит чиновник.

Кроме того, по словам Лабинова, предлагается обеспечить выход не менее 70 голов телят в расчете на 100 коров в год, предшествующий текущему году. Плановые показатели по выходу телят в Российской Федерации ранее не предполагались. Такой уровень воспроизводства стада позволяет осуществлять его ремонт за счет собственных ресурсов без покупки ремонтного молодняка извне, поясняет чиновник. Указанный показатель по выходу телят на 100 коров, предлагается для всех субъектов и товаропроизводителей Российской Федерации.

Война за субсидии

Как сообщили «АТт» в Департаменте животноводства и племенного дела, Государственной программой развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013−2020 годы предусмотрены следующие направления государственной поддержки подотрасли молочного скотоводства: субсидирование процентной ставки по краткосрочным и инвестиционным кредитам, поддержка на содержание племенного маточного поголовья и покупку племенного молодняка, софинансирование мероприятий в рамках региональных программ по развитию молочного скотоводства, а также субсидии на компенсацию части затрат по страховым платежам.

Кроме того, еще с 2013 года предусмотрено оказание нового вида господдержки – выделение субсидий на 1 кг реализованного (товарного) молока не ниже первого сорта.

«На субсидирование реализованного молока из федерального бюджета в 2013 году первоначально было выделено 9,5 млрд руб. Но в связи с подорожанием в прошлом году кормов на данное направление из федерального бюджета было дополнительно выделено еще 3,2 млрд руб., – подчеркивает Лабинов. – Таким образом, прямая поддержка молочного скотоводства, которая включает также выделение субсидий на содержание племенного маточного поголовья (2,29 млрд руб.) и реализацию мероприятий экономически значимых региональных программ развития молочного скотоводства (1,13 млрд руб.), в 2013 году составила 16,12 млрд руб., что в 2,9 раза больше по сравнению с 2012-м».

Тем не менее, несмотря на довольно внушительный объем государственной поддержки, производители молока не считают, что государство оказало им какую-то реальную помощь в сложившейся ситуации.

Концепция поддержки производителей молока, принятая Минсельхозом РФ в начале 2013 года, ориентирована на ограничение получения денег, уверены аграрии. В качестве критериев получения субсидий на литр товарного молока указаны показатели сортности, содержание белка, жирность, а также процент выхода телят. А это означает, что, несмотря на то, что субсидии есть, получить их могут далеко не все. Кроме того, по мнению «Союзмолоко», очень многих подобная непрозрачная схема будет стимулировать к приписыванию показателей качества и получению поддержки в обход закона. То есть такая система логична, если в стране избыток молока и не коррумпированная система контроля.

«Однако система контроля у нас, к сожалению, коррумпированная и мы все об этом знаем, – заявляет Даниленко. – И чем больше для этого создается стимулов, тем хуже. Поэтому мы считаем, что в текущей ситуации необходимо дать максимальный объем поддержки максимальному числу производителей, чтобы у них был стимул продолжать свою работу».

Первая задача состоит в том, чтобы наращивать объемы производства, рассуждает Даниленко. «Нельзя бороться за качественные показатели и одновременно увеличивать рост производства, когда у нас дефицит и очень высокая себестоимость. Это все равно, что нажимать на газ и тормоз одновременно», – недоумевает эксперт.

Кстати, стоит отметить, что довольно большой процент производителей молока – это не те, кто берет многомиллионные кредиты, а те предприятия, которые занимаются молочным производством еще с советских времен. «Получается, такие производители нам не нужны, а нужны только те, кто построил суперсовременные комплексы и в состоянии обеспечить самое высокое качество молока», – возмущается Даниленко. Поддерживает эту мысль и Вячеслав Телегин из АККОРа. По его словам, когда еще год назад производители обсуждали новые правила поддержки субсидиями, о том, что эти дотации не отвечают интересам малого бизнеса, было сказано сразу.

«Впервые на молоко выделили деньги, и достаточно значительные, но, по итогам 9 месяцев 2013 года получили минус 1,1 млн т производства молока. И это только по официальной статистике. Как тут не задуматься? – размышляет эксперт. – Очевидно, что правила, по которым распределяются субсидии на молоко, неэффективны. Необходимо менять их и прислушиваться к тому, что говорят производители». Вопрос о неэффективности применения субсидий на литр молока действительно поднимался Минсельхозом в конце сезона «большого молока». Тогда чиновники озвучили предложение о пересмотре поддержки аграриев по этому пункту и даже планировали отказаться от него, перераспределив финансы на другие формы субсидий. Идея вызывала бурную реакцию среди производителей.

«Мы ничего не умеем делать, кроме того, чему нас научили родители, и того, что у нас в крови, – заниматься сельским хозяйством и производить молоко. И не надо нас толкать к тому, чтобы забросить все это! – негодует Сергей Байзульдинов. – У меня молочный комплекс на 3,5 тыс. голов, мы производим 73 т молока. А от Министерства сельского хозяйства вдруг исходит распоряжение снизить нам субсидии на литр. А почему? Неэффективное вложение. Но о каком эффективном вложении они говорят, когда дотации за полгода мы получили только в июне месяце? А после больше мы ни рубля не получили. Какой может быть эффект, если еще ничего ни вложили?»

По словам Байзульдинова, в прошлом году его хозяйство произвело молока на 550 т больше по сравнению с 2012-м. «С начала 2013 года мы стали ежемесячно производить на 20 т больше. Кроме того, мы приобрели 600 голов нетелей в Америке. Поэтому субсидии на 1 литр молока нам сейчас крайне важны, – объясняет аграрий. – И если нам их снизят, я боюсь, мои сыновья уйдут в другую отрасль. Они хотят зарабатывать, и можно их понять. Сам я, конечно, останусь – в этом хозяйстве вся моя жизнь. В молочном животноводстве ведь работают люди, которые действительно преданы делу и которые хотят изменить ситуацию».

А вот в холдинге «АгриВолга» предпочитают рассчитывать только на себя. По словам Сергея Ключникова, такая политика позволяет предприятию оставаться на плаву. «Да, мы получаем определенную помощь от региональных властей. Но в основном мы рассчитываем на собственные средства», – объясняет коммерческий директор.

Безусловно, длительный срок окупаемости молочного животноводства объясняет тот спад, который мы получили в прошлом году, и при условии, что он будет остановлен, отрасль через 3−4 года будет восстановлена собственными силами, прогнозирует Нанушнян. Но для этого необходимо, чтобы государство услышало производителей. 

20.02.2014«Агротехника и технологии»  30

Понравилась статья? Поделись:

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.