Логотип газеты Крестьянский Двор

Насчитали на дело

В Энгельсском районном суде в с. Ровное слушается уголовное дело №238490 о предоставлении в минсельхоз недостоверных сведений при получении субсидий на оказание несвязанной поддержки в области растениеводства.

ИП Глава КФХ Инна Николаевна Свотнева, 1981 года рождения, обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 статьи 159.2 УК РФ – мошенничество при получении выплат. Причем, в одно производство объединены два идентичных эпизода за 2014 и 2015 гг. соответственно. Общая сумма ущерба – под три миллиона рублей. Предполагаемое наказание – «лишение свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового».

Если, конечно, прокурор докажет «корыстные побуждения», «заведомо ложные» сведения, «крупный размер», «организованную группу» и прочее.

Чтобы этого не произошло, в зале суда присутствуют сразу несколько адвокатов, в том числе и от правового центра телепрограммы «Человек и закон» Алексея Пиманова, а также представитель Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Саратовской области М.П. Петриченко.

Интересы потерпевшей стороны – минсельхоза Саратовской области – представляют главный специалист-эксперт отдела правовой работы МСХ области Андрей Юрьевич Труднов и, по очереди, начальник отдела развития растениеводства того же ведомства Наталья Львовна Шумкова либо начальник отдела экономического анализа и предпринимательства Надежда Валентиновна Михайлова.

Дело обещает быть громким, резонансным – в Саратовской области несвязанную поддержку в области растениеводства ежегодно получают, если не ошибаюсь, около 1800 человек. Так что эта тема затрагивает многих. Только раньше минсельхоз области, как главный распорядитель бюджетных средств, обращался в арбитражный суд. В случае с Инной Свотневой орган исполнительной власти области, руководимый министром Татьяной Михайловной Кравцевой, прибег к уголовному преследованию.

Введены обеспечительные меры, а проще говоря, наложен арест на автомобиль Honda CR-V 4 2008 года выпуска, оценочной стоимостью 1232 тыс. руб, он находится в залоге у Россельхозбанка, и квартиру, приобретенную на материнский капитал, оцененную в 1 335 982,69 руб. И то, и другое Инне Свотневой принадлежит на праве собственности.

Мало того, в апреле этого года минсельхоз, не дожидаясь результатов суда, отказал крестьянско-фермерскому хозяйству в субсидии по «несвязке» на 2017 год. В письме за подписью заместителя министра сельского хозяйства по растениеводству Александра Николаевича Зайцева говорится о наличии задолженности перед областным и федеральным бюджетами. Хотя это еще судом не доказано. Судья Святослав Игоревич Руденко выслушал только сторону обвинения.

Бумага терпит, перо пишет

Адвокат Ксения Сергеевна Вдовина, комментируя происходящее, постоянно обращает внимание на трудные для понимания нестыковки. И в датах, и в фактах. Например, сложно сказать, кто всё-таки на самом деле первым инициировал проверку КФХ Свотневой И.Н. Сотрудники МСХ области утверждают, что инициатива шла от полицейских. Те, мол, выявили нарушения и попросили написать запрос. Доказательств несколько. Например, 20 июня 2016 года в адрес начальника МУ МВД «Энгельсское» Игоря Николаевича Егорова направляется информация за подписью первого заместителя министра сельского хозяйства Н.Н. Кудашовой, к которому она, ссылаясь на инициатора некоего запроса, прикрепляет реестр платежных поручений, начиная с 2013 года. Здесь же копии гарантийных писем об отсутствии просроченной задолженности по заработной плате за 2014-2015 гг. и сведения о выделенных субсидий по «несвязке» за последние три года. В результате нехитрых подсчетов получилась общая сумма 3 499 916 рублей, из них в 2014 году было получено 1 414 010 и в 2015 год – 1 440 515. Позже первую фицру уточнят: 1 424 010.

Также в деле имеется письмо министра сельского хозяйства Т.М. Кравцевой №03-03-03-4918 от 17 августа 2016 года подполковнику Алексею Ивановичу Зякину, врио начальника полиции Межмуниципального управления Министерства внутренних дел России (МУ МВД России) «Энгельсское» Саратовской области. В нем она просит на основании письма №1/16048 от 15 августа 2016 года провести проверку деятельности КФХ Свотневой И.Н.в части выплаты в 2013-2015 гг субсидий на оказание несвязанной поддержки в области растениеводства. Заметим, благодаря блестящей работе нашей почты зарегистрировано это послание было лишь 28 августа.

Оперуполномоченный отдела экономической безопасности и противодействия коррупции (ОЭБ и ПК) МУ МВД России «Энгельсское» Саратовской области лейтенант полиции Денис Андреевич Гуськов, открещиваясь от «инсинуаций», заявляет, что получил сигнал от минсельхоза Саратовской области с просьбой провести проверку. В любом случае в материалах дела есть «Рапорт об обнаружении признаков состава преступления», поданный (обращаю внимание) 18 августа 2016 года на имя того же Алексея Ивановича Зякина.

В теории существуют только две возможности для возбуждения уголовного дела – по обнаруженному факту и по заявлению. Фактически нет ни того, ни другого. Судя по показаниям оперативника в суде, он по собственной инициативе продемонстрировал редкий пример похвального служебного рвения. Причины такого неподдельного интереса именно к Инне Свотневой, нестыковки в получении сведений Гуськов объяснить не может.

Например, все были абсолютно уверены, что минсельхоз, дабы не нести репутационные потери, будет отстаивать свою позицию отчаянно, до последней капли чернил. Тот же Труднов 22 сентября 2016 года на допросе утверждал, что подозреваемая не обеспечила выполнение одного из обязательных требований при получении субсидий: среднемесячный уровень оплаты труда (дохода) одного работающего должен был быть не ниже величины прожиточного минимума трудоспособного населения Саратовской области в 2013 году, а именно 6566 рублей. Тем самым причинила минсельхозу ущерб. На крайних заседаниях суда он заявляет, что претензий к Свотневой нет, никаких нарушений он не видит.

Казалось бы, заберите заявление и инцидент исчерпан. Но руководство ведомства продолжает настойчиво вести дело к приговору. Причина одна: еще зимой в своем уведомлении начальник ОРП на территории, обслуживаемой ОП №1 в составе МУ МВД России «Энгельсское» капитан юстиции Оксана Михайловна Карпенко предупредила: «В случае отказа от подачи иска ответственность за невозмещенный в ходе следствия и судебного процесса материальный ущерб, причиненный Саратовской области в лице Министерства сельского хозяйства Саратовской области, а также Российской Федерации, несет полностью Министерство сельского хозяйства Саратовской области».

Регулярно приезжающий на судебные заседания юрист из Москвы недавно попытался проникнуть в здание на ул. Университетской 45/52 и встретиться с министром Татьяной Михайловной Кравцевой, чтобы выслушать её точку зрения. Простояв на крыльце 20 минут, он вынужден был удовлетвориться беседой с руководителем пресс-службы Еленой Васильевной Прониной. Та якобы призналась, что инициировать дело о незаконном использовании целевых субсидий ИП Глава КФХ Свотнева И.П. вынудили главный полицейский района и районный прокурор. Юрист минсельхоза Андрей Труднов перед телевизионной камерой заявил, что минсельхоз Саратовской области не видит в действиях фермера никаких нарушений закона.

Однако, добавим от себя, сама мысль, что тебя уличат в коррупции, сейчас любого чиновника заставляет терять человеческий облик.

Слабая женщина в мужских играх

Тридцатипятилетняя Инна Николаевна Свотнева, пятнадцать лет из них она является женой Сергея Викторовича Свотнева и десять –главой КФХ, только сейчас вникает в специфику сельскохозяйственного производства. До этого она была просто любимой и любящей женщиной, матерью двоих несовершеннолетних сыновей Алексея и Арсения, 2002 и 2012 гг. рождения, и профессиональным… парикмахером. Прописка – ровенская, постоянное место жительства – Саратов. И потому, что старшему ребенку нужно дать хорошее образование, и потому что младший болен серьезным генетическим заболеванием. Когда при таких семейных проблемах вникать, кто кому и сколько заплатил, перечислены ли налоги в полной мере и в каком объёме, сколько реально работающих в КФХ и прочее? Наверное, этим объясняются её настойчивые «не знаю», «не помню» на вопросы следователя. Муж – импозантный, успешный, предприимчивый, надежный – официально всего лишь управляющий. Всё имущество, в том числе и недвижимое, обрабатываемая пашня, записаны на неё. У кого печать КФХ – тот и хозяин. Этот семейный лад всех устраивал до августа прошлого года, пока правоохранительные органы не начали трясти именно её. Вот тогда Сергей, наверное, впервые пожалел о широком жесте. Думал, весь мир бросить к её ногам, а получилось, что подвел под монастырь.

Пообщавшись с Сергеем Викторовичем Свотневым, руководителем одного из самых успешных агропредприятий Ровенского района, он только в этом году заплатил по единому сельхозналогу свыше 750 тысяч рублей, сильным человеком, который сам себя сделал, я не верю, что он не мог предотвратить интереса к себе правоохранительных органов. Увидев в ведомостях, которые попали в материалы дела, что он платит себе точно такую же зарплату, что и рядовому механизатору, и разнорабочему, я начала ругать его, на чем свет стоит. Можно, конечно, рассчитывать на то, что в отделах экономической безопасности и противодействия коррупции (ОЭБ и ПК) работают сплошные дебилы, но лучше этого не делать. Теперь Свотнев вынужден собирать показания свидетелей и характеристики, предоставлять море разных документов, нанимать адвокатов и беспокоить журналистов, отпаивать корвалолом жену и успокаивать деток вместо того, чтобы просто платить своим людям достойную белую зарплату. При обороте от 30 до 45 миллионов рублей в год можно было прибавить хотя бы тысяч на пять выше прожиточного минимума, потому что минимальная зарплата, которую так героически выдают многие наши руководители, обрекает их работников на социальную пенсию. Голую нищету! И в этом случае я таким продуманным, не обижайтесь, товарищ плохой.

Свотнев оправдывается: с бухгалтерскими кадрами в районе плоховато, никогда не жалел никаких денег, платил не меньше 30 тысяч, просто…

Вот за это «просто» кто-то из работников полиции получит очередную звездочку на погоны. Поэтому обращаюсь ко всем своим читателям и друзьям: люди, за вами подглядывает всевидящее государево око, денег в казне нет, за налогами, хотите - не хотите, придут к вам. Больше не к кому идти, потому что единственное, что в стране осталось в рабочем состоянии, – сельское хозяйство. А уж если ты рассекаешь на иномарке, даже заложенной в банке, – жди проверок и нездорового интереса к своей персоне.

Другое дело, что сейчас время бандитское, поэтому, прямо по пословице, спрос бьёт в нос. Куда не сунешься – везде с коррупцией борются махровые мздоимцы, всем либо денежек отстегни, либо корову забей на стейк, либо свинью на шашлык. И Свотнев своих проверяющих подкармливал. Из патриотических так сказать, чувств. По свинье в год. Пока у них аппетит не вырос.

Сотрудники ОЭБ и ПК МУ МВД России «Энгельсское» Саратовской области «паслись» в хозяйстве Свотнева не первый год, предлагая тому поделиться интересной информацией. Он всеми способами от них отделывался, но в прошлом году не получилось. Блестящий оперативник, фамилия которого постоянно фигурирует на страницах материалов уголовного дела, позвонил Свотневу и предложил услугу: на твою жену пытаются «возбудиться», заплати 300 тысяч рублей, и живи себе спокойно дальше.

«Ребята,– удивляется Свотнев. – Да я простой работяга, сам в случае необходимости на комбайне работаю, какие могут быть у меня проблемы с законом?» «Ну, смотри, твои проблемы».

Посоветовавшись со знающими людьми, Свотнев направляется в управление собственной безопасности, вооружается диктофоном и записывает все разговоры с вымогателем. Сумма уменьшается до 200 тысяч рублей, дело доходит до местоположения кирпича, под которым эти деньги будут лежать. В условленный день вымогатель звонит и сообщает: «Я знаю, что ты меня пишешь». Догадайтесь с трех раз, кто мог эту информацию слить. Свотнев до сих пор только руками разводит.

…Бедная Инна Николаевна, испытавшая в течение прошедшего года колоссальнейшее давление, сегодня панически боится передвигаться по Ровенскому и Энгельсскому районам. Потому что у местной полиции просто какой-то нездоровый интерес к её личности, то и дело останавливают, предлагают сдать отпечатки пальцев. (Сергей Викторович даже по этому поводу успел поругаться с начальником местных правоохранителей Андреем Подкладенко, объясняя тому элементарные вещи, что следственные действия закончились, дело передано в суд). Оперативник, который умудрился на пустом месте «нарыть» три тома компромата, сегодня занимается наркотиками. Вот так затормозят машину, произведут обыск, и внезапно выяснится, что ты не только казнокрад, но и зависимая во всех отношениях личность.

Может, меня кто-то заказал?

Адвокаты Инны Николаевны Свотневой искренне считают, что она стала жертвой политической кампанейщины. Коль уж свыше дана команда обнаруживать мошенников, то любые действия любого предпринимателя правоохранительные органы подведут под статью. А уж если жертва начинает срываться с крючка, они непременно постараются её оглушить. Примерно такая ситуация сложилась и в случае с ИП Глава КФХ Свотнева И.Н.

Зная про нездоровый интерес правоохранительных органов к их фермерскому хозяйству, супруги заказывают в ООО «Федеральный центр судебных экспертиз» аудиторскую проверку, наводят порядок в бухгалтерии и вносят в первой декаде августа 2016 года корректирующие данные за три года в отчеты по налогам и сборам. А что, имеют право?! Без каких-либо штрафных санкций, потому что инициатива идет снизу. Цена вопроса – сто тысяч рублей за три года.

Не ожидавшие такого поворота событий, оперативники ОЭБ и ПК начинают мотать нервы налоговикам, работникам пенсионного фонда, сотрудникам районного отдела сельского хозяйства. Свотнев в это время находится в поле, поскольку хозяйство расположено в пятнадцати километрах от районного центра в сторону Кривоярского, ведет уборку. Воспользовавшись тем, что управляющий уехал домой, поздним вечером два сотрудника отдела вместе с участковым приезжают в Лиманное и начинают уставших после работы людей вытаскивать из дома, двоих сажают в автомобиль, третий успевает убежать, привозят в отдел и начинают «брать показания». Свотнева искренне интересует, что человек может вразумительного сказать, если просыпается в 4 утра и весь день работает на жаре.

 Я читала свидетельские показания, которые содержат откровенно провокационные вопросы типа, «звонил ли вам Свотнев по поводу того, для чего мы вас вызвали», «вы вынуждены на него работать, потому что деваться некуда» и так далее. Возможно, я очень циничный человек, но меня такие «ловушки» больше не удивляют. О них надо помнить, к ним надо готовиться, потому что Россия по-прежнему остается страной, где половина населения сидит, а вторая половина – охраняет. Сергей Викторович Свотнев, конечно, пытался жаловаться на действия оперативников и в прокуратуру, и в следственный комитет, но бесполезно. В дальнейшем также многие инициативы адвокатов будут гаситься на корню, отклоняться, извращаться – привычная практика, о которой следует знать. И всё это с ведома Александра Вячеславовича Зубрилова, прокурора Ровенского района.

Сердце моё просто переполняет сострадание к Инне Свотневой и её мальчикам, но я вынуждена писать страшные, жесткие и неприятные вещи, потому что в нашей стране и от сумы, и от тюрьмы один шаг. Я прочла практически все материалы уголовного дела, и везде правоохранителями пишется одно и то же – «имеются достаточные данные, указывающие на признаки преступления». Следователь Карпенко всеми возможными способами доказывает: фермеры, ожидавшие проверки, спешно корректировали зарплату своих сотрудников, пряча концы в воду. Инна Николаевна Свотнева поправляет: в августе прошлого года корректировались налоги. А зарплата выплачивалась ровно так, как того требовали условия получения бюджетных субсидий. И даже на 200 с лишним руб-лей больше. То есть обязательства выполнены в полном объеме.

Вокруг этих двух мнений и раскручивается сейчас в Ровном судебная коллизия. Проведены бухгалтерская экспертиза (она подтвердила достоверность документов, предъявленных аграриями), зачем-то проводилась графологическая экспертиза гарантийный писем, которые была обязана отправлять Свотнева в адрес минсельхоза области. Были многочисленные выемки документов. Очные ставки. Заслушивались свидетели. Зачитывались постановления правительства области, по которым дело 2015 года вообще шито белыми нитками. В судебном заседании пройден экватор. Однако ни «преступница», ни её адвокаты так и не поняли, ни кто инициировал процесс, ни за что конкретно судят.

Зато есть мнение прокурора Ровенского района, который в беседе с Сергеем Викторовичем, прямо заявил: деньги в казну вернуть. Ну а если жена получит годик условно, так с неё не убудет. Свотнев тогда его не послушал, и следом возникло еще одно уголовное дело – за получение субсидии в 2015 году. Хотя уже вышло совершенно другое постановление правительства (я специально не называю их номера, аграрии знают наизусть), которое отменяло часть требований к получателю субсидии. Благодаря изменениям, в Энгельсском районе сразу «сдулось» несколько мыльных пузырей, которые шустрые правоохранители создали вокруг аграриев. Люди в последний момент освободились от удавок. Так, не поверите, уже в этом году всё вернулось на круги своя.

На этой оптимистичной ноте я прерываю свой рассказ. До следующего номера.

29.06.2017Светлана ЛУКА  795

Понравилась статья? Поделись:

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.