Логотип газеты Крестьянский Двор

Агросоюзмаркет

TVS

«Злоумышленники»

 Новоузенский район, грант, животноводство, уголовное дело, КФХ Каримовой

Главное управление МВД России по Саратовской области на прошлой неделе сообщило: «В Саратовской области возбуждено уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере. У следствия есть основания полагать, что жительница Новоузенска осуществила незаконный убой племенного крупного рогатого скота, на разведение которого ей был выделен грант.

В 2015 году женщина, являясь главой фермерского хозяйства, получила от министерства сельского хозяйства Саратовской области грант в размере 1,5 млн рублей на разведение племенного крупного рогатого скота калмыцкой породы.

На указанные средства она приобрела 43 головы племенного крупного рогатого скота. В нарушение условий предоставления гранта в период с 2016 по 2018 годы был осуществлен убой 18 голов, что не было отражено в отчетных документах об освоении гранта.

Факт противоправной деятельности был выявлен сотрудниками ОЭБиПК МО МВД России «Новоузенский» Саратовской области совместно с коллегами регионального УФСБ.

Следственным отделом МО МВД России «Новоузенский» Саратовской области в отношении индивидуальной предпринимательницы – главы крестьянского (фермерского) хозяйства возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ. Расследование продолжается».

И пошло-поехало. Коллеги расстарались: «Фермершу подозревают в убийстве племенного скота», « Фермерша из Новоузенска подозревается в том, что тайно убила 18 коров, купленных на государственные деньги», «Фермер скрыла убой 18 «грантовых» коров», «Получившая грант фермерша отправила породистых коров на убой»…

Интересно, кто-нибудь из этих контент-менеджеров вообще видел «преступницу», поинтересовался, что ее толкнула на этот поступок?! А вот начальник районного управления сельского хозяйства Петр Александрович Аленин выразил редкое желание положить голову на плаху и на всех судах выступать в защиту Гюзели Шинбулатовны Каримовой. Да, нашу героиню зовут именно так. Ей сорок два года, она мать пятерых детей, редкая аккуратистка, примерная хозяйка, красивая женщина, верная жена, которая безропотно делит со своим мужем все тяготы жизни, и, простите, жертва обстоятельств. Обмануть ее проще простого, вот и сотрудники ОЭБиПК МО МВД России «Новоузенский», допросив ее, почему-то «забыли» дать на руки постановление о возбуждении уголовного дела. Пятого сентября полиция побывала на животноводческой точке Керимовых в селе Олоновка, убедилась, что поголовье КРС значительно, в 3 раза, возросло, пополнившись не только калмыцким скотом, но и симменталами, казахской белоголовой породой. На той точке армейский порядок, чувствуется рука хозяина-флотского старшины, скотина ухожена и упитана, сена заготовлено впрок, одна беда – бычки порой заходили на посевы соседнего фермерского хозяйства С.И. Тимонина. Но и в этом преступлении наши животноводы честно признаются сами, хотя их никто об этом не спрашивает.

Вместо «кровожадной аферистки», потратившей бюджетные деньги на квартиру в Саратове или на новый автомобиль, на улице Урожайной в Новоузенске меня встретила женщина, которая ежедневно печет хлеб для многочисленного семейства и много чего еще делает своими руками ради экономии. Она даже не пыталась защищаться или прикрываться детьми (те, увидев незнакомого человека, разошлись по комнатам и в течение двух часов даже не пикнули – вот вам воспитание), не корила мужа, не ругала судьбу, просто забилась в угол дивана и рассказала печальную историю про то, как она попробовала «легализоваться». И перечислила свои ошибки.

Дети «подземелья»

Государство, обещая поддержку сельскому предпринимательству, на каждом углу призывает животноводов-владельцев личных подсобных хозяйств выйти из тени, показать свои доходы, работать легально. Откликнулась на этот призыв и многодетная семья Каримовых из Новоузенска. В отличие от супруги, которую за тихий нрав соседи и знакомые просто обожают, глава семейства Навьюлла Рахматуллович, независимый по характеру единоличник, нажил немало врагов и даже уличную кличку приобрел. У нас же, в России, как? Кулаков раскулачим, алкоголиков пожалеем?! Право тащить, что ни попади, в норку имеют только суслик и муравей. А если трезвый семейный мужик, у которого в буквальном смысле семеро по лавкам, не стесняется никакого заработка, даже металлолом собирает и сдает, чтобы обеспечить детям достойную жизнь, то он у нас спекулянт, жулик и редкая сволочь. И никто не задумывается, что последним подарком в жизни этого самого Навьюллы был фотоаппарат, врученный ему свыше сорока лет назад колхозом за работу на плантации в летние каникулы. С шести лет задействовали мальчишку на поливе, потому что он был четвертым из девяти детей в семье чабанов. Родители, чтобы проложить своим чадам дорогу в будущее, никакой работы не стеснялись, даже частный скот пасли.

Новоузенский район, грант, животноводство, уголовное дело, КФХ Каримовой

После окончания Новоузенского техникума коренному степняку представилась возможность поработать на правом берегу Волги, в поселке Студеный Петровского района, затем два года отслужить на флоте, в Феодосии. После возвращения на место распределения пробовал себя в роли и главного зоотехника, и главного ветврача, благо руководство хозяйства хотело, чтобы он не только работал, но и учился. Однако тоска по степи, родственникам и друзьям взяла своё. И он вернулся. До сих пор считает это решение одной из самых главных ошибок.

– Ты почему за него замуж пошла? – спрашиваю Гузель.

– Потому что на самом деле мой муж никакой не хапуга и на деньгах он не помешан. Он – идеальный мужчина-добытчик, справедливый, живущий по принципу «все в дом».

Гюзель тоже оказалась идеальной женой. Выйдя замуж за человека на 12 лет старше себя, не потребовала ни свадьбы, ни белого платья, ни кукол на капот праздничного автомобиля, ни брильянтов в уши. Расписались, когда уже ждали первенца Алмаза, в 1998 году. Потом родились Азамат, Алия, Самир и в 2013 году Рамиль. Шестым оказался внук Навьюллы от первого брака, дошколенок Рустам. Согласитесь, не каждая женщина примет чужого ребенка как своего, а Гюзель как голубка над птенцом вьется. За эту бесконечную нежность, готовность к самопожертвованию и полюбил Навьюлла свою вторую половину.

– Таких женщин вообще мало на свете, она верит в меня, понимает, – признается супруг и выражает готовность защищать любимую «уголовницу» всеми возможными способами.

Первой жене и двум дочерям Каримов-старший оставил и дом, и сбережения, поступив как настоящий мужик. Начинал с молодой женой с нуля, в доме ее дедушки и бабушки. Помогать чем-то существенным ни ее, ни его родня не могли. Благословили, и то хорошо.

За газпромовские акции (в свое время ваучеры вложил с толком, не профукал) приобрел двухкомнатную квартиру и подержанный автомобиль «москвич». С него и начался их «семейный бизнес».

В девяностые годы, как и миллионы российских граждан, Навьюлла занимался тем, что называется «купи-продай». Только что в шкуре челнока не побывал, всего остального хватанул по самое горло. И в Казахстан за алюминием ездили: там покупали по три, а здесь продавали по 6 рублей за килограмм. И заготовителями мяса покрутиться пришлось: днем собирали по селам забитую им же самим скотину, клеймили у ветеринаров, собирали справки, а рано утром, еще по темноте, везли охлажденное мясо в Саратов, развозили по магазинам, забирали деньги и рвались назад. Максимум, что могли себе тогда позволить Каримовы,– пообедать в студенческой столовой Саратовского государственного университета, в нем теперь их невестка учится.

Потом они стали обеспечивать часть земляков еще и кормами, развозя зерно и дробленку по домам. У Навьюллы до сих пор от мешков плечи болят.

Но если вы думаете, что кто-то из них роптал или пожелал отказаться от планов, ошибаетесь. По признанию Навьюллы, он первые годы не мог поверить своему счастью: жена вообще не ругается. Не пилит. Руководствуется принципом: чем хуже дела, тем шире улыбка. Приободряет мужа, хотя сама – дочь бывшего главного агронома Александрово-Гайского района, могла бы и упрекнуть тяжелой жизнью.

– А за что его ругать, если он лишнюю минуту не посидит, если обеспечивает семью всем необходимым? А то, что он наши интересы защищает, так это свидетельствует о справедливости его характера, а не о склочности, – удивляется Гюзель.

Кто-то обвиняет таких «нелегалов-подпольщиков», как она, в стремлении посидеть на шее у государства, что-то выгадать. А она зарплату получала лет пять, не больше, когда служила почтальоном и социальным работником. Все остальное время ее «спонсором» и «инвестором» был муж. Вроде в городе живут, а по восемь бычков держали в полуразрушенном, не подлежащем ремонту малюсеньком сарае, пока не появилась возможность расшириться.

Вот почему как только прошел слух, что в окрестностях Олоновки продается чабанская точка и двести гектаров земли к ней, не задумываясь, влезли в коммерческие кредиты и взяли. Произошло это осенью 2014 года. К тому времени наши «богачи» уже пересели с «москвича» на «шестерку» и у них была старенькая «Газель» для перевозки мяса и зерна.

Потом «во всю спину» встала проблема выпасов, двести гектаров для прифермского севооборота мало. Опять влезли в кредиты, скупили у стареньких бабушек их земельные паи, и сейчас у Каримовых уже под 800 гектаров сельхозугодий, один из сыновей учится на агронома.

Когда слушаешь Гузель, возникает такое ощущение, что удача из этого дома ушла аккурат 16 июля 2015 года, когда комиссия под руководством заместителя председателя правительства области А.А. Соловьева, подсчитав очки (30, 28 балла из 40 возможных, 6 место из 34-х конкурсантов, 14 членов комиссии проголосовали «за», один «против») приняла решение внести ее в список получателей полутора миллионов рублей. Именно столько тогда на старте давали начинающим фермерам.

Не знаю, как в остальных регионах, а в Саратовской области все эти деньги должны были пойти не на укрепление материальной и кормой базы хозяйства, а на приобретение племенного скота. Что я считаю натуральной глупистикой, фермер Анатолий Быков из Марксовского района преступлением, а министр сельского хозяйства и заместитель председателя правительства области – единственно возможным способом поддержать племенные хозяйства региона. В результате получается жуткая вещь: мы рожаем второго ребенка, чтобы его стволовые клетки отдать первому. Выживут ли старшие дети при этом, большой вопрос.

«Ребенки», как показывает практика, выживают лишь в том случае, если у получателей грантов есть в родственниках очень крепкие фермеры, способные работать за себя и за «того парня». И тогда все происходит по отлаженной схеме: «начинающего фермера» получает сын, а через год-два его родитель претендует на «семейную животноводческую ферму». Потом «начинающего» дают племяннику, а на «семейную животноводческую» претендует сын. В результате государство поддерживает агломерацию родственников, целые династии. Но если ты, как Гюзель Каримова, «без роду-племени» и у тебя нет крепкого покровителя за плечом, вряд ли ты из этого круговорота блатных денег благополучно, без криминала, выберешься. Даже если будешь пахать так, как это делает наша героиня: до обмороков.

 Полную версию материала читайте в газете «Крестьянский двор» (№36, 2019г.)

Понравилась статья? Поделись:

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.