Логотип газеты Крестьянский Двор

Агросоюзмаркет

TVS

Кооперация. Перезагрузка

В Саратовской области строительство и модернизацию убойных пунктов вполне осознанно решено провернуть под флагом сельскохозяйственной потребительской кооперации. Видимо, так удобней направлять средства из федерального и областного бюджетов в переработку мяса, чтобы при проверке не наказала прокуратура. И ничего, что при этом суть кооперации искажается, а сама кооперация сводится на нет. Тот самый случай, когда благая цель оправдывает средства.

Кооперация, СПП ССК «Яковлевский», Базарно-Карабулакский район, Зариф Кешафович Акчурин, РСО «Агроконтроль», Андрей Морозов, Алексей Стрельников, Светлана Ундрова, Елена Демидова, Василий Андреев, Ержан Канафин, Жумагул Конгалиевич ТимировВот почему в сегодняшнем номере нашей газеты вы не увидите портрета Зарифа Кешафовича Акчурина, законного, если судить по документам, председателя сельскохозяйственного потребительского перерабатывающего снабженческо-сбытового кооператива (СПП ССК) «Яковлевский» Базарно-Карабулакского района, на базе которого в самом конце прошлого года открылся новый убойный пункт. Зато перед вами – талантливый предприниматель и наверняка, родственник Зарифа – Рушан Абдряшитович Акчурин, директор ООО «Долина» из той же Яковлевки Базарно-Карабулакского района.

Это он вложил свои средства в новое производство, он разрезал красную ленточку на входе в суперсовременный убойный цех, он принимал поздравления гостей, приехавших со всех концов области, он получал из рук заместителя председателя правительства области медаль за участие в последней «Золотой осени», он приготовил щедрый обед почти что на сто человек. И это его в районной газете почему-то называют учредителем «Яковлевского», хотя у кооперативов, всем известно, учредителей не бывает. Управление деятельностью кооператива происходит на демократических началах: один член – один голос.

Из-за разного понимания, что такое на самом деле сельскохозяйственный потребительский кооператив, какова его миссия, и разгорелись основные прения на семинаре, который после церемонии открытия цеха прошел в сельской школе села Шняево.

Зачем выдавать семейный бизнес Акчуриных за апофеоз кооперации, понятно. Цех ведь и в самом деле построен, да еще всем на зависть. Лучший во всей Саратовской области! Производственные мощности позволяют осуществлять забой от 12 до 50 голов КРС за смену. Да еще с соблюдением всех мусульманских традиций. Даже двухэтажное здание расположено так, как того требует Коран. Второй этаж предусмотрен для создания цеха переработки, выпуска полуфабрикатов, хотя куда ж больше? Еще в момент организации, в мае 2008 года, в устав СПП ССК «Яковлевский» включили 11 видов деятельности. Реализуются в основном молоко, подсолнечное масло и мясо. Часть уходит населению, часть отправляется в учреждения социальной сферы района. За последние

3 года объем выручки от реализации продукции увеличился с 19,4 млн рублей в 2014 году до 72,9 млн рублей в 2016 году – рост в 3,7 раза к уровню 2014 года, к уровню 2015 года – в 2,6 раза. Новый цех, построенный благодаря полученному в 2016 году гранту, будет оказывать услуги для жителей населенных пунктов, расположенных в 30-километровой зоне от Яковлевки.

Энергичного, очень грамотного и рачительного Рушана Акчурина справедливо называют своеобразной «батарейкой», «драйвером» (это слово особенно полюбилось зампреду правительства области Алексею Стрельникову) кооператива, в котором по официальной статистике работают 12 человек и зарплату они получают на уровне 18 тысяч рублей в месяц. Вот с кого надо брать пример!

*** 

В конце декабря 2017 года как-то незаметно для большинства наших аграриев произошло воистину эпохальное событие: министерство сельского хозяйства Саратовской области под руководством заместителя председателя правительства Алексея Стрельникова впервые за последние несколько лет провело в Базарно-Карабулакском районе совещание под историческим лозунгом «О сельскохозяйственной кооперации». Да еще пригласило в гости президента и исполнительного директора РСО «Агроконтроль» Андрея Морозова и Галину Явкину.

Кооперация, СПП ССК «Яковлевский», Базарно-Карабулакский район, Зариф Кешафович Акчурин, РСО «Агроконтроль», Андрей Морозов, Алексей Стрельников, Светлана Ундрова, Елена Демидова, Василий Андреев, Ержан Канафин, Жумагул Конгалиевич ТимировДавненько власть не поднимала этой темы, что и говорить. Да и отдана она в родном ведомстве на откуп отделу развития мясомолочной промышленности и кооперации, по сути одному человеку. В принципер, уже само объединение «святого» с «грешным», наложение «сакрального» на «порнографическое» показывает, что саратовцы сводят понятие кооперация (лат. cooperatio – сотрудничество) только к «забою» и заготовке мяса. Хотя это величайший экономический инструмент, можно сказать целая религия, благодаря которой некогда отсталые государства на наших с вами глазах добились экономического чуда.

Похоже, модератора совещания – Алексея Владимировича Стрельникова – это нисколько не смущает. На заседании он всё время говорит о некой «диффузии» в ту или иную сторону, «вариативности» этого движения, о собственной «узкой маленькой дороге к достижению целей, поставленных президентом и губернатором». И даже выступление «гуру» кооперации Андрея Валерьевича Морозова не сбивает его с мысли, что «мы идем к цели различными путями». Он говорит о собственной дорожной карте, о региональной программе развития кооперации, обещает, что кооперативное движение в Саратовской области будет возобновлено. Пусть и «сверху», а не «снизу», как это написано в учебниках, пусть путем узурпации власти, но в итоге мы получим развитие территории, как в той же Липецкой области. А заодно построим убойные цеха. И пусть потом кооперативы развалятся, поскольку это будет, по Стрельникову, «не чисто коммерческая структура и не чисто кооператив», но цеха-то останутся.

Алексей Владимирович называет имя Николая Федоровича Тагинцева, своего коллеги, заместителя главы администрации Липецкой области, который весьма преуспел в этой теме. Что ж, теперь мы будем знать, откуда дует ветер в коридорах регионального минсельхоза. «Наша задача – «смотивировать» развитие сельскохозяйственного производства», – объясняет новая правительственная «метла».

Как эти слова Алексея Владимировича Стрельникова похожи на пожелания бывшего губернатора Пензенской области Василия Бочкарева в интервью нашей газете! «Надо будить народ, надо всеми силами будить народ, – говорил он, объясняя, почему на традиционной мартовской сельскохозяйственной выставке в областном центре собирает самых мелких предпринимателей из самых глухих углов. – Это ничего, что творог у них пока недоваренный, и кроликов всего 20 штук, и лимонад недостаточно шипучий – не беда, научатся. Зато мы даем людям в руки «удочки», чтобы они «ловили рыбу», кормили себя и свои семьи. Тогда и бюджету будет полегче».

А мы у себя в Саратовской губернии только сейчас начинаем говорить про какую-то самозанятость и прочее, хотя вот вам наглядный пример победы кооперативного движения – газета «Крестьянский Двор». В марте нам исполнится 16 лет. Она создавалась на средства кооператива второго уровня «Кооператор Поволжья», на деньги простых небогатых, но сознательных фермеров. Нужно было отстаивать свои интересы, поэтому они замахнулись на собственный медиа-проект. Почему и этот, и еще один кооператив второго уровня «Гарант» приказали долго жить – другой разговор. Но в Саратовской области имеются уникальные фермерские и кооперативные традиции, редчайшие специалисты и… тяжелейшие незалеченные раны от предательств, разочарований, экономических потерь и прочего. Поэтому Алексею Владимировичу Стрельникову и его команде придется очень нелегко, даже если они пойдут по «маленькой» дорожке, оглядываясь на опыт Липецкой области.

 «Тетя ханум»

Выражение «Тетя ханум» – это символ поражения, фиаско, провала. Данная «тетя» точно нас ожидает, если сбудется обещание заместителя министра сельского хозяйства Саратовской области Светланы Александровны Ундровой, и министерство навесит на Информационно-консультационную службу еще одну госуслугу – Центр компетенции в сфере развития сельскохозяйственной кооперации. Идея сама по себе великолепная, но когда людям месяцами не выдают заработную плату, а министр с заместителями выписывают себе по итогам года по нескольку окладов, вряд ли «бедных сироток» взбодрит перспектива заниматься еще и кооперацией.

Кооперация, СПП ССК «Яковлевский», Базарно-Карабулакский район, Зариф Кешафович Акчурин, РСО «Агроконтроль», Андрей Морозов, Алексей Стрельников, Светлана Ундрова, Елена Демидова, Василий Андреев, Ержан Канафин, Жумагул Конгалиевич ТимировСветлана Ундрова, работающая не первый год в минсельхозе, надеется, что общими усилиями ситуация будет улучшена. При этом, обратите внимание, это в казенном унитарном предприятии Чувашии «Агроинновации» вся необходимая информация по проектам для строительства тех же животноводческих ферм, убойных цехов, инвестиционных проектов, проектов по приобретению техники размещена прямо на сайте в очень доступной форме. У нас же не тексты, а криптограммы, ксерокопии документов, из которых ничего не понять. И вот этой «конторе» мы собираемся доверить ребенка, которого еще не родили.

Вот почему я так боюсь касаться любой темы, куда ступила нога минсельхоза. Кинешься проверять, а там нет ничего, одна видимость. Даже к стенограмме выступления Светланы Александровны прошу отнестись критически: то, что она называет кооперативом, по сути может являться лишь придатком к крупному сельхозпредприятию. Просто выдалась возможность «на халяву» получить господдержку, вот все кооперативы и пооткрывали. Только не подумайте, что я сельхозников осуждаю. Напротив, наше государство настолько не любит своих аграриев, что любую копейку из его кармана приходится выдирать клещами. Так почему бы не воспользоваться? Правда, к подлинной кооперации это не имеет никакого отношения. Об этом же говорит и Андрей Морозов. Впрочем, до него еще дойдет очередь, а пока статистика.

Ундрова свое выступление начинает со слов Владимира Путина, который по счастливому стечению обстоятельств, вспомнил в Воронеже и про кооперацию тоже. Полученный от Президента сигнал постепенно дошел и до региона, поэтому мы решились озвучить, что доля ЛПХ в общей структуре сельхозпроизводства Саратовской области составляет: по мясу 62,7%, по молоку – 77,6, по картофелю – 95, 3%, по производству яиц – 44,1%. «Наша область отличается низким уровнем обобществления сельхозпроизводства, поэтому тема кооперации актуальна», – говорит Ундрова. Ну а дальше цифры. В Саратовской области к 1 декабря 2017 года насчитывалось 95 сельскохозяйственных потребительских кооперативов, из них 45 – снабженческо-сбытовые, 13 – перерабатывающие, 13 – кредитные, 24 – обслуживающие. По видам деятельности: 7 занимаются закупкой молока,16 – закупкой мяса, 2 – зерном, 1 – предпродажной подготовкой овощей и картофеля, 1 – производством хлеба, подсолнечного масла и так далее. Доля действительно функционирующих, сбытовых перерабатывающих эффективных кооперативов составляет 52%, фактически половина.

Сельскохозяйственные потребительские кооперативы присутствуют в большинстве районов области за исключением Балтайского, Воскресенского, Духовницкого, Ершовского, Татищевского и Федоровского районов. Кооперативами за 9 месяцев 2017 года закуплено и произведено продукции на сумму 390 млн рублей.

За последние 5 лет резко провалилась статистика объемов отгруженных товаров и выполненных работ и услуг перерабатывающими кооперативами со 100 млн в 2013 году до 3 млн в 2016 году. Не лучшим образом выглядит аналогичный показатель снабженческо-сбытовых кооперативов с незначительным приростом в 2016 году. Также ежегодную понижающую динамику показывает кредитная кооперация, но в данном направлении решения принимать как-то сложно, это вопрос федерального значения, считает Светлана Александровна.

– Возвращаясь к сбытовой перерабатывающей кооперации, в период с 2013 и 2015 года мы видим, что в определенной степени упустили вопросы сбыта и переработки сельхозсырья на кооперативной основе, но с 2016 года пошел небольшой рост. Мы надеемся, что это связано с реализацией нового направления государственной программы развития сельского хозяйства – выдачей грантов на развитие материально-технической базы кооперативов.

С 2016 года министерством сельского хозяйства области осуществляется развитие сельскохозяйственных потребительских (перерабатывающих и сбытовых) кооперативов, зарегистрированных на территории области, путем предоставления грантовой поддержки на развитие материально-технической базы.

В 2016 году по итогам конкурсного отбора гранты получили три сельскохозяйственных потребительских кооператива: СПП ССК «Солнышко», СПП ССК «АМАН», СПК «Яковлевский». На реализацию мероприятий по грантовой поддержке сельскохозяйственных потребительских кооперативов было выделено 11,1 млн рублей. Привлечено собственных средств кооперативов на софинансирование в размере 11,7 млн рублей.

В 2017 году на мероприятия по грантовой поддержке было увеличено финансирование и выделено 32 697,6 тыс. рублей бюджетных средств.

В настоящий момент осуществляется реализация инвестиционных проектов в соответствии с программами развития кооперативов. По итогам реализации данных проектов будет создано 22 рабочих места, организовано 4 молокоприемных пункта, 2 цеха по переработке молока и 4 пункта по первичной переработке скота.

 Убить перекупщика

Сообщив, что план-задание по созданию 10 кооперативов в 2017 году выполнено, Светлана Александровна подробно остановилась на реализуемых и планируемых видах поддержки развития кооперации в 2018 году.

– Мы продолжим реализацию грантовой поддержки на создание основных фондов, объем финансового обеспечения сохранен на уровне 2017 года, то есть в бюджете заложено 32,6 млн. Кратко напомню условия предоставления этого вида поддержки: заявителем может являться сельскохозяйственный потребительский, сбытовой или перерабатывающий кооператив, действующий не менее 12 месяцев с даты регистрации, объединяющий не менее 10 сельхозтоваропроизводителей на правах членов кооператива. Рассмотрение вопроса о предоставлении гранта проводится конкурсной комиссией, по результатам заседания определяется размер причитающегося гранта. Доля субсидии в затратах кооператива на реализацию программы, как и в этом году, составит 60%.

Одним из обязательных условий получения субсидии является достижение показателей результативности ее предоставления. По данному виду поддержки установлено создание не менее одного постоянного рабочего места на каждые 3 млн рублей гранта и прирост объема сельхозпродукции предшествующего года к году получения гранта.

Несмотря на жесткие бюджетные ограничения, губернатором области принято решение расширить поддержку на развитие кооперации. Речь идет о субсидии, связанной с закупкой скота и молока, произведенных в крестьянских фермерских и личных подсобных хозяйствах граждан. Если говорить о мясе, субсидия выдается из расчета 15 руб. за 1 кг отгруженного на реализацию мяса в убойном весе, полученного от убоя скота (КРС, свиней, овец), произведенных зарегистрированными в установленном порядке на территории области КФХ и ЛПХ населения в условиях собственных или арендованных убойных пунктов (цехов), зарегистрированных управлением ветеринарии при правительстве области.

субсидии по молоку выплачиваются из расчета 3 рубля за 1 литр ( кг) в физическом весе, реализованного индивидуальным предпринимателям и юридическим лицам, занимающимся переработкой молока, а также в собственные (арендованные) цеха, закупленного в КФХ и ЛПХ населения, прошедшего первичную обработку в условиях собственных либо арендованных молокоприемных пунктов.

При этом не менее 50% продукции, которая будет подпадать под субсидирование, должна быть у членов кооператива.

Хотелось бы еще раз обратиться к представителям Красноармейского, Краснопартизанского, Саратовского, Питерского, Энгельсского, Калининского районов. У вас были проекты по введению мощностей по убою высокой степени готовности. Считаем, ваши бойни будут востребованы с введением этой субсидии.

В настоящее время вносятся изменения в программу. После вступления в силу и Закона о бюджете такой вид субсидий будет доступен. Мы в феврале планируем провести еще один семинар-совещание, на котором после выхода нормативных документов подробнее рассмотрим все нюансы, пригласим потенциальных получателей субсидий.

Таким образом мы планируем решить задачи и по стабилизации положения кооперативов, и по повышению доходности, и по вовлечению сельских жителей в кооперацию, по формированию конкурентоспособных партий продукции на базе кооперативов для обеспечения рынка. Также будут обстоятельно рассмотрены проблемы, связанные с проведением процессов сбора, переработки, реализации мяса и молока в соответствии с действующим законодательством.

Еще одним направлением деятельности хотелось бы назвать разработку региональной программы развития кооперации – она у нас подготовлена в виде комплекса мер по развитию кооперации до 2020 года. Здесь эта работа ведется совместно с корпорацией МСП, генеральный директор Александр Браверман.

Данный программный документ объединяет и отражает практически все реализуемые направления: финансовые, административные, имущественные, информационно-консультационные и другие виды поддержки с возможностью их корректировки и дополнения, с постановкой на контроль их исполнения и достижения показателей.

На февральское мероприятие мы планируем пригласить представителей корпорации с тем, чтобы они подробнее рассказали о механизмах и инструментах, которые есть в их распоряжении. Также пригласим Россельхозбанк и Сбербанк – финансовые учреждения нашей области. Также мы возлагаем большие надежды на ревизионные союзы сельскохозяйственных кооперативов. Эти организации владеют и внутренней природой функционирования кооперативов – проблемы, преимущества ведения такой организационной формы. Подготовлены соглашения о взаимодействии МСХ и ревизионных союзов, которые будут подписаны и начнут работать с начала 2018 года.

Стрельников: Государственная поддержка сельскохозяйственной кооперации серьезно возрастает по сравнению с прошлым годом. Мало того, мы на уровне региона вырабатываем пути стимулирования значимых проектов в сфере кооперации. К счастью, наша позиция подтверждена в Минсельхозе России и в корпорации МСП. Сегодня вопрос эффективности использования господдержки стоит во главе угла, поэтому мы будем отслеживать деятельность кооперативов и поддерживать только те проекты, которые реально дают отдачу. Целевые индикаторы по каждому направлению созданы.

Главное. Я прошу, чтобы вы нас правильно поняли: мы не хотим загонять вас палками в кооператив. Мы не хотим это делать силой и большим напряжением. Но… Обеспечение самозанятости идет по нескольким направлениям. Есть районы, которые сегодня ситуацию форсируют и создают большое количество малых форм хозяйствования в виде ИП и небольших КФХ. Это тоже путь к самозанятости и поддержанию малых сел, которые находятся в трудной ситуации. Вторая тема – это кооперация.

…Институтам развития сельскохозяйственной кооперации в Саратовской области было посвящено выступление ученого, который на данной теме, как говорится, съел большую лохматую собаку и который многие годы был тесно связан с реальным производством и фермерским движением. Это большой умница, Иван Петрович Глебов, заведующий кафедрой «Менеджмент в АПК» Саратовского аграрного университета, доктор экономических наук, профессор, заслуженный экономист Российской Федерации, агроном по своей первой специальности, выпускник СХИ 1974 года.

С присущей ему интеллигентностью, он по полочкам разложил теорию вопроса, предложив способ консолидации усилий. Его выступление, как выступление двух представителей ревизионных союзов мы решили вынести в следующий номер нашей газеты. Как и более подробный рассказ про «подвиги» базарно-карабулакских кооператоров.

Олег Александрович Чумбаев, глава Базарно-Карабулакского муниципального района, бывший летчик-инженер, награжденный в своё время орденом Красной звезды и орденом Мужества, заявил:

– Послушав профессионалов, уважаемых людей, понял, что мы в кооперации даже не дети, мы еще не родились.

Этого делать нельзя

Из выступления Андрея Валерьевича Морозова, президента Российской саморегулируемой
организации ревизионных союзов сельскохозяйственных кооперативов союз «Агроконтроль»:

– Закону №193-ФЗ от 08.12.95 «О сельскохозяйственной кооперации» исполнилось 22 года, но, как мы считаем, все-таки до 2012 года, первые 17 лет, это был в какой-то степени подготовительный период, несмотря на нацпроект, несмотря на частое употребление словосочетания «сельскохозяйственная кооперация» (СХК), все-таки по-настоящему серьезного внимания такому способу объединения сельхозтоваропроизводителей (СХТ) и методам решения их проблем государство не уделяло.

Кооперация, СПП ССК «Яковлевский», Базарно-Карабулакский район, Зариф Кешафович Акчурин, РСО «Агроконтроль», Андрей Морозов, Алексей Стрельников, Светлана Ундрова, Елена Демидова, Василий Андреев, Ержан Канафин, Жумагул Конгалиевич ТимировПоследние пять лет ситуация стала меняться, и вот тут появляются определенные тревоги. Не тревоги по поводу равнодушия и пустоты, это уже опасения, связанные с начавшимся процессом кооперативного строительства, с тем, чтобы этот процесс пошел в нужную сторону. Даже из того, что я услышал и когда полистал статистику, понял, что Саратовская область с мертвой точки сдвинулась. Хотя, конечно, есть районы, где нет кооперативов, есть белые пятна, но сейчас нужно говорить все-таки не об этом. Сейчас стоит рассуждать о том, как будет происходить развитие кооперативов, что нужно сделать, чтобы этот процесс не был формальным и от него был результат.

Первая наша тревога связана с тем, что зачастую в понятие «сельскохозяйственная кооперация» вкладываются смыслы, ей не свойственные, и возникают не свойственные ей ожидания. На самом деле понятие «сельскохозяйственные кооперативы» появилось потому и только потому, что отдельный сельхозтоваропроизводитель (СХТ) маленький, а те, с кем он имеет дело в экономике, – большие. Банк сильно больше, чем СХТ, страховая компания сильно больше, чем СХТ, торговая сеть сильно больше СХТ, поставщик удобрений сильно больше СХТ. И любой из них говорит: заключай сделку на моих условиях или не заключай вообще.

Как все 25 пореформенных лет СХТ к этому адаптировался? НИКАК!!! Он делегировал эту функцию частному предпринимателю. Например, ООО «Сельхозхимия», которое поставит ему СЗР и удобрения, микрофинансовой организации, которая даст ему займ или вообще какому-нибудь нелегальному кредитору, скупщику сельхозпродукции или частному переработчику, который заберет у него продукцию. Они этим занимались и занимаются по сей день, но… ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО в своих интересах. Сельскохозяйственный кооператив (СХК) – это альтернативная технология, которая позволяет создать свой собственный адаптер рынка. В чем разница? Посредник, скупив овощи и поставив их на рынки, снял головную боль у фермера, но ПРИБЫЛЬ ОСТАВИЛ СЕБЕ. Частник снабдил фермера заемными средствами, но ПРИБЫЛЬ ОСТАВИЛ СЕБЕ. Частник привез удобрения и даже с отсрочкой оплаты, но прибыль оставил себе. Кооператив должен сделать то же самое, но прибыль оставить сельхозтоваропроизводителю!

Это единственная форма, которая нас должна интересовать. Почему кооператив об этом, а потребительское общество (ПО), ООО, ИП и все другие юридические формы не об этом? Потому что только сельскохозяйственный кооператив (СХК) кого обслуживает, тем и принадлежит, теми и управляется. И наоборот. Кому принадлежит, тех и он обслуживает.

Иногда говорят: в законе указано, кооператив должен обслуживать не меньше 50% членов, а еще лучше 25% или вообще 5%. В законе можно написать всё что угодно, но тогда какой толк будет от этой организации?! Тогда она быстро станет очередным посторонним посредником по выводу добавленной стоимости из сельского хозяйства. Вот это вот совмещение управления собственности и обслуживания – и есть суть сельскохозяйственной кооперации.

Актуальна ли эта идея в современном государстве, в сегодняшней экономике? Судя по данным Росстата, крестьянину достается от 23 до 63% от конечной цены, хотя есть основание полагать, что эти официальные сведения несколько завышены, это средняя температура по больнице. Соответственно, самая основная задача развития сельхозкооперации – сдвинуть серое максимально далеко вправо, чтобы в руки производителя сельхозпродукции попадала вся сумма за вычетом реальных затрат на доведение товара до потребителя. Как это происходит в странах с кооперативной традицией. То есть когда говорят, что сельскохозяйственная кооперация – это некий процесс создания социальной стабильности, путь развития сельской территории, в некотором смысле это правильно. Но это производное цели. Эти цели будут достигнуты постольку, поскольку более богатым станет сам сельхозтоваропроизводитель. А СХТ станет более богатым, когда он, сбывая в кооператив молоко, получит существенно больше, чем ему доставалось от частного скупщика. А почему он получит существенно больше? Да потому, что он этим кооперативом полностью управляет и знает всю структуру его затрат.

Очень важно помнить: когда с каким-то явлением связываются неправильные, завышенные ожидания, потом наступает разочарование, так называемый эффект маятника. То, что мы вправе ожидать от кооперативного строительства, – это обогащение СХТ. Чтобы молоко сбывалось не по 18, а по 24 рубля. Чтобы картофель сбывался не по 7, а по 14 рублей. Есть вещи, которые связываются с сельхозкооперацией неправильно, по-обывательски.

Например, нельзя ставить знак равенства между развитием СХК и малого предпринимательства. Наоборот, развитие сельхозкооперации для многих ИП – нож острый. Когда вы разовьете СХК, многие малые предприниматели сменят место работы. Потому что они потеряют возможность изымать дополнительную прибыль из сельского хозяйства. Действительно, кто строит свой бизнес на скупке сельхозпродукции и торговле удобрениями, ГСМ, этот бизнес потеряет. Но благосостояние СХТ, по нашему глубокому убеждению, гораздо важнее.

Неоправданно ждать роста налоговых поступлений. Потому что сам кооператив много налогов не платит. А когда он состоит из личных подсобных хозяйств, так тем более. Но рост благосостояния фермера – это все равно оживление экономики. По-другому, не через налоги.

Неправильно говорить: кооперация приведет к тому, что горожанин станет есть более дешевую продукцию. Это не так. Если, скажем потребкооперация, которая ассоциируется с Центросоюзом, по своей идее – объединение горожан, чтобы скупить продукты подешевле, то сельхозкооператив – это объединение СХТ, чтобы продать продукты подороже. Чем дороже сумели продать, тем лучше стало фермеру и владельцу ЛПХ. Да, эти интересы в чем-то антагонистичны. Именно поэтому не сумели объединиться 100 лет назад «городская» и «сельская» потребительские кооперации. Но это нормально, это игра отраслей между собой.

Говорят, что кооперативы привлекают инвестиции. Чепуха! Любой инвестор – это субъект, имеющий какие-то средства и желающий их разместить на максимально выгодных для себя условиях. Где наиболее выгодно размещать? Разумеется, в принадлежащем ему самому бизнесе, который он способен контролировать. Кооператив контролирует СХТ. Поэтому, когда мы слышим, что в наш кооператив пришел какой-то инвестор, понимаем: скорее всего, это никакой не кооператив.

Ну и наконец, и еще со старой командой Минсельхоза России мы спорили на тему «рабочие места в кооперативах». Это такой оксюморон, образное сочетание противоречащих друг другу понятий. Когда развивается КФХ, в нем создаются рабочие места, это нормально. Когда развивается кооператив, применяющий современные технологии хранения и переработки сельхозпродукции, по идее, он должен сокращать рабочие места за счет автоматизации и роботизации. Странно, с чего бы это в кооперативе работать большому числу людей? В плане занятости задача сельскохозяйственных потребительских кооперативов совсем другая: за счет улучшения условий сбыта сельхозпродукции увеличить занятость у самих сельхозтоваропроизводителей.

Почему все эти замечательные идеи, успешно реализующиеся и в Польше, и в Дании, и в Америке, и в Австралии, с таким трудом на 25-м году аграрной реформы воплощаются у нас? Есть около десятка причин, но мы постарались выделить три.

Первая причина. Многие утверждают: кооперативы не развиваются, потому что нет денег. Правда это или нет? Отчасти это так. Чтобы построить кооператив по хранению овощей, нужно вложить средства, а их вроде как нет. Но ведь есть виды кооперации, которые не требуют никаких затрат инвестиционного характера. Например, снабженческая кооперация. Какие нужны капитальные затраты, чтобы объединиться и коллективно приобретать минеральные удобрения по более выгодной цене? Нужно только договориться, найти станцию, где будет раскредитовываться вагон. Вот и всё! Однако снабженческих кооперативов не так много. Значит, проблема не только в деньгах.

Вторая причина. Мы о ней особенно часто стали говорить с тех пор, как появилось акционерное общество «Федеральная корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства» (Корпорация МСП). Это некоторая непоследовательность государственной политики (дай бог, чтобы Саратовская область ее избежала) – поддерживать одновременно и кооператив, и его конкурента. Как вы знаете, сегодня почти вся сельхозпродукция Германии сбывается через кооперативы Райффайзена, через них же оказываются услуги. Одному из ведущих специалистов этой системы мы задали провокационный вопрос: что было бы сегодня в Германии, если бы у вас не возникли кооперативы при Райффайзене? Как бы вы сейчас создавали кооперативы с нуля? Профессор долго прикидывал и ответил: «Не знаю. Скорее всего, ничего». Слишком сильная стала конкуренция, слишком развит частный бизнес. Они сумели в XIX веке не пустить посторонних в обслуживание сельского бизнеса, а сейчас это сделать невозможно.

К большому сожалению, на современном этапе происходит некий противоречивый процесс: поддержку получают и те, и эти. Несколько примеров. Государственная поддержка возмещения затрат на строительство оптово-распределительных центров. Частное акционерное общество строит огромный оптово-распределительный центр, который не позволит возникнуть кооперативу по хранению сельхозпродукции, но получит на это возмещение из бюджета. Точно так же в некоторых регионах происходит субсидирование, скажем, скупки молока и другой продукции. Нам говорят: и кооперативу возмещение есть, и индивидуальному предпринимателю возмещение есть. Типа мы за такую демократию и либерализм. НО!!! Кооператив-то принадлежит тем, у кого ИП молоко скупает. А индивидуальный предприниматель дополнительную прибыль кладет к себе в карман.

Недавно было громко заявлено о поддержке кооперативов, ориентированных на экспорт. Вы тоже приграничный регион, у вас тоже есть соседи «за бугром». Мы с большим интересом восприняли эту тему, поскольку понимаем, как тяжело стать кооперативом-экспортером. И что? Вышло Постановление Правительства Российской Федерации от 15 сентября 2017 г. № 1 104

«О предоставлении субсидий из федерального бюджета российским организациям на компенсацию части затрат на транспортировку сельскохозяйственной и продовольственной продукции наземным, в том числе железнодорожным, транспортом». Точная формула расчета размера компенсации, перечень кодов продукции, в отношении которых осуществляется компенсация, и иные условия ее получения содержатся в Правилах предоставления субсидий из федерального бюджета российским организациям на компенсацию части затрат на транспортировку сельскохозяйственной и продовольственной продукции наземным, в том числе железнодорожным, транспортом, утвержденных этим самым Постановлением. Слово «кооператив» не упоминается ни разу.

Это инициатива Минфина с его показным либерализмом. Но кооператив не находится в равных условиях с прочими субъектами рынка. Частный предприниматель, чтоб потом эксплуатировать фермера, сейчас душу черту заложит, лишь бы победить в конкурентной борьбе. И, конечно же, кооператив затопчет. И станет экспортером, которого поддержит государство.

Третья причина плохой приживаемости кооперативной идеи – ментальное отторжение. К сожалению, за годы советской власти и за постсоветский период мы отвыкли договариваться на горизонтальном уровне, для нас это сложно. Нам удобнее решать свои проблемы либо в одиночку, либо за счет конкретной адресной поддержки государства. Зачастую вроде бы ничего дополнительно не нужно, чтобы скооперироваться, но все равно мы этого избегаем. Это тяжелая проблема, которая преодолевается только обучением, воспитанием, тренингом. Это такой ментальный барьер. Если хочется протестировать, есть этот барьер или нет на территории того или иного региона, задайтесь вопросом, не сколько у нас работающих кооперативов вообще, а сколько у нас в регионе существует кооперативов, созданных и действующих вне государственной поддержки. Вот тогда вы получите четкий объективный ответ на вопрос.

Говорить плохо о сельскохозяйственной потребительской кооперации сейчас уже не принято. Отвечая на вопрос, есть ли в том или ином регионе хоть какая-то кооперативная политика, мы вынуждены были разделить территории на три неравных части. Самая большая – области, где вообще нет никакой кооперативной политики. Вторая – политика непоследовательна, частично фрагментарная, ну и третья, самая маленькая часть, – где система создана, работает.

Это, в первую очередь, Липецкая область, которая сумела организовать такую систему поддержки СХК, где кооператив выращивают «от» и «до» сразу по нескольким направлениям. Это дало результаты только на седьмой-восьмой год.

К сожалению, фрагментарность никаких положительных результатов не принесет. Это как бочка с несколькими дырками: одни заткнули, но другие остались, и содержимое вытекло.

Элементы кооперативной политики должны иметь в себе несколько важных блоков. Во-первых, конечно, в работу должны включаться не только минсельхоз, но и другие подразделения федеральных органов, отвечающие за малое предпринимательство, а также органы исполнительной власти. Наличие муниципальных властей и их участие как в виде районных координационных центров, так и в виде работы руководства сельским поселением ОБЯЗАТЕЛЬНО!!!

Во многом успех липецкого эксперимента связан с тем, что с главы сельского поселения спрашивают: вся ли произведенная в ЛПХ продукция сбывается через местные кооперативы. И он должен за это отвечать точно так же как за школу, детский сад, благоустройство и прочее.

Теоретически сельхозкооперативы должны быть созданы фермерами, но на практике на этот призыв откликается самодостаточный СХТ, которому кооператив на самом деле не нужен. Он готов рядом со своим хозяйством поставить кооператив, который будет филиалом его собственного хозяйства. Так уж устроен человек, он своего не упустит!

Так где же найти независимого, заинтересованного именно в развитии собственной территории менеджера? Как правило, это глава сельской администрации. Что сделали в Липецкой области? Поступив где-то вразрез закону о муниципальной службе, заставили глав сельсоветов стать руководителями потребительских кооперативов. Да, с прокуратурой конфликтовали много, но результат того стоил.

Наконец, поговорим об институтах развития. На каждом этапе осуществления кооперативного строительства региональная политика должна мониториться, оцениваться, сколько все-таки сельхозпродукции реализовано через кооператив. Не поверите, во всей Российской Федерации – менее одного процента! 

В этом мониторинге неоценимую роль могут сыграть ревизионные союзы наших сельхозкооперативов. Мы привыкли к тому, что председатель ревизионного союза консультирует председателя кооператива, помогает избежать налоговых последствий, не наступить на те или иные грабли. Но самая главная функция ревизионного союза – на общем собрании членов кооператива сказать: председатель правления работал на вас или он работал и на себя тоже, или только на себя. Это делает директора ревизионного союза экспертом в оценке «кооперативности» любого кооператива, в том числе и грантополучателя.

Что было в этом отношении сделано на уровне многих регионов и проигнорировано в Саратовской области? Руководители всех действующих ревизионных союзов были включены в комиссии по выдаче грантов сельхозкооперативам. Это, во-первых, дало возможность задать претенденту на грант самые нелицеприятные вопросы типа: а есть ли у членов сырьевая база, кому принадлежит помещение и так далее. Во-вторых, это позволило комиссии собираться вне конкурса, чтобы обсудить, к примеру, что произошло с ценой на молоко на территории такой-то части такого-то района. Были случаи, когда псевдокооперативы закупочную цену на молоко «роняли».

В каких случаях кооператив создавать нельзя?

Первый. Когда нужно было основать производственный кооператив, например, по выращиванию перепелок, а создали снабженческо-сбытовой потребительский обслуживающий. Такие вещи происходят по незнанию.

Второй. Когда кооперативы регистрируются непонятно зачем. Они еще не выбрали направление деятельности, но уже зарегистрированы. Это когда телега впереди лошади. Любой кооператив на самом деле начинается с того, что его члены взвешивают: нужно ли нам это, что в нашей жизни после этого изменится, повысится ли существенно закупочная цена на молоко или только на 30 копеек.

У нас в Московской области было зарегистрировано около 87 сельскохозяйственных потребительских кооперативов, из них только 3–4 работали. Почему? Были нерентабельны? Их создали как дань моде.

Третий. Очень опасная тенденция. Касается многих регионов, хочется, чтобы у вас такого не было. Итак, власти желают организовать кооперативы по переработке мяса, молока, овощей и прочего. Но фермеры почему-то неохотно их создают. А давайте мы пойдем на молочный завод и попросим его владельца, чтобы он дал помещение и возглавил эту структуру, объединил вокруг себя хозяйства. Наш предприниматель, конечно, из штанов выпрыгнет, чтобы создать подспорье своему бизнесу, да еще за бюджетные средства. Только полученная структура будет кооперативом лишь по названию, у нее будет четкий бенефициарный владелец, а именно хозяин этого частного бизнеса. И он поставит кооператив себе на службу, а жизнь наших ЛПХ никак не изменится.

Четвертый. Еще один негативный пример – так называемый «опорный фермер». Это когда бросается клич, и под крыло сильного КФХ собирается «мелочь пузатая». Еще бы, если у нашего силача есть объем продукции на рентабельную загрузку 60% мощностей и появится перспектива получить практически «на халяву» переработку и недостающие 40%, он с радостью отдаст кооперативу свою землю, свое помещение, своего бухгалтера, своего охранника, свой транспорт, своих работников… И сделает филиал своего хозяйства, а ровно через пять лет, когда закончится срок отчета по гранту, он присоединит получившийся имущественный комплекс к своему КФХ. И если раньше закупочную цену на продукцию диктовал горожанин, то теперь сосед. Такое в ряде регионов уже было.

Пятый. В минсельхоз приходит человек и говорит: я хочу создать кооператив. Зачем? Чтобы получить грант. После долгих психологических переговоров выясняется, что человек пришел за бюджетными деньгами, а под каким соусом их получить, для него не важно. Это очень и очень тревожно. Понятно, что за бюджетными деньгами слетаются с удовольствием. Но даже если эти средства будут использованы на покупку основных фондов, закончится это печально.

Если в ходе дискуссии обнаруживается, что главная идея создания кооператива – это бюджетная поддержка, лучше эту идею из головы выкинуть. Вы лучше объединитесь, поработайте три-четыре года без бюджета, посчитайте свою выгоду и вот тогда можно будет к этой теме вернуться.

  

В ТЕМУ

На основании чего можно

Известный предприниматель Елена Николаевна Демидова, глава КФХ Саратовского района с 2004 года, знаменита тем, что всегда держит нос по ветру, переключаясь с торговли то на производство молока и мяса, причем разного, то на садоводство и так далее. Там, где есть возможность получить из бюджета грант, всегда ощущается аромат духов Елены Николаевны.

Елена Николаевна Демидова, глава КФХ Саратовского и Вольского районов:

– Я услышала от Андрея Валерьевича очень много «нельзя». Нельзя на базе хозяйства, нельзя во имя денег и так далее. А на основании чего можно? Мы здесь собрались не только обсуждать положительные моменты, но еще мы хотели бы поговорить о том, что  мешает создавать кооперативы и в Саратовской области, и в России вообще.

Я была в Липецкой области в этом году и знаю, какая там существует колоссальная поддержка из бюджета, она саратовцам просто не снилась. Там, чтобы вступить в кредитный кооператив, каждому ЛПХ дается по 20 тыс. рублей. Я ничего не путаю?

Кооперация, СПП ССК «Яковлевский», Базарно-Карабулакский район, Зариф Кешафович Акчурин, РСО «Агроконтроль», Андрей Морозов, Алексей Стрельников, Светлана Ундрова, Елена Демидова, Василий Андреев, Ержан Канафин, Жумагул Конгалиевич ТимировМорозов: Пять тысяч рублей на человека. Если в ЛПХ 4 человека, так и получается.

Демидова: В любом случае человеку для вступления в кредитный кооператив дается первоначальный взнос. Однако всё равно 40% средств кооператива должны быть своими, а где взять столько денег в ЛПХ? То есть базовое хозяйство, хочешь не хочешь, должно быть.

Ни одна нормальная финансовая организация не даст денег для вновь появившегося потребительского кооператива. Я это прошла, я знаю. Еще одна проблема: мы создаемся для некоммерческого сотрудничества, но трем своим работникам мы должны отдать по 18 тысяч рублей. Кроме того, мы должны заплатить налоги, внести членский взнос в Ревизионный союз, произвести текущий ремонт, заплатить за аренду и так далее, то есть в любом случае кооператив деньги заработать обязан. Поэтому, я считаю, все кооперативы должны формироваться на базе сильных хозяйств с большой материальной базой.

Возьмем Германию, про которую вы говорили. Там всё другое. У тамошнего фермера даже в мыслях нет забить для своих собственных нужд скот не на специализированном убойном пункте. То есть там весь скот проходит через бойню. А у нас по-всякому. То же самое можно сказать про реализацию и заготовку молока с выстроенной логистикой: немецкие производители должны сдавать молоко в строго определенное время и строго определенного качества.

Поэтому у меня есть предложение: при оказании поддержки начинающим кооперативам снизить долю собственных средств до 20%. А глав муниципальных образований, тут я полностью согласна, обучить и через муниципальное образование осуществлять поддержку по типу той, что оказывалась в 2009 году, когда каждому ЛПХ перечислялись средства на содержание скота.

Морозов: Каждому сельхозтоваропроизводителю очень хочется, чтобы появился кто-то, кто за него всё сделает, а взамен ничего не попросит. В одном из регионов нам довелось услышать от главы департамента малых форм хозяйствования следующий тезис: да не нужны нам эти кооперативы. Нам нужны такие организации, которые у фермера скупят продукцию задорого и не будут от него требовать ни личных вложений, ни участия в управлении. Да кто бы от этого отказался?! Гарри Джеймс Поттер Джоан Роулинг с его волшебной палочкой и заклинаниями. В жизни так не бывает.

Потребность в кооперации возникла оттого, что «перекупы» по природе своей «прессуют». Чтобы от этого избавиться, нужно сделать свое, то, чем будешь управлять. Государство помогает в размере 60%, да спасибо ему за это! А если будет помогать в размере 80%, низкий ему за это поклон. Но без своего участия в управлении, в контроле того, кто стоит во главе кооператива и назначает правила игры, аграрий превратится в такого же «перекупа». И когда он стоит во главе хозяйства, которое дало всё, с вероятностью в 90% через пять лет «опорный фермер» заметит себя таким же «перекупом». А если он сам это не почувствует, то жена ему дома скажет: у хозяина ООО дети уже учатся в Лондоне, а ты, занимаясь тем же самым, своих детей учишь в Базарном Карабулаке. Или ты берешься за ум, или я от тебя уйду. И только ваше личное участие в судьбе кооператива не позволит председателю подмять его под себя. Вот именно за это вы и платите Ревизионному союзу.

И вернемся к вашему первому вопросу: как надо? На самом деле это легкий вопрос. Но, как я уже говорил, на него простого ответа нет. Потому что у Александра Васильевича Чаянова описано, как надо было поступать 100 лет назад. А как теперь следует себя вести, изобретает население Российской Федерации прямо сейчас, на наших с вами глазах.

Что нащупала путем проб и ошибок Липецкая область? Мы считаем, что в Липецкой области есть два ноу-хау, которые можно выписывать огненными буквами. Первое, это мобилизация местного самоуправления на личное руководство кооперативом по принципу: «Возглавь и в интересах своего сельского поселения веди хотя бы несколько первых лет, потом отдашь руководство выращенному тобой или просто другому председателю». Второе ноу-хау – это приоритетное развитие кредитной кооперации. Когда сельхозтоваропроизводители в местном кредитном кооперативе в пределах одной деревни поняли, кто из них честный человек, а кто – жулик, кто займ вернет, а кто «зажухает», кто управляет, а кто уклоняется, тогда на этой базе можно создавать и перерабатывающий кооператив, и снабженческо-сбытовой, и какой-то другой ещё.

 

Мы понимаем, что такое кооперация. Наверное

Василий Михайлович Андреев, выпускник одной из лондонских школ бизнеса, председатель кооператива «Солнышко» Новоузенского района, образованного в 2016 году:

– Целью стало создание современной убойной площадки, которая бы соответствовала всем нормам. Причина: было тяжело сбывать продукцию. У меня самого как владельца ЛПХ было порядка 200 голов овец, другие ЛПХ тоже хотели развиваться, увеличить объем сбыта, чтобы продавать товар подороже.

Кооперация, СПП ССК «Яковлевский», Базарно-Карабулакский район, Зариф Кешафович Акчурин, РСО «Агроконтроль», Андрей Морозов, Алексей Стрельников, Светлана Ундрова, Елена Демидова, Василий Андреев, Ержан Канафин, Жумагул Конгалиевич ТимировВ итоге приняли решение создать кооператив. Получили грант порядка

3,5 млн руб. На эти средства была построена убойная площадка размером около 800 м2, мощность можно развить до 700 голов в смену. Все зависит от обучаемости персонала. На перспективу были построены камера шоковой заморозки и цех по обвалке, приобретены ленточные пилы, вакуумное оборудование, термоусадочный танк, всё это работает. В течение 2017 года мы взаимодействовали с фермерами и владельцами ЛПХ, руководством управлений сельского хозяйства не только Новоузенского, но и Питерского районов.

Основной результат нашей работы: поголовье мелкого рогатого скота (МРС), принадлежащего членам кооператива, возросло с полутора тысяч до 10 тысяч голов. И это не предел. Кроме того, было создано 4 рабочих места. Но главное в том, что мы увидели перспективу развития, самое важное, что люди остаются на селе, в кооперацию вовлекаются даже учителя.

Как говорил Андрей Валерьевич Морозов, цель кооператива – дать максимальную цену члену объединения, поскольку «перекупы» забирают добавленную стоимость себе. Если бы у нас была возможность получить грантовую финансовую поддержку и за счет нее выстроить правильную логистику, то мы могли бы, имея собственную скотовозку, например, ездить по районам закупать у членов СПоКа скот. Или доставлять нашу продукцию до Москвы, в настоящий момент мы работаем с цехами обвалки, которые отправляют мясо в сети «Ашан» и «Дикси». В Москве очень большой спрос на баранину. И если мы начнем поставлять свой продукт туда, мы сможем давать большую закупочную цену на месте, что подстегнет людей еще лучше работать, вкладывать свои силы в развитие мясного скотоводства.

Что касается идеи о 15 руб./кг проданной продукции – это отличный способ стимулирования. В этом году для членов кооператива был организован бесплатный убой скота. Если у нас будут субсидии, то мы сможем сделать бесплатными доставку животных и ветеринарное сопровождение.

Селян на самом деле интересует, что представляет собой кооперация, но всем нужно уделить время, всем надо «разжевать», что это такое, поэтому мы намерены прямо в начале 2018 года провести в муниципалитетах ряд совещаний с приглашением сельхозтоваропроизводителей.

Стрельников: Посмотрите, товарищи, молодой человек, который может построить бизнес в любом из областных центров, даже в Москве, работает на селе. Это тот драйвер экономики наших маленьких и средних муниципальных районов, которые должны развиваться за счет этих ребят. Примеры есть в регионе, их много, и мы их будем поддерживать.

Морозов: Молодой человек, который мог стать хозяином собственного бизнеса, реализовал себя как управленца, работающего в интересах сельхозтоваропроизводителей своей территории. Вот это вот здорово.

Кооперация, СПП ССК «Яковлевский», Базарно-Карабулакский район, Зариф Кешафович Акчурин, РСО «Агроконтроль», Андрей Морозов, Алексей Стрельников, Светлана Ундрова, Елена Демидова, Василий Андреев, Ержан Канафин, Жумагул Конгалиевич ТимировМогло показаться, что Алексею Владимировичу Стрельникову политически важно все убойные цеха области представить как плоды кооперативной деятельности. Вот и Ержан Камидуллович Канафин, председатель потребительского снабженческо-сбытового кооператива «Альянс» Краснокутского района, говорил слово в слово о том же.

Как только в районе остро назрел вопрос строительства убойного цеха, тут же был реанимирован старый кооператив, существующий на бумаге с сентября 2007 года (видимо, для того, чтобы формально соответствовать требованиям при получении гранта).

Подали заявку, получили деньги и начали строительство предприятия, его открытие намечено на декабрь 2018 года.

К чести Ержана и его команды, как мы выяснили, убойный цех строится «по уму», работами руководит Канафин-старший. Но, к сожалению, из местных жителей мало кто знает, что новостройка на въезде в районный поселок – это и есть кооператив «Альянс», куда можно вступить и получить поддержку, многие почему-то уверены, что это семейный бизнес.

Видимо чувствуя неубедительность в выступлении предпринимателя, Стрельников говорит:

– Прошу учитывать мнение руководителей наших ревизионных союзов, старайтесь придерживаться канонов. Формы и виды кооперации соприкасаются, перетекают друг в друга, происходит некая диффузия. Ревизионный союз нас жестко поправляет: шаг влево, шаг вправо – это уже не кооператив, это другая форма. Поэтому мы тоже учимся.

Кооперация, СПП ССК «Яковлевский», Базарно-Карабулакский район, Зариф Кешафович Акчурин, РСО «Агроконтроль», Андрей Морозов, Алексей Стрельников, Светлана Ундрова, Елена Демидова, Василий Андреев, Ержан Канафин, Жумагул Конгалиевич ТимировЖумагул Конгалиевич Тимиров, председатель сельскохозяйственного потребительского снабженческо-сбытового кооператива «Триумф» Ивантеевского района, считает, что созданный в 2007 году кооператив до сих пор работает благодаря господдержке. В 2008 году за счет субсидии открыли свой магазин, стали реализовывать свою продукцию, создали рабочие места. Когда пришло время открывать убойный пункт, решили и им заняться.

В 2017 году получили грант на его модернизацию, дополнительно поставили холодильники и спецтехнику. Сейчас кооператив снабжается детские сады района, школы, больницу, лицей натуральной продукцией с личных подсобных хозяйств и КФХ. Документооборот осуществляется благодаря системе «Меркурий». Предполагается опять получить господдержку.

Стрельников: А на что вы еще, кроме господдержки, рассчитываете? Что препятствует сегодня развитию кооперации?

Тимиров: Думаю, самое главное, чтобы не мешали работать, особенно контролирующие органы.

Что-то не ёкается, а надо бы

Спустя час сорок минут с начала совещания ведущий собрания заявил:

– Тот объем информации, который мы хотели вам дать, мы привели. Хотелось бы теперь услышать мнение с мест, голоса районов, где отсутствует какая-либо деятельность в этом направлении. Нет кооперативного движения в том или ином виде в Балтайском, Воскресенском, Духовницком, Ершовском, Татищевском, Самойловском, Федоровском районах. Все наши реформы и национальные проекты почему-то эти места обошли стороной. Как-то задело вас это совещание? Что-то в душе ёкнуло?

Владимир Евгеньевич Сударев, начальник отдела сельского хозяйства Балтайского района:

В отличие от соседей нам похвастаться нечем. На сегодняшний день у нас в районе нет ни одного кооператива, хотя в недалеком прошлом работали два снабженческо-сбытовых кооператива. Но они в 2008 году были обанкрочены.

Определенная работа среди фермеров и владельцев ЛПХ ведется, но на сегодняшний день мы пока согласия не находим.

Стрельников: Для этого вы там есть, чтобы согласие рано или поздно нашлось. Вы понимаете, у нас к вашему району очень много вопросов, начиная от поголовья КРС. Назовите, сколько в вашем районе крупного рогатого скота во всех формах хозяйствования? Сказать вам?

Сударев: 680 голов.

Стрельников: Чуть побольше: 1 700 голов вместе с ЛПХ. Я это к тому говорю, что у вас должно получаться, вы находитесь на местах. Вы – власть.

Как показывает практика, подчас снизу движение не идет. По закону, по логике. Для этого и существует власть, чтобы начать реформы сверху, развивать эту тему, мотивировать, стимулировать. У вас целый отдел, а скота нет, кооперативов нет. Подумайте над этим, пожалуйста. Мы сейчас будем давать на места руководителям муниципальных образований нашего региона некие посылы.

Ведь многое зависит от вас. Самая главная инициатива, куда деть зерно, исходит от вас. Стимулируйте внутреннее потребление за счет развития поголовья, за счет развития ЛПХ, через кооперацию в том числе. Присаживайтесь, очень плохо.

Следующим подняли начальника отдела сельского хозяйства Воскресенского района Сергея Сергеевича Янушко: Провели соответствующую работу с сельскими администрациями, выбрали 48 ЛПХ, где больше 10 голов КРС и свыше 30 голов овец, в список вошли и те ЛПХ, которые уже занимаются, как я считаю, элементами кооперации. Это закупка и реализация кормов, переработка и сбыт продукции. Два хозяйства закупают молоко.

Стрельников: Скажите кратко, у вас будет создан кооператив? Вы сегодня всю прибавленную стоимость отдали «перекупам», которые не оплачивают налоги, не выдают зарплату, сбивают цену и так далее. Они ведут «черный бизнес». Так почему бы вам в своем небольшом компактном районе с немногочисленным поголовьем, с одной из самых низких зарплат в регионе не заняться кооперацией. Поправляйте дела. На селекторных совещаниях мы этой темы забывать не будем. Начинает свою работу межведомственная комиссия при минсельхозе и по оздоровлению, и по финансовому состоянию, и по налогооблагаемой базе, и по производственным показателям. Очень прошу, коллеги, отреагируйте.

Вторая категория районов – те, где кооперативы зарегистрированы, но работы никакой не ведется. И таких районов очень много. Это Аркадакский, Вольский, Екатериновский, Калининский, Краснопартизанский, Новобурасский, Петровский, Питерский, Самойловский, Советский, Турковский. Я почти 7 лет отработал главой Советского района, у нас были хорошие кооперативы. Как будем возрождать, Людмила Михайловна?

Людмила Михайловна Беленкова, консультант отдела сельского хозяйства Советского района: Несмотря на то, что кооператив «Амир» зарегистрирован в Саратове (Ламповая улица, 7, 119. – Ред.), он очень активно работает на территории Советского района, закупает мясо у населения, имеет торговые точки на рынке «Юбилейный» в Саратове, построил убойный цех в Любимово. Учредителями кооператива является семья Беркалиевых, председатель Нариман Гарифуллович Беркалиев основал в Белополье свое КФХ, Набиулла Насырович Беркалиев открыл убойный пункт и получил как начинающий фермер грант на развитие мясного скотоводства. Любовь Юрьевна Беркалиева подняла поголовье скота с 50 до 900.

Кооператив «Возрождение», который когда-то возник по Нацпроекту, находится в стадии банкротства. Кооператив «Белые росы», который открывали по программе занятости, в этом году был закрыт.

На территории Золотостепского муниципального образования зарегистрировано КФХ Нурмугамедова, сейчас у него 105 голов, и на базе этого предприятия планируется создание очередного кооператива.

 Что-то не сидится, а надо бы

Приглашение на это совещание Олега Олеговича Подборонова, председателя совета Облпотребсоюза, героя резонансных разоблачительных публикаций саратовского журналиста Тимофея Бутенко из ИА «Версия Саратов» (кто не знает, он за них получил профессиональную премию) тут же превратило это мероприятие в обычную заседаловку. Как только Подборонов со своим заместителем заняли места в зале, стало ясно, что новый куратор отрасли в саратовском правительстве готов за «драйвера» кооперации выдать кого угодно, даже человека, который своего не упустит, мягко говоря. Ну, в общем, читайте Бутенко, и будет вам повод для раздумий.

Что же выдал бывший депутат областной думы, который на взлете своей карьеры обещал лично мне и нашим читателям возродить потребительскую кооперацию в регионе?

– Посыл понятен: кооперативам быть. И они будут. Нам рыбы не надо, дайте нам удочку. А «удочка» – это реализация. Многие находящиеся здесь кооператоры и владельцы КФХ посеют, сколько надо, и уберут, сколько надо, и кооперативы создадут. Но на сегодняшний день то засилье сетевых магазинов, которые пришли и в села, и на центральные усадьбы, и в города – вот это наша проблема. Это то, что мешает нам жить. Как только появится свет в конце тоннеля, и мы увидим, что кооперативы смогут получить конечный результат от выращенной продукции, я думаю, что всё попрет.

Записала Светлана ЛУКА

Понравилась статья? Поделись:

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.