Логотип газеты Крестьянский Двор

День поля 2018

TVS

Мертвая пчела жалит больнее

Пчелы – это не только живые аптечки, но и залог прекрасной урожайности. Многие растения относятся к опыляемым видам. Без пчелиной помощи они дают только треть возможного урожая. Почему же фермеры не призывают пасечников на свои поля, а, напротив, нередко травят беззащитных насекомых вместе с вредителями?

Эти вопросы обсуждались на первом заседании круглого стола 25 января. Тема звучала следующим образом: «Медом не намазано: проб-лемы и перспективы развития пчеловодства в Саратовской области». В редакции «Крестьянского двора» встретились пчеловоды, специалисты по племенному делу, представители минсельхоза и НИИСХ Юго-Востока. Инициатором общения на нашей территории стал Андрей Николаевич Кирилов, крупнейший в Саратовской области пчеловод.

 Медом не намазано

Андрей Николаевич Кирилов держит пасеку в Чадаевке Лысогогорского района и филиал – в Апшеронском районе Краснодарского края. В здешнем омшанике зимуют 2 тысячи семей, ульи стоят друг на друге по 4–5 штук, посередине оставлен коридор для вентиляции. Раньше и его занимали пчелиными зимовьями. Но насекомые при дефиците кислорода гибли.

По словам пчеловода, между аграриями и пасечниками в Саратовской области в последние годы складываются непростые отношения.

Крестьянский Двор, круглый стол, пчеловоды, 2018– В Краснодарском крае подсолнух выдает не менее 30 ц/га. У нас – порядка 10 центнеров, – рассказывает Андрей Кирилов. – Я два года сравниваю краснодарские земли и наши. Само растение и тут, и там развито прекрасно, корзинка одинаковая. Причем в нашем регионе почвенное плодородие местами даже выше. Возим
пчел в Самойловский район – там чернозем 1,5–2 м глубиной, краснодарцам такой бонитет и не снится.

Только южане сознательно используют пчел для повышения урожайности, а наши сельхозтоваропроизводители – нет.

Хорошие урожаи в Саратовской области – вопрос стратегический для всех нас. Соберем больше зерна и семечки – больше пойдет на экспорт – в селах станет лучше жить. До 1995 года пасечник и растениевод дружили, друг другу помогали. При Советском Союзе агрономов учили, что опыление как агротехнический метод повышает урожайность, чуть ли не каждый колхоз считал нужным держать свою пасеку хотя бы на 50–100 семей.

За живыми примерами пользы пчел далеко не надо ходить: я с фермерами встречался, разговаривал. Растет подсолнечник, сорт Лакомка. С одной стороны поля поставили улья и успокоились: большое дело сделали. Уборка семечки пошла, а урожайность-то разная. Со стороны ульев – 22 ц/га, к концу поля – 15 ц/га. Так получилось, потому что растениевод не знаком с культурой размещения пасеки. Пчелы опыляют территорию на 750 м вокруг улья. Значит, ставить семьи нужно через каждые 1,5 км.

В Краснодарском крае пчелу зовут на подсолнечник и на гречку. Мне предлагали с юга перебраться на север, корзинки опылять. Платить обещали, в зависимости от силы семей, по 500 рублей за 1 корпус. Говорят, обеспечим подвоз воды, медовый конвейер, охрану. Отказался: заключил договор с тепличным хозяйством в Апшеронском районе, поставил им 600 пчелопакетов.

Саратовская область занимает первое место в стране по посевным площадям подсолнечника. К сожалению, дилеры иностранных компаний многих фермеров подсадили на гибриды. Объясняют это тем, что растение самоопыляемое, пчел не надо, урожайность высокая. Обещают: 30–50 центнеров с гектара наверняка возьмете. А когда валовка аховая, списывают всё на засушливый климат. Влаги мол не хватает!

Вспомните, как выглядит корневая система подсолнечника. Корень уходит на 3–4 м в глубину, от главного – ответвления на 2 м во все стороны, и всё это переплетается микрокорнями. Нарисуешь – и ясно становится: до воды растение доберется, только вот возвращать в севооборот его нужно не раньше чем через 6–7 лет. Так что с влагой все в порядке! Проблема в другом – пчел нет.

Сергей Петрович Кудряшов, руководитель лаборатории селекции масличных культур ФГБНУ «НИИСХ Юго-Востока», старший научный сотрудник, кандидат сельскохозяйственных наук, утверждает:

– Подсолнечник – перекрестник, сорта самоопыляются на 15–30 %, гибриды – где-то на 70%, остальное – задача пчел. По советским нормам, на одном гектаре обязательно должны находиться 2–3 улья. Но в связи с тем, что многие фермеры не в курсе, ситуация складывается не слишком радостной. Хотя аграрии с образованием приглашают пчеловодов. Например, у Виктора Петровича Графова, директора Аркадакской опытной станции, пасека на полях постоянно стоит.

– На гибридный подсолнечник пчел надо больше, чем на сортовой, – продолжил Андрей Николаевич. – От
2 до 6 семей на гектар. Недоопыление пчелами прекрасно видно на мехтоках – пустые семечки летать начинают! А выращивать гибриды с низкой урожайностью просто невыгодно. Чтобы засеять 600 га, растениевод тратит на семена 3,5 млн, пестициды особые нужны – это еще 2,5 млн.

Многие фермеры переживают, как бы мы не разбогатели: столько меда собираемся с их полей накачать! Только пчеловоды в их карман не лезут. В Саратовской области такое количество энтомофильных культур – мы и без подсолнечника обойтись сможем. Тем более что гибрид с одного гектара дает только 1,5–3 кг меда, а сорт – 3–6 кг/га.

Мы хотим, чтобы растениеводы и пчеловоды сотрудничать начали. Аграриев сама жизнь заставляет к нам лицом повернуться! Они гуляли при закупочной цене в 25 тысяч руб-лей за тонну. А сейчас – 14 тыс., их в такую кабалу загнали! Не расплатившись с одним товарным кредитом, они вынуждены брать другой. Раньше денег на всё хватало: и окна в школах вставляли, и детские площадки оборудовали, и рабочие места создавали! До сих пор у нас молодежь осталась, не закрылись детсады. А теперь ни у кого средств нет…

 

Привкус пестицидов

И ладно бы фермеры просто отказывались от услуг пчеловодов. Насекомые в Саратовской области найдут, где нектар собрать, медоносов на наших пустырях и брошенных землях предостаточно. К сожалению, в игру вступает химия.

– Привычная история, – печалится Андрей Кирилов. – Стоит тот же Алексей Абальмасов, пчеловод из Самойловского района, на опылении подсолнечника. Владельцу поля консультанты подсказывают: тля у тебя, травить надо. И растениевод тут же обрабатывает участок инсектицидом, опасным для пчел. Цветущие растения далеко не каждым препаратом опылять можно, а тут еще и пчелы. Абальмасов возмущается. А фермер ему: ты две фляги меда взять хочешь, а мне урожай нужен хороший!

– Пасечники до 40 процентов пчел за зиму теряют, ни одна отрасль животноводства с такими убытками не сталкивается, – продолжает Андрей Николаевич. – А всё дело – в химических препаратах. Возьмем тот же «Борей» – инсектицид двухкомпонентного действия: имидаклоприд, 150 г/л и лямбда-цигалотрин, 50 г/л. Это как атомное оружие. Насекомые поражаются как при опрыскивании, так и при питании на обработанном растении и внутри него. Пчелы нектар собирают и в ульи несут. Прежде чем им опылять, пчеловодов нужно заранее за несколько суток предупредить, ульи за 4–5 км от полей увезти.

Дмитрий Львович Маслов, кандидат биологических наук, пчеловод-селекционер из Лысогорского района, уникальный специалист по искусственному осеменению пчелиных маток, добавляет:

– В Пензенской области численность пчел сократилась вдвое. Пока о том, что произошла самая настоящая экологическая катастрофа, вслух никто не говорит. Но всё впереди. У нас в области те же самые тенденции.

В прошлом сезоне в Калининском районе пригласили пчеловодов на опыление тысячи гектаров подсолнечника. Люди за свой счет ульи перевезли – а тут обработка. Пчелы ослабли, у кого-то – вообще беда: мертвые пчелы вокруг ульев попадали. И таких случаев много!

– Пасечник, при виде такого, даже инфаркт может схватить, – добавляет Андрей Кирилов. – Мертвые пчелы – они больнее жалят…

Наши пчелы травятся инсектицидами, мы их лечим, подкармливаем, помогаем, восстанавливаем. Но ядохимикаты действуют и на природных опылителей, им же никто не помогает! Обратите внимание: и шмелей,
и пчел-одиночек практически не встретишь, уничтожили. Прибыльность пчелы ведь не столько в получении меда, сколько в повышении урожайности и доходов с полей. Это уже вопрос государственного благополучия. Так не преступно ли со стороны наших властей забыть о пчеловодстве?

Игорь Георгиевич Козлов, директор ФГБУ «Саратовская меж-областная ветеринарная лаборатория», рассказывает:

– В 2017 году два района области обращались в наш отдел химических исследований. Пчеловоды заподозрили отравление гербицидами. Фермеры Турковского и Романовского районов обрабатывали химикатами поля подсолнечника. Гибель пчел отмечалась выше нормы, пострадали взрослые особи.

Оба случая отравления пчел гербицидами лабораторно подтвердились.

Полный текст читайте на страницых газеты "Крестьянский Двор" (№ 4 от 01.02.2018г.)

Понравилась статья? Поделись:

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.