Логотип газеты Крестьянский Двор

Страшный сон фермера, или Три уровня управления заразихой

Впервые с главой по маркетингу масличных культур компании «Сингента» испанцем Луисом Карлосом Алонсо многие из нас познакомились в апреле 2012 года в Саратове в пансионате «Сокол», когда проходила конференция «Высокоолеиновый подсолнечник: Новые возможности для Саратовской области». Её организатором выступала компания «Солнечные продукты».

Уже тогда мы понимали, что Луис Алонсо, международный эксперт по масличным культурам, – самый настоящий живой гуру и что лучше него никто не расскажет ни про высокоолеиновый подсолнечник, ни про заразиху.

В феврале этого года Алонсо принимал участие в «Международных диалогах о подсолнечнике», организованных в Саратове компанией «Сингента», многие слышали про его замечательный «комплексный метод доктора Алонсо», а также историю про то, как в 1998 году он открыл свойство имидазолинонов контролировать заразиху, совершив революцию в технологии выращивания подсолнечника.

На этот раз Луис Карлос Алонсо в Саратов добраться не смог из-за нелетной погоды, поэтому нам пришлось воспринимать созданную им презентацию из уст Александра Цибульского, сотрудника отдела RND компании «Сингента».

Лектор начал своё выступление с пяти наиболее важных вопросов, которые тут же вызвали волнение в зале.

1. Почему рекомендуется девятилетний оборот, хотя заразиха сохраняется в почве около двадцати лет?

2. Существует ли агротехнический метод снижения инфекции?

3. Почему заразиха побеждает подсолнечник и создает новые расы?

4. Возможен ли химический контроль над заразихой?

5. Как мы можем предотвратить заражение новых областей России?

«Да, в Саратовской области некоторые товарищи уже сеют подсолнечник по подсолнечнику или через два года на третий!» – прошлось по рядам. «А это значит, что не сегодня, так завтра наступит полный «апофеоз», – откликнулось в зале эхом.

Одно растение заразихи продуцирует до 700 тысяч мелких семян, которые сложно контролировать. По сути, это самый опасный сорняк подсолнечника, бороться с которым можно только комплексно и только совместными усилиями.

Луис Карлос предлагает вот что. Первый шаг – создание гибридов, генетически устойчивых к новым расам заразихи. Второй – химический контроль с помощью гербицида Евро-лайтнинга. Третий – как и при африканской чуме свиней, мощнейшие заградительные мероприятия: оборудование нужно продувать, а лучше – мыть. Поле, зараженное заразихой, следует убирать в последнюю очередь, чтобы предотвратить перенос на другие поля.

Рассматривая первый вопрос, Александр напомнил, что раньше в растениеводстве приветствовались длинные севообороты, в которые непременно включалась кукуруза. Люди не знали, что они устраивают на заразиху самую настоящую охоту, поскольку и кукуруза, и сорго, и просо являются для заразихи культурами - ловушками. Также прорастание заразихи провоцируют лен, сурепица, рапс, но в значительно меньшей степени, чем кукуруза. Включение в севооборот культур-ловушек позволяет уменьшить запас заразихи в почве на 50-60 процентов при каждом посеве данных культур.

Но опять специалисты предупреждают: растения-ловушки не панацея, потому что разные сорта и гибриды проса, сорго, кукурузы и т.д. разных компаний заразиху провоцируют по-разному.

Говоря об агрономическом методе борьбы с заразихой, наш эксперт настаивает на отказе от оборота пласта. Когда семена осыпаются, они ложатся на поверхность и подвергаются внешним факторам, кроме того они вряд ли смогут добраться до корней подсолнечника. При вспашке мы старательно заделываем семена в почву, они там консервируются и при первой возможности начинают развиваться. Однако Луис Карлос не настаивает на полном переходе на no-till. Он лишь советует после подсолнечника не пахать, а лучше накрыть «вражеское племя» гербицидом.

В качестве наглядного примера Алонсо напоминает о ситуации, сложившейся в 1986 году в штате Кордова в Испании с конскими бобами. Правительство Страны басков доплачивало за их выращивание очень большие субсидии, и бобы, как у нас подсолнечник, привели к варварскому сокращению севооборота. Получилось так, что все растения оказались в плену у заразихи. Чтобы справиться с проблемой, испанские аграрии перешли на no-till. Применяя данную технологию, они получили на одном бобе три растения заразихи. Для сравнения: при обороте пласта – 32 бесхлорофилльных паразита.

Рассуждая о причинах «бессмертия» заразихи, Алонсо в предлагаемых таблицах показывает: генетическая устойчивость – лучшее решение до того момента, пока не появится новая раса. А она у нас выходит наружу «со скоростью» два-три года после внедрения новых гибридов.

Наблюдая ситуацию в течение многих лет, Л.К. Алонсо делает вывод, что новые расы появляются из тех, что уже существуют в почве. То есть раса А или В легко мутирует в расу F. Чтобы предотвратить появление новой расы, нужно использовать новые гибриды и химию.

Позволю себе его процитировать: «Вывод напрашивается сам: чем быстрее мы будем выводить на рынок генетически устойчивые к расам F и G гибриды подсолнечника, тем скорее на полях появится новая раса заразихи. Этот замкнутый круг, возникающий в ходе сопряженной эволюции хозяина и паразита, объясняет, почему, помимо генетически устойчивых гибридов, нужно использовать CLEARFIELD®-технологию.

Таким образом, с помощью КОМПЛЕКСНОГО ПОДХОДА агроном будет держать под контролем возможность возникновения новых рас заразихи».

Почему так сложно химией контролировать заразиху? Да потому что это бесхлорофильное растение, не имеющее корней. Поэтому его не убить ни контактными, ни почвенными гербицидами, тут нужны системные.

Если у вас в поле есть заразиха расы Е, не нужно использовать незаразихоустойчивые гибриды. Нужно высевать либо устойчивые к расе Е плюс Клеарфилд, либо расу Е. Высевая в поле гибриды, устойчивые к расе F, вы подталкиваете заразиху к мутации.

Почему, если у вас в поле много заразихи, нельзя использовать гибриды без генетической устойчивости? Потому что заразиха непременно будет атаковать подсолнечник и прорастёт. Гербицидный контроль защищает генетическую устойчивость и наоборот.

Напоминаем: в арсенале компании «Сингента» имеется пять гибридов с генетической устойчивостью к новым расам заразихи. Это среднеранние гибриды Босфора, СИ Кадикс, Трансол и среднеспелые гибриды СИ Ласкала и СИ Купава. Последние два гибрида были созданы для ведущих производителей подсолнечника Восточной Европы: Украины и России.

Не успел Александр закончить своё выступление, тут же посыпались вопросы. Как определить, какая раса захватила твоё поле? Ответ: по устойчивому гибриду. Например, если НК Брио, то этот гибрид устойчив к расе Е. А если СИ Купава, раса F. В зале опять послышался шум. Вышедший на подмогу представитель компании договорился до того, что расу заразихи могут определить лишь в одной французской лаборатории. А еще до того, что единственное спасение «утопающих» – гербицид Клеарфилд, создавший, между прочим, в этом засушливом году немало проблем. Например, превратил у одних фермеров 260 гектаров подсолнечника в «ромашковое поле».

И тут не выдержал один из самых интересных, на мой взгляд, людей – Владимир Тимофеевич Ильинский, владелец двух очень непростых и отдаленных хозяйств Вольского района.

– Кто сейчас знает, у кого какая заразиха? Нам нужна серьёзная система борьбы с ней, потому что на регион надвигается самая настоящая беда. Саратовская область является одним из главных поставщиков подсолнечника в России, так помогите нам. Мне кажется, мы не очень серьёзно относимся к проблеме, которая перед нами всеми встала. А я заразиху, откровенно говоря, боюсь.

Представитель «Сингенты»:

– Вот почему мы предлагаем вам комплексное решение: устойчивый гибрид с Клеарфилдом вместе. А дальше пошла ссылка на Всероссийский научно-исследовательский институт масличных культур, где тоже проводят для «Сингенты» лабораторные исследования и накоплен большой опыт изучения заразихи. Как только была названа фамилия Т.С. Антоновой, заведующей лабораторией иммунитета и электрофореза ГНУ ВНИИМК, доктора биологических наук, у меня сразу же возникло желание процитировать лишь маленькую часть одной из её работ.

«В свете новых знаний о высоком потенциале репродуктивной функции заразихи совершенно недопустимым является распространенный метод борьбы с этим паразитом культивацией междурядий посевов подсолнечника. При этом уничтожается надземная часть растений заразихи, а их остатки в корнях подсолнечника реализуют свой потенциал репродуктивной функции, формируя новые адвентивные побеги и в большем количестве».

Посыл «С семенами подсолнечника факт заражения почвы не зарегистрирован» также вызвал большой шум недоверия в зале: если мы заразиху развозим по стране с колесами автомобилей, что нам мешает упаковывать её в мешки с семенами, тем более что она мельче пыли? Специалисты выдвинули довод, что заразиха и корзинки подсолнечника находятся на разных ярусах, что вызвало откровенное веселье. «У нас есть официальное письмо от

ВНИИМКа, что факт передачи заразихи с семенами в научном мире не зафиксирован», – выдвинул предпоследний аргумент докладчик и сам же признался, что карантинная инспекция не очень в это верит. Самый последний аргумент: «В условиях Америки и Чили, где мы производим семена, заразихи нет вообще» – вызвал протестные высказывания в адрес семян, производимых в России, ведь их выращивают на Юге, атакованном этим паразитом.

На реплику «Мы же вам не привезли из Чили заразиху» – Ильинский искренне ответил: «А мы не знаем!».

– Когда начинается прорастание заразихи?

– Прорастание заразихи начинается с температуры почвы 15 градусов и с глубины примерно 20 сантиметров.

– Можно ли падалицу считать растением-провокатором?

– Да, это тоже один из способов, но эффект будет небольшим: от 30 до 50 процентов.

– Почему вы не используете биологический метод борьбы при помощи гриба Fusarium orobanche или мушки Phytomyza orobanchia?

Это вопрос задал, пожалуй, самый маститый представитель армии защитников растений, сотрудник Саратовского филиала Россельхозцентра Борис Серафимович Якушев.

– В определенные годы, действительно, видно, как муха фитомиза выедает коробочки вредителя, но весь вопрос в том, что компания «Сингента» не занимается биологическими методами борьбы с вредителями растений. И вообще биологические способы хорошо работают в условиях достаточного увлажнения, а Саратовская область к ним не относится.

– Не надо, мушка фитомиза прекрасно работает на заразихе. У нас целая биофабрика для этого существует!

На этом терпение у организаторов закончилось, и разговор перешел на совершенно другую тему.

Светлана ЛУКА

20.11.2014Светлана ЛУКА  697

Понравилась статья? Поделись:

Комментарии (9)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.