Логотип газеты Крестьянский Двор

Эмболия, или Рынок без сердца

Илья Викторович Добрынин, руководитель зернотрейда холдинга «Солнечные продукты», сравнивает рынок с человеком. Он живой, «он точно так же кашляет, чихает и смеется», но он, как и природа, «без сердца». То есть не злой, но и не добрый. Он объективный, он просто отражает действительность.

В этом году ценовая действительность «оттягивается» на сельхозтоваропроизводителях. Так считают аграрии. Зернотрейдеры уверены: производственники в любом случае внакладе не останутся, поскольку закупочные цены упали на десятки процентов, а урожайность сельскохозяйственных культур выросла в разы.

Тем, кто сегодня жалуется на низкую закупочную цену на зерновые, тот же Добрынин советует поднабраться грамоты, научиться выращивать вместо фуража третий класс, и тогда…Что тогда, об этом я напишу в самом конце. А вначале расскажу незамысловатую историю про то, как лысогорский фермер Александр Иванович Бондаренко, обрабатывающий тысячу гектаров арендованной земли, оббивает пороги прокуратуры Калининского района. Пытается доказать, что элеватор во время сделки его «обмишулил»: называл одну цену, а после того как зерно оказалось на его территории начал демпинговать. И причина уважительная: «рынок обвалился».

Поэтому Александр Иванович не верит в «рынок без сердца». Он на своей собственной шкуре испытал, что рынок – это вполне конкретные люди, тот же Добрынин, которые частенько корыстны, хитры, необязательны.

По-хорошему, Бондаренко нужно обращаться не в прокуратуру и не в редакцию газеты «Крестьянский Двор», а в арбитражный суд. Но туда не с чем идти. Фермер, заключивший основной договор, начал завозить зерно на Калининский филиал АО «Элеваторхолдинг» (входит в состав холдинга «Солнечные продукты») ещё второго августа, а копию подписанного покупателем договора ему прислали по электронной почте только вчера в обед. Когда на руки дадут подлинник, он не знает. При этом элеватор принял от него несколькими партиями свыше сотни тонн зерна, не подписывая со своей стороны никаких документом. Объяснение простое и вполне логичное: якобы это не в компетенции рядовых менеджеров, резолюцию накладывает Саратов. И потом, фермер завозил поначалу зерно на хранение, не собираясь продавать.

Как тогда надо поступать? Цитирую пресс-службу холдинга: «Необходимо заключать договора с зафиксированной ценой и сроками поставки, и только после этого завозить зерно на элеватор. Сегодня аграрий везет зерно на свою карточку, после этого предлагает к продаже. Какая цена есть на момент предложения, по такой элеватор и покупает. В данном конкретном случае А.И.Бондаренко позвонил, узнал цены на сегодняшний день. Затем решил привезти зерно. Пока привез, пока решил заключить договор, проходит время, цена может измениться. Необходимо заключать договора!».

Фермер Бондаренко, который в поисках правды успел пообщаться даже со специалистом отдела по развитию агропродовольственных рынков, закупок и интервенций минсельхоза области Надеждой Дмитриевной Поповой, излагает свою версию событий. Он уверяет, что, несмотря на заключенный с ним основной договор, элеватор в течение десяти дней дважды без предупреждения понижал цену. Вначале 4 августа, когда тот приехал подписывать договор на реализацию, а затем 7 августа. Таким образом, первоначальные 5500 рублей за тонну «похудели» до 4800.

И опять, закупочные цены на зерновые падают на нашей памяти сотый раз, если не чаще. Чуть ли не ежегодно качаемся на ценовых качелях. Практически на всех, если не ошибаюсь, элеваторах существует практика переписывания актов передачи зерна от продавца покупателю в зависимости от конъюнктуры рынка. Не мне судить, законно это или не законно. Но если создана нормальная рабочая атмосфера взаимопонимания, люди не бегут жаловаться в прокуратуру и в СМИ.

«Мы никого не обязаны оповещать», – заявляет Илья Викторович Добрынин. Но раньше ведь оповещали по примеру других элеваторов региона. Директор Юрий Викторович Бакунович всегда старался находить общий язык с постоянными клиентами, ведь это только кажется, что фермер Бондаренко – «маленький и никчемушный». Хозяйство создано еще в 1997 году. В этом году оно намолотило тысячу тонн фуражной пшеницы, урожайность – 40 ц/га. И это на бедных приграничных землях Саратовского и Лысогорского районов.

Репутацию элеватора губят, по мнению Бондаренко, такие менеджеры как Павел Геннадьевич Замотов. Осенью прошлого года он вместо обещанных 20 тысяч рублей за тонну подсолнечника умудрился рассчитаться с фермером по 19520, «наказав» того почти на сто тысяч рублей. В этом году «урок» Замотова стоил почти тридцать тысяч рублей.

Министерство сельского хозяйства Саратовской области, боясь гнева аграриев, разослало по районам телефонограммы с указанием, куда обращаться с жалобами на действия элеваторов. Люди обращаются, но в ответ выслушивают одно и то же: элеваторы тоже коммерческие структуры и им тоже выживать надо.

В заключение пару слов о пшенице третьего класса. Калининский элеватор проучил ведь не только Бондаренко, но и Арслана Алиевича Гарутова из Саратовского района. Прежде чем везти зерно на реализацию, он перестраховался, обратился за определением качества в лабораторию НИИСХ Юго-Востока. Получив на руки документы, отправил на пробу две машины. Одну под покровом ночи на элеваторе даже успели разгрузить, но пшеница тут же потеряла в классности и, соответственно, в цене. Узнав об этом, фермер в спешном порядке вторую фуру развернул прочь.

Будучи опытным журналистом, я понимаю, что каждый подобный случай нужно разбирать тщательно и непредвзято. Но кто этим занимается в нашей области? Одна прокуратура?

17.08.2017Светлана ЛУКА  827

Понравилась статья? Поделись:

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.