Логотип газеты Крестьянский Двор

День поля 2018

TVS

Куда уходят деньги, по каким адресам...

Звонит недели две тому назад Павел Александрович Артемов, депутат областной думы, генеральный директор пугачевской агрофирмы «Рубеж». Смеется как ребенок, даже завидно стало. Говорит, обращались в Москву на горячую линию чуть ли не в первые дни распределения субсидий по льготным краткосрочным кредитам на 2017 год. Отвечают: лимит исчерпан. «Кто же получил, – не возмущается, а прямо-таки хохочет обескураженный Артемов, обрабатывающий почти сто тысяч гектаров земли.– Неужели всё деньги племзавод «Трудовой» выбрал?».

А разве «Трудовой» Марксовского района с четырьмя тысячами голов дойного стада и великим лоббистом Сергеем Захаровиче Байзульдиновым (мы еще под стол пешком ходили, а он уже бюджетные деньги в родной колхоз гнал) – единственный агропромышленный гигант Саратовской губернии?!

Есть «молодцы» и покруче – ООО «Волжский терминал» Балаковского района, АО «Аткарский маслоэкстракционный завод», ООО «Новопокровское», АО «Агрофирма «Волга». Названия разные, а хозяин один. И все прошли через родимый Россельхозбанк. Чуете, на кого намекаю? Не на Олега Коргунова, конечно, которого в банке давным-давно уже нет, а на людей, что сидят в других кабинетах. Разве они могут проигнорировать интересы холдинга «Солнечные продукты»? Это наш локомотив, наша гордость, наше будущее! Сто пятьдесят семь тысяч гектаров земли в одиннадцати районах, если, конечно, информация с сайта «Солпро» не устарела. Так кого же финансировать, если не их?!

Ответ есть у меня – ООО «Свинокомплекс «Хвалынский» агропромышленного холдинга «КоПИТАНИЯ». Штаб-квартира в Москве. Он тоже оказался счастливым клиентом Россельхозбанка.

Наш племзавод «Трудовой» кредиты под 5% брал через Сбербанк. В этом же списке АО «Совхоз-Весна» Саратовского района, ООО «Сельхозтехника» Перелюбского района, ООО «Агрос» Турковского района, СХПК «Фортуна» Краснокутского района.

Знаменитая «Русь» Дергачевского района с 20 тысячами гектаров – иногда я её называю «счастливой», потому что за спиной руководителя стоит крепкий энгельсский инвестор, не чета простым фермерам, – прокредитовалась благодаря Альфа-Банку.

Таким образом, льготные краткосрочные кредиты оформлены для 11 самых крупных организаций Саратовской области на сумму 1млрд 792,1 млн рублей.

Единственное, что радует, – земляки хоть на сей раз не подвели Вячеслава Володина. Как пишет «Российская газета», в минувший вторник во время расширенного выездного заседания фракции «Единая Россия», которое было посвящено развитию сельского хозяйства, «Председатель Госдумы Вячеслав Володин призвал

к введению понятного распределения государственных средств на поддержку АПК в регионах и отметил непрозрачность нынешнего механизма. По его словам, средства, которые уже выделены на АПК в РФ, сельхозпроизводители «не видят во многих регионах», потому что «получают их холдинги, как правило, не из этих территорий». Так вот, в Саратовской области средства доводятся в основном до своих, саратовских, гигантов.

Не надо дёргаться, не стоит надеяться

Когда делят крохи, тема справедливости при распределении средств вроде как неуместна.

Недаром в минувшую пятницу со сцены РДК поселка Степное Советского района, где прошел первый в этом году Штаб по подготовке и проведению весенних полевых работ, заместитель председателя правительства области Александр Александрович Соловьев всё время отмечал десятикратную разницу между тем, что надо, и тем, что дала Москва. Мы сознательно в этом номере ставим как статистическую выкладку (стр.10-11) выступление заместителя министра сельского хозяйства по экономике и финансам Натальи Вениаминовны Кадниковой, хотя её выход к трибуне и ограничился чтением этой справки. Кадникова оторвалась от бумажки лишь на мгновение, когда надо было обозначить позицию минсельхоза по ещё одному скандальному вопросу – несвязанной поддержке на растениеводство. Сумма

по сравнению в прошлым годом сокращена вдвое, а в условия получения не только этих, но вообще всех бюджетных средств кем-то была внесена казуистическая поправка: «отсутствие задолженности по налогам, сборам и иным обязательным платежам в бюджеты бюджетной системы Российской Федерации по состоянию на первое число месяца, предшествующего месяцу, в котором планируется заключение соглашения».

Фактически это бомба, натуральная мина замедленного действия под предвыборную кампанию губернатора Радаева. Поэтому в этом вопросе туман был даже гуще, чем в теме с льготным кредитованием.

Судите сами. Лысогорский фермер-семеновод Виктор Бокаенков добросовестно готовится к весенним работам, планирует, сколько ему денег просить в банках, сколько он получит от двух бюджетов в виде субсидии, и тут приходит ему «черная метка» из налоговой инспекции. Подписанный акт сверки с налоговиками на начало 2017 считать ошибочным, на 13 февраля у вас имеется невесть откуда взявшееся пени на сумму 11 копеек. А 17 февраля появляется постановление правительства Саратовской области №63-П, в котором говорится, что должнику первый хлыст. Фигурально выражаясь, конечно.

До сегодняшнего дня не могли вы, Виктор Николаевич, на что-то рассчитывать, пусть и погасили эти копейки сразу же через ближайший банкомат. И в такую ситуацию, словно аграриев Саратовской области кто-то сознательно сглазил, попали соседи и друзья Бокаенкова, а также те, кого он в глаза никогда не видел. В Балтае наказаны на рубль, в Новых Бурасах – на червонец, в Базарном Карабулаке – на две сотни, в Романовке… В общем, саратовские мужики словно сдурели. А тут и объяснение подходящее нашлось: в налоговых инспекциях работают не люди, а машины, которые могут допустить технический сбой. Теперь же их вдруг взяли и отремонтировали.

На самом деле, как я понимаю, речь идет о диалектическом сбое в руководстве отраслью. Представители минэкономразвития во главе с силиконовой (врут, наверное) красоткой 1975 года рождения, с благословения вышестоящих начальников решили любыми способами спасать региональный бюджет. Недаром минувшим летом в регион приезжала московская комиссия и недвусмысленным образом советовала до 2020 года оздоровить финансы. Иначе Москва «крантик» перекроет.

 По этому поводу даже вышло специальное постановление правительства области от 8 июня 2016 года №280-П «О внесении изменений в постановление Правительства Саратовской области от 29 марта 2011 года №165-П». Отвечать за рост доходов, оптимизацию расходов бюджета и сокращение государственного долга для оздоровления государственных финансов Саратовской области на период до 2020 призваны, если сохранят свои посты, А.Г. Буренин, М.В. Горемыко, В.М. Разделкин, А.А. Соловьев.

К этому постановлению есть интереснейший план мероприятий, который читается как хоррор (жанр, состоящий из мистики и ужасов). Тут и пересмотр налоговых льгот, и увеличение размера ставок, и оптимизация налоговой сети, и сокращение мер социальной поддержки (уточнение понятия «нуждаемость» по-саратовски), в том числе сельским специалистам, объединение муниципальных образований и так далее. На 19 странице плана легко можно найти оптимизацию «отдельных видов субсидий юридическим лицам с обязательным условием отсутствия задолженности по налогам и сборам» и оптимизацию «расходов на возмещение части процентной ставки по краткосрочным кредитам (займам) на развитие сельского хозяйства, переработку и реализацию сельскохозяйственной продукции». Вот откуда ноги растут!

Меры по сокращению государственного и муниципального долга, чего уж тут говорить, вынужденные. Но почему отвечать за неэффективное управление экономикой региона должны простые фермеры?! Вопрос риторический.

Не люблю цитировать политиков, но тут вот какое совпадение. В тот же вторник, на том же расширенном выездном заседании фракции «Единая Россия», председатель Госдумы Вячеслав Володин напомнил министру сельского хозяйства Александру Ткачеву, что источником власти является народ. Ткачев, по информации ТАСС, во время мероприятия признался, что услышал от парламентариев «много интересного и полезного для себя». Обращаясь к депутатам, министр заявил, что они эмоционально пытаются донести информацию о проблемах «до власти, до государственных структур».

«Вы перепутали немного», — отреагировал на это Володин, пояснив, что парламентарии, представляющие интересы народа, «и есть власть». Ткачев, в свою очередь, заметил, что, говоря о «власти», имел в виду российское правительство. «Источник власти — народ, а депутаты — это представители», — заявил в ответ председатель Госдумы, отметив, обратившись к министру, что Ткачев «не на сельском сходе».

То, что народ — «единственный источник власти» в Российской Федерации, закреплено в Конституции России. Об этом записано в ст.3 документа. При этом в Конституции говорится, что народ «осуществляет свою власть непосредственно» или же через органы государственной власти и местного самоуправления».

 Согласитесь, смешно это всё читать, зная ситуацию на местах. А.А. Соловьев проводит рабочие закрытые селекторные совещания с начальниками районных управлений сельского хозяйства, на которых обещает с проблемой повальных претензий налоговых инспекций разобраться. Он говорит: минсельхоз взял на несколько дней тайм-аут. Но до Бокаенкова и до других саратовских аграриев эта информация дойдет с большим опозданием. И то при условии, что начальники районных управлений бросят все свои дела и начнут всех обзванивать.

Пока глубинка копит глухое недовольство, тот же Соловьев с огромным опозданием во времени проводит Штабы (ежегодно их число сокращается), где животрепещущие вопросы обсуждаются так же кулуарно, в полупустых залах, где число приглашенных аграриев смехотворно мало. Основную массу составляют представители коммерческих организаций, работающих в сфере АПК. Это всё я называю «политическим онанизмом», когда власть активно стремится сократить количество живых встреч с народом, зная, что ему сказать, в общем-то, нечего.

«Наша задача – всем сельхозтоваропроизводителям отдать несвязанную поддержку в марте», – Александр Александрович Соловьев громко заявил об этом на штабе в Советском районе перед представителями десяти левобережных районов. Но на сайте областного минсельхоза, который он курирует, этого заверения нет. Информация о штабе размещена, но написана она в свойственной для нашей пресс-службы манере: «кирды – берды вокруг скирды».

Припадем к «источнику»

А что же говорит народ, «единственный источник власти»? От его имени на штабе выступал мало кому известный фермер (всего 750 гектаров земли, два наемных работника) Иван Николаевич Самсонов из села Крепость Узень Новоузенского района. Чувствовалось, что это никакой не экспромт, всё, что говорит, человек выстрадал. «Вот у нас, как бы это сказать, страна едина, одинаковые законы на всех. Субсидии в том числе, налогообложение…Несвязанная поддержка сельского хозяйства, мне кажется, она действительно становится с нами не связана. Совсем. Такие условия предъявляются. Я подымаю

базу – пеня. Ну нет у меня пени. А эти пеня… Еще не обновлялась база налоговая с декабря месяца. Наш район перевели в Ершовскую налоговую. Поэтому я не могу на эту инспекцию воздействовать. Ну, конечно, там одна забеременела, другая три дня работает. Жизнь идет. Молодцы, девочки. (Смех в зале.- Ред.).

Я что хочу что сказать. Здесь говорили про подсолнечник. Мол, он исключен из субсидий. Но он у нас и не растет. У нас растет сафлор. Это засухоустойчивая культура, и она сейчас не субсидируется. Исключена, я так понял, из реестра. Мы никоим образом не разбогатели на этом сафлоре. Всего дает 7 центнеров с гектара. Реальная его рыночная цена – 7 тысяч рублей за тонну; 5 тысяч рублей с гектара мы всего получаем, не считая затраты на пахоту, на все остальное. Нам мало чего достается. Самое главное, он у нас, в полупустыне, растет. Но и его мы лишились.

По поводу льготного кредитования. Очень хорошая программа. Нам как бы и субсидии не нужны – дайте нам вот этот льготный кредит, и все. Но! «Хорошая программа» началась с января. У нас в районе еще ни одного человека его [кредит] не получили за эти три месяца. Тут Путин Ткачеву сказал «Надо поменьше бюрократии». После его слов, да – не четыре килограмма макулатуры, документов, согласований всевозможных, а два килограмма осталось (Смех в зале. – Ред.).

У нас есть Россельхозбанк, хороший банк. Ежегодно он нас кредитует. Просит: пожалуйста, берите кредиты – вот эсэмэски приходят – под 23,5 процента. Вот вам всё льготное кредитование. А так никому ничего не отказывают (Смех, аплодисменты.- Ред.). Коли здесь проходит штаб весенне-полевых работ, хочу рассказать о реальной ситуации. В Советском районе еще снег лежит, а у нас он почти весь сошел. В прошлом году 4 апреля мы уже начали сеять, помимо боронования. Время бежит, сегодня уже 10 число. Через две недели мы должны в поле быть. А тут у нас все идет…(Самсонов не может подобрать нужное слово.- Ред.) согласование там, одно, другое. Вот что я хотел донести до штаба». (Продолжительные аплодисменты. -Ред.).

На вопрос, подавал ли он сам заявку на льготный кредит, Иван Николаевич ответил: «Конечно, подавал. Я вначале пришел в Россельхозбанк. Там нам ответили: у нас нет такого штата, езжайте в Энгельс. Сколько раз туда вы поездите, это ваши проблемы. Можете там даже какое-то время пожить.

Сбербанк у нас тоже есть. Я именно Сбербанк имел ввиду, когда говорил про вот эти документы, про четыре килограмма справок. Вот я слышал, Эльвира Набиуллина сказала, что банки поставили в неравные условия. Почему-то крупным банкам дали, они теперь решают, кого субсидировать. Почему тогда остальным банкам не дали? У всех есть лицензии. У нас есть в Новоузенске много других банков».

После такого выступления Соловьеву ничего другого не оставалось сделать, как признать: «Совершенно правильно. Правильные вопросы ставите. Могу еще раз подтвердить актуальность».

 Не решились

Соглашаясь на словах с нашим фермером, тем не менее, ни Соловьев, ни министр Кравцева, ни брюнетка из минэкономразвития, ни руководитель фермерской ассоциации А.П. Кожин не дали хотя бы одно внятное интервью, в котором доступным языком рассказали бы, что вообще

происходит с финансированием госпрограммы. И подкрепили свои тезисы надежными цифрами. Поэтому мы вынужденно в этом номере даём интервью чиновника Минсельхоза России, который рассказывает, кому вообще пришла в голову мысль изменять систему субсидирования.

У нас, в Саратовской области, почему-то считается за норму выбросить на сайт МСХ пэдээфки постановлений и справок, как собакам кости, а вы, аграрии, разбирайтесь, если сможете. Вот и после штаба в Советском районе Соловьев дал команду начальникам районных управлений сельского хозяйства доклад Кадниковой размножить и довести до всех районов. А смысл? Как заявил Александр Петрович Кожин (его, наконец, приглашают за стол президиума), лимит фермерских заявок на льготное кредитование уже исчерпан.

Понимая, что в год выборов губернатора лихо лучше не будить, судьбу субсидий по несвязанной поддержке растениеводства в правительстве области решили, или делают вид, что решили. По крайней мере, уже вчера в Марксе на очередном штабе Соловьев заявил: Саратовская область первая, кто отказался от поправки с требованием: «отсутствие задолженности по налогам, сборам и иным обязательным платежам в бюджеты бюджетной системы Российской Федерации по состоянию на первое число месяца, предшествующего месяцу, в котором планируется заключение соглашения».Может это был пиар-ход такой. Кто ж его знает?

16.02.2017Светлана ЛУКА  779

Понравилась статья? Поделись:

Комментарии (0)

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.