Логотип газеты Крестьянский Двор

Агросоюзмаркет

TVS

Совет да любовь

«Год хлебороба» начался с того, что наших растениеводов «наказали» на 163 миллиона рублей, вложив одну шесту часть федеральных средств, предназначенных на оказание несвязанной поддержки сельскохозяйственным товаропроизводителям в области растениеводства, в укрепление кормовой базы животноводов. На сей раз одну корову мы приравняли не к четырём, как было в прошлом году, а к семи (!) гектарам пашни (учёными СГАУ подсчитано: этих денег как раз хватит, чтобы дотянуть до свежей «зелёнки»).

 История, когда растениеводческий бюджет секвестрируется в пользу КРС, повторяется третий раз. Однако поголовье скота и производство животноводческой продукции продолжают по всем фронтам неумолимо снижаться. Так, может быть, проще главного скотника области поменять? А заодно всю его команду? Или деньги отдать владельцам личных подсобных хозяйств – они производят бóльшую часть мяса и молока?

 Эти сомнения возникли не у меня одной. На недавнем заседании Общественного совета при минсельхозе области, где решалась судьба одного миллиарда сорока семи миллионов рублей, Олег Александрович Алексеев, депутат областной думы, член президиума регионального политсовета партии власти, координатор проекта «Российское село», признался:

 – Мы с вами понимаем, что бóльшая часть населения, а именно оно производит две трети животноводческой продукции, этих денег не увидит. Всё-таки хотелось бы понимать, насколько это перераспределение эффективно. Действительно ли это сдерживающий фактор, не позволяющий поголовью окончательно упасть? Где та грань, за которой мы будем видеть хоть какую-то небольшую динамику?!

 Алексей Васильевич Гришанов, работающий в должности заместителя министра по животноводству с 2009 года, с готовностью заявил:

 – Я думаю, что это решение в любом случае простимулирует сохранность поголовья. В 2015 году 69 миллионов рублей получил левый берег и 53 миллиона – правый. Судя по статистике, 75 процентов КРС сосредоточено на левом берегу, поэтому в 2016 году поддержка по левому берегу возрастёт с 69 до 95 миллионов, где-то на 38 процентов, а правый берег получит 68 миллионов.

 Вместо того чтобы встать на защиту своей отрасли, заместитель министра сельского хозяйства по растениеводству Александр Николаевич Зайцев также бросился в пространные пояснения:

 – Те хозяйства, которые занимаются животноводством, подавали справки на корма. Мы все ждали помощи от государства, но она не последовала. Часть этих средств должна быть использована в первую очередь, чтобы завершить зимовку. Именно на кормовую базу.

 Алексеев:

 – Мы с вами видим, что происходит не только в области, но и в стране. Давайте трепетно относиться к каждому рублю. Давайте индивидуально работать с каждым руководителем сельхозпредприятия. Он должен понимать, за счет кого получает деньги. Чтобы рублем дорожили.

 Александр Сергеевич Ратачков, председатель Сарагропромсоюза, в этот день вообще был в ударе:

 – Мы сейчас что хотим сделать? Увеличить поголовье всех видов скота?!

 Почему сегодня вдруг все начали заниматься растениеводством? Потому что во все времена животноводством было заниматься невыгодно. Давайте уж тогда пятьсот миллионов отдадим животноводам. Давайте 10 миллиардов отдадим животноводам. Им нужнее. Пока люди не поймут, что на животноводстве можно заработать, и заработать неплохо, до тех пор мы проблему в отрасли не решим. Мы же копейки платим за литр молока. Давайте увеличим эту сумму.

 В разговор вмешивается министр сельского хозяйства области Татьяна Михайловна Кравцева:

 – Уважаемые члены совета, я хочу вам напомнить, что мы рассматриваем несвязанную поддержку в растениеводстве. И говорить, что мы её направляем в животноводство, было бы некорректно. Она остается поддержкой в растениеводстве! Но она направляется тем многопрофильным хозяйствам, которые занимаются и тем и другим, на поддержку кормовой базы, учитывая, что возможности областного бюджета у нас ограничены, и мы прекрасно понимаем, что основной удельный вес государственной поддержки составляют федеральные субсидии, а основной удельный вес господдержки – это несвязанная поддержка. С её помощью мы поддерживаем многоотраслевые хозяйства с тем, чтобы они занимались животноводством, его сохранили и, даст бог, имели перспективу на его развитие.

 Присутствовавший на совете председатель Совета ветеранов МСХ, выпускник саратовского зооветинститута, бывший заместитель министра сельского хозяйства по животноводству, бывший начальник отдела сельского хозяйства Саратовского обкома КПСС Александр Семёнович Ульянычев считает принимаемые меры по спасению животноводства одновременно и «необходимыми», и «бесполезными»: «И в советские времена к животноводству наплевательски относились. Нужно, чтобы прибыль была, и тогда люди начнут заниматься разведением скота сами, без наших наказов, а так… Мы в своё время заставляли сохранять поголовье угрозами, силой, хотя существовали и хорошие меры поощрения животноводства. А сейчас я даже не знаю, как поступать». Вот и заместитель председателя правительства области Александр Соловьёв с министром Татьяной Кравцевой не знают, поэтому «совершенствуя методику», они по сути ничего в саратовской действительности в лучшую сторону не меняют.

 Только и слышишь благодарности в адрес учёных Аграрного университета, которые всё время «обосновывают» желания властей, «привязывают» несчастную голову КРС то к четырём, то к семи гектарам. А в результате у нас Озинский и Алгайский районы, находящиеся в одной микрозоне, оказываются в неравном положении. Алгайские фермеры, занимающиеся животноводством, получат в два с лишним раза больше денег, чем их соседи. То же самое мы наблюдаем в других микрозонах.

 Стоило врио директора ГНУ «Поволжский НИИ экономики и организации АПК» Евгению Феофановичу Заворотину заговорить о необходимости провести работу над ошибками, пусть не в этом году, так в будущем, как тут же возник Вячеслав Сергеевич Горбунов, директор ФГНУ РосНИИСК «Россорго». Начал прерывать своего коллегу. На что Заворотин вполне резонно заметил: «А вы вообще кто, чтобы меня поправлять?». Панч! Или в переводе с языка классического бокса – правый прямой в голову с дальней руки. Слухи ходят о том, что Горбунов-старший не очень уютно чувствует себя в Аграрном университете и мечтал бы вернуться в кресло директора института сорговых культур. А своего сына, бывшего автомобилиста, выпускника политеха, ныне доктора экономических наук, спит и видит директором ПНИИЭО АПК. «Настоящие» экономисты-ученики академика Анатолия Алексеевича Черняева пытаются всеми силами воспрепятствовать этому. Вот и возникает «трение качения».

 …Замечено, Общественный совет при министерстве сельского хозяйства Саратовской области собирается тогда, когда нашему родному ведомству нужно прикрыть одно всем известное место. Чтобы по нему не настучали разные контролирующие органы. Вдруг вздумается ФАС или прокуратуре задать вопрос: «На каком основании средства, предназначенные для повышения доходов сельскохозяйственных товаропроизводителей в области растениеводства, отдаются владельцам ферм?». А у нас есть классная отговорка – так решило экспертное сообщество. Вначале Общественный совет при минсельхозе, а потом и аграрный комитет областной думы. При этом на сайте нашего министерства вы не найдете ни фамилии председателя этого совета, ни секретаря, ни обновлённого списка членов. Чисто интуитивно вы догадаетесь, что это должны быть депутаты, представители общественных организаций, учёные и ветераны. Однако почему заседание совета продолжает вести заместитель председателя правительства области при живом министре – вопрос. Уже и не кандидат наук, и не авторитет, а тоже участвует в дележе федеральных денег. «Корректирует» механизм распределения субсидий. Участвует во внесении изменений в Постановление правительства области от 30 января 2015 года № 25П «Об утверждении положения о предоставлении субсидий из областного бюджета на оказание несвязанной поддержки сельскохозяйственным товаропроизводителям в области растениеводства».

 Основным условием получения субсидий по несвязанной поддержке остаётся проведение агрохимического обследования земель. Требование по отсутствию просроченной заработной платы в этом году принято решение исключить. Избыточным по совету Минсельхоза России признано и требование о соблюдении уровня оплаты труда не менее прожиточного минимума. Это положение исключено из постановления правительства, но включено в соглашение, которое минсельхоз области будет подписывать с каждым бюджетополучателем. Их опять будет не очень много, меньше двух тысяч. Несвязанная поддержка предоставляется на возмещение затрат по проведению агротехнических работ из расчёта на 1 га сельскохозяйственных культур. В 2015 году на эти цели был выделен 1 млрд 58 млн рублей, в 2016-м – 1 млрд 47 млн рублей, в том числе: федеральные средства – 969,3 мил, областные средства – 77,8 млн рублей. Сумма поддержки на 1 га останется на уровне прошлого года и ориентировочно составит 322-324 рубля. Кошкины слёзки.

 Заместитель директора ФГБУ «ВолжНИИГиМ» Владимир Александрович Шадских, услышав, что в этом году методика расчёта повёрнута в сторону засушливого Левобережья («с учётом влагообеспеченности сельскохозяйственных растений в вегетационный период»), горячо предложил обратить внимание на… лиманное орошение. Его тут же поставили на место, напомнив, о чём речь.

 Министр сельского хозяйства напомнила, в этом году производители семенного картофеля и овощей открытого грунта впервые получат несвязанную поддержку отдельной строкой: 34 миллиона из федерального бюджета и 3,3 миллиона рублей из областного. Делим на 10,8 тысячи гектаров «овощных плантаций». Получаем свыше 3 тысяч 450 рублей на гектар. В Волгоградской области на полторы тысячи рублей меньше. Одна беда: пока мы считали, Москва по каким-то причинам эти деньги сняла, и теперь они будут заводиться в бюджет ещё раз. Это означает: деньги для овощеводов придут гораздо позже.

 Стоит ли поддерживать наших животноводов рублём или проще про них вообще забыть, узнаем сегодня, на совещании, где будут подводиться предварительные итоги работы отрасли.

 Бывший министр сельского хозяйства области, ныне руководитель единственного в Лысогорском районе племрепродуктора Анатолий Ильич Девяткин меня недавно спрашивал, за что я так не люблю животноводов. Зачем ратую за сохранение несвязанной поддержки в неделимом, так сказать, виде и вложении её в землю? Пришлось оправдываться. Спрашивать, какие программы по спасению животноводства работают на территории нашего региона. Интересоваться, когда наши «молочники» в последний раз получали деньги за произведённое молоко. Сущие «грошики», а и тех нет ни за третий, ни за четвёртый квартал 2015 года. Смеёмся над соседней Ульяновской областью, а она вложила в своё сельское хозяйство 353,75 миллиона рублей, освоив 98,9 процента собственных средств. Про Пензу с Самарой я даже не заикаюсь. Наш процент «освоения» собственных средств – 48,1. Чуть ли не хуже всех в России! И процент освоения федеральных средств не идеальный, хуже, чем по другим регионам, – 93,4. Затыкать свои собственные прорехи федеральными средствами и при этом играть роль благодетелей, по моему мнению, – цинизм высшей марки.

 Никто не спорит, скотину спасать надо. Я тоже серьезно переживаю за судьбу отрасли. Но никто не говорит, что вслед за ней надо ещё гробить и небольшие фермерские хозяйства, занимающиеся растениеводством. Давайте тогда «окоротим» саратовский Россельхознадзор и другие проверяющие органы, которые просто помешаны на плодородии почвы. Сколько сотен тысяч рублей в виде штрафов по ч. 2 ст. 8.7 КоАП РФ заплатили наши фермеры за то, что не провели «обязательные агрономические мероприятия, направленные на восстановление и повышение уровня плодородия почв»? А кто им на это денег дал? И вообще, почему в число получателей федеральных средств входит лишь 1988 хозяйств? Остальные приговорены к ликвидации?

04.02.2016  548

Поделиться статьей в соц.сетях:

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.