Логотип газеты Крестьянский Двор

Агросоюзмаркет

TVS

Разбиться «в яичницу»

Ирина Михайловна Самохина (на снимке), бывший директор племенного птицеводческого завода «Маркс» Марксовского района, ушедшая по-тихому в начале июля на заслуженный отдых, решила на прощание хлопнуть дверью и насолить-таки своему преемнику и протеже Виталию Горбунову, работавшему до этого у Николая Музыченко в «Товарном хозяйстве».

Самохина быстренько слетала в Москву, в Россельхозакадемию, как следует на него нажаловалась, благо Горбунов в первый же месяц работы дал прекрасный повод завести на себя уголовное дело, и, пока тот с горя отдыхал в Турции, инициировала приезд в Маркс комиссии ГНУ МНТЦ «Племптица».

Буквально вчера москвичи прямо с самолёта двинулись выяснять сложившуюся ситуацию. Сегодня они должны будут, не знаю, известно ли об этих намерениях на Московской,72, встретиться с заместителем председателя правительства – министром сельского хозяйства Александром Александровичем Соловьёвым. Обсуждать в принципе нечего, поскольку ситуация напоминает даже не поминки, а сороковины. У завода больше нет лицензии на ведение племенной деятельности, оно лишено практически всех субсидий и дотаций. Работать на предприятии больше некому, поскольку прежний коллектив, некогда защищавший Самохину, разбежался, и в последнее время директор предприятия собирал яйцо своими собственными ручками.

Качество племенного яйца обсуждать не берёмся, но, судя по справкам минсельхоза, оно в последние год-два в основном продавалось как товарное. То есть шло в яичницу.

Бывший директор ППЗ «Маркс» Ирина Михайловна Самохина любит красивые жесты. Ей ничего не стоит встать перед коллективом и произнести знаменитый монолог Веры Марецкой: «Вот стою я перед вами, простая русская баба, мужем битая, попами пуганая, врагами стреляная, живучая…». Слеза прошибала, когда смотрели этот спектакль, – вылитая Вера Соколова из кинофильма «Член правительства» 1939 года.

В последний раз подобный «фарс» был разыгран 1 ноября 2012 года в белом зале правительства на встрече губернатора Валерия Радаева с сельхозтоваропроизводителями Саратовской области. Самохина уже знала, что хозяйство фактически доживает последние дни, специалистов на предприятии нет, ни о какой углубленной селекционно-племенной работе с линиями кур яичных кроссов не может быть и речи, птичницы получили расчёт и разбрелись кто куда, из-за высоченных цен на корма по причине засухи поголовье сокращено, территория захламлена… – но продолжала вести себя как героиня, которая спасает единственное в Саратовской области племенное хозяйство яичного направления. Мало того, она всегда себя вела как мученица, которая не имеет возможности нормально работать из-за постоянных рейдерских захватов, поскольку птицезавод находится практически на территории города, и, действительно, во все времена находилось немало желающих пожертвовать им ради строительства жилья, да и сельхозугодия для всех представляют немалый интерес.

Думаю, что и губернатор Радаев, фотографируясь на память со столь героической женщиной, был наслышан о происходящих на предприятии событиях. Иначе откуда бы взяться легенде про то, что хочет Ирину Михайловну извести не какой-нибудь там Юра Моисеев, бывший глава Марксовского района, ныне главный «аэропортостроитель» губернии, а сама Надежда Васильевна Школкина, заместитель председателя комитета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по аграрным вопросам. Самохина понимала, что ей, как и Президенту, на третий срок не идти, поэтому просила областное руководство не выталкивать взашей, а дать спокойно отработать до конца контракта. Она тянула время, надеясь пролоббировать в Россельхозакадемии своего человечка. В таких делах очень важен акт приёма-передачи, и бывший главный ветеринарный врач предприятий Александр Козлов, уволившийся по причине всем известного её «самодурства», был не к месту и не ко времени.

Надо сказать, что при Марии Самойловне Бабановой – начальнике отдела племенных ресурсов и биотехнологий минсельпрода Саратовской области – у Ирины Михайловны Самохиной вообще в работе никаких проблем не возникало. То же самое было и при министре сельского хозяйства Александре Викторовиче Игонькине. Проникаясь проблемами ОНО ППЗ «Маркс» ГНУ МНТЦ «Племптица» РАСХН и не стремясь глубоко анализировать эффективность используемых средств (да и вряд ли Ирина Михайловна позволила бы им это сделать), чиновники минсельхоза крепенько «помогли» яичному направлению. В 2006 году на счета предприятия из областного и федерального бюджетов было перечислено 5126,3 тыс. руб., в 2007 году – 4495,0 тыс. руб, в 2008 – 9717,5, в 2009 – 7649,7, в 2010 – 24255,7, в 2011 –14416,8, в 2012 –9254,8. В 2013 году счёт уже не на миллионы идёт, а на тысячи – 631,7 тыс. руб., причём большая часть – из областного бюджета.

А теперь проанализируем производство. По имеющейся в минсельхозе Саратовской области информации, реализация племенного яйца колебалась следующим образом: 2009 год – 1295 тыс. штук, 2010 – 1248 тыс., 2011 – 5967тыс., 2012 – 2834 тыс., 2013 – 0. Если эти цифры сравнить с общим производством племенного яйца, то получается, что из пяти яиц четыре отправлялись либо в яичницу, либо в тесто, либо в салат оливье, то есть съедались как товарные. А ведь себестоимость хорошего племенного яйца инкубационного яичного кросса на порядок выше товарного.

Сравним теперь поголовье по годам: 2009 – 183,9 тыс. голов, 2010 – 188,3, 2011 – 135,5, 2012 – 90; 8 месяцев 2013 года – 48,8 тыс. гол.

Узнав про всю эту «благотворительность», бывший министр сельского хозяйства Иван Бабошкин, негодуя, торопит, насылая на племзавод всяческие комиссии дабы проверить эффективность использования бюджетных средств. …Поздно кинулся, потому что главный повод поддерживать предприятие рублём исчез – статус племзавода остался лишь в названии. Самохина не подала документы ни в минсельхоз, ни в Россельхозакадемию, подозревая, что их никто не подпишет, чтобы не подставляться. Весной разгорелся самый настоящий скандал, Самохину попытались заслушать с участием членов правительства и депутатов, всем им она русским народным языком чётко выразила свою позицию. Послала так далеко, как нам идти с вами до Россельхозакадемии. Бабошкин рекомендовал на роль директора бывшего ветеринарного врача предприятия Александра Козлова. Однако Ирина Михайловна в одном общем месте хотела видеть и своего бывшего подчинённого, и саратовские комиссии. Она их всех переиграла.

Если бы я хотела лишний раз задеть самолюбие чиновников минсельхоза, я бы опять обозвала их за младенческое бессилие «пацанятками», но не буду. Как считают ветераны, знающие Ирину Михайловну немало лет, спасти ситуацию было нельзя хотя бы потому, что помощи она не просила. Выйдя однажды из объединения «Саратов-Птица», не захотев платить даже мизерных взносов, она невольно обрекла себя на одиночество. Да и конкуренты ей мерещились на каждом углу.

По мнению самых авторитетных саратовских птицеводов, сгубил Ирину Михайловну Самохину гонор, апломб, самолюбие и… жадность. В самые благополучные по экономическим показателям годы она платила своим рабочим просто смешную зарплату на уровне 8 тысяч рублей, помыкая людьми, как слугами, в результате осталась одна. По этой же причине она не смогла реализовать свой несомненный талант ветеринарного врача, потому что птицеводство одиночек не терпит. Людей нужно организовать и повести за собой, а не гнать в сторону водопоя.

Было, было, есть и будет в птицеводстве множество субъективных причин, по которым отрасль всегда будет находиться на грани рентабельности, но племенное дело – вещь вообще архисложная. Недаром специалисты утверждают, что наша страна в этом деле опоздала в сравнении с иностранными конкурентами лет на пятьдесят.

Вернёмся в Маркс. Мы не знаем, что могла открыть нового для себя комиссия из Москвы, мы не знаем, осталось ли на предприятии вообще хоть что-то от нашей былой гордости – отечественного кросса яичной породы птицы «Маркс-23» (яйценоскость финального гибрида за 72 недели жизни составляла в среднем 323 яйца на несушку), но знаем, что и новый директор Виталий Горбунов, и министр сельского хозяйства Александр Соловьёв имеют на руках результаты независимой экспертизы. Её провели специалисты американской компании «Хай-Лайн Интернешнл». Для тех, кто не в курсе: это самый настоящий пионер птицеводческой отрасли. Являясь единственной компанией в мире, которая имеет собственную молекулярно-генетическую лабораторию и команду молекулярных генетиков, Хай Лайн использует в своих селекционных и генетических программах результаты, основанные на ДНК-тестах.

Эксперты обнаружили уникальное по своей культуре производства предприятие в том смысле, что можно было бы хуже, да некуда. То, что написали американцы, тоже лучше читать на русском нелитературном, потому что главная претензия – бардак и антисанитария. Остатки поголовья кормят, чем попало, идёт сплошной токсикоз. Птицу надо забивать, территорию очищать, цеха отмывать, оборудование менять.

Владимир Николаевич Санталов (он в представлениях не нуждается) побывал в Марксе впервые за тринадцать лет. Навскидку, ничего особо не рассматривая, пройдясь только по трём цехам, бывший директор Михайловской птицефабрики называет самую скромную сумму необходимых вложений – сто миллионов рублей. Американцы говорят о том же.

Морально птицефабрика умерла лет восемь назад. Приобретённое по инвестиционному проекту клеточное оборудование, за которое ещё не успели перед Россельхозбанком рассчитаться, уже сейчас можно выбрасывать в металлолом, настолько оно варварски использовалось. И так далее, и тому подобное.

Предприятие уже сейчас не в состоянии нормально взаимодействовать с банковскими и налоговыми структурами, оно – банкрот, и банкротить его будут не Радаев и не Соловьёв, а Владимир Иванович Фисинин, вице-президент РАСХН, доктор сельскохозяйственных наук, профессор, академик РАСХН, заслуженный деятель науки РФ. Именем этого человека Ирина Михайловна Самохина не устаёт прикрываться, вот пусть теперь сама и объяснит ему, почему при увольнении не смогла даже часть собственной зарплаты получить. Говоря про мнимое экономическое благополучие предприятия, которое она якобы оставила своему преемнику, бывший директор ППЗ «Маркс», конечно, лукавит. Никто её не заставлял приглашать на своё место Виталия Горбунова, человека, прямо скажем, очень далекого от птицеводства. А раз позвала, значит, был между ними какой-то уговор, какая-то взаимная обманка, не сработавшая в нужный момент.

Возможно, весь этот шум возник только из-за того, что Самохина не успела вовремя погасить оставшийся банковский кредит в размере четырёх миллионов рублей. Беря его в 2006 году, она выступала перед Россельхозбанком поручителем не только как руководитель предприятия, но и как физическое лицо. Иначе денег не видать. Сейчас пришло время рассчитываться по всем долгам сразу.

…В перечне экономически значимых региональных программ по развитию подотрасли животноводства (птицеводство), рекомендованных к отбору комиссией Минсельхоза России в 2013 году, засветилось 18 регионов. В том числе Самарская и Ульяновская области, Республика Мордовия. Саратовской области там просто нет. Несмотря на то, что в 2012 году среди ввозимого в область мяса почти сорок процентов было курятины, а по производству яиц область занимает седьмое место в ПФО и восемнадцатое – в России.

Несмотря на существование ОАО «Птицефабрика Михайловская», ОАО «Саратов-Птица» и др.

Это ли не повод для размышления?

03.10.2013г.Светлана ЛУКА  265

Поделиться статьей в соц.сетях:

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.